Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  2. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  3. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  4. Россия заявила о захвате Ивано-Дарьевки в Донецкой области, эксперты говорят о значительных успехах армии РФ и в Нью-Йорке
  5. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  6. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  7. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте
  8. Банкротится уникальное госпредприятие. Его больше пяти лет пытались спасти, но не получилось
  9. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  10. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  11. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  12. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
Чытаць па-беларуску


Представитель BelPol Владимир Жигарь до событий 2020 года работал в милиции, а потом уехал за границу. Он рассказал «Радыё Свабода» о том, как участвовал в охране Лукашенко во время приезда политика в Гомель.

Александр Лукашенко 24 июля 2020 года во время визита в 5-ю отдельную бригаду специального назначения в Марьиной Горке. Фото: пресс-служба Лукашенко

Владимир Жигарь — один из основателей организации бывших силовиков BelPol. До событий 2020 года он работал оперуполномоченным уголовного розыска Мозырского РОВД. Потом присоединился к команде «Страны для жизни». С 2020 года — в эмиграции.

— За время моей работы в Мозыре Лукашенко в город не приезжал, но дважды приезжал в Гомель. Один из тех случаев, когда он встречался с президентом Украины Петром Порошенко (встреча состоялась в октябре 2018 года во время Форума регионов Беларуси и Украины. — Прим. «Радыё Свабода»). И тогда всех сотрудников [милиции] области собрали в одном городе встречать так называемое ВДЛ (высшее должностное лицо).

Жигарь говорит, что это было «сомнительное удовольствие», но ездили все милиционеры.

— В три часа ночи ты приезжаешь в РОВД, огнестрельное оружие никому не выдают, а только палки резиновые. Затем на автобусах централизованно привозят в Гомель, где каждому сотруднику выдается предписание, где он должен находиться. Часам к 7−8 утра тебя привозят на «пункт», где ты должен находиться, и говорят: «Ну все, ждем». Ты спрашиваешь: «А когда, собственно, придет?» — «Ну, может, часа в четыре», — отвечают. «А что мне делать до этого времени?» — «Не знаю, ходи». Мне ходить сто метров туда, сто метров назад, вы серьезно?

При этом сотрудники милиции не могут никуда спрятаться, сходить в туалет или пообедать, поскольку постоянно ездят проверяющие, которые фиксируют, находятся ли сотрудники на своих местах.

— И вот он (Лукашенко. — Прим. «Радыё Свабода») едет, его везут по определенному маршруту. Потом едет назад, садится на вертолет и улетает. Когда вертолет исчезает, по радиостанции идет команда «Отмена». Все сотрудники могут расслабиться, их забирает автобус, везет к месту сбора, ты пересаживаешься на свой автобус. Если есть что поесть, то ешь и идешь к себе домой. А утром, и неважно, во сколько ты приехал, ты должен быть на работе и выполнять свои повседневные задачи, которых и так много, а становится еще больше за день отсутствия.

Владимир Жигарь говорит, что только из одного Мозыря в Гомель приезжало два автобуса с милиционерами. Приезжали сотрудники МВД и из других райцентров.

— Собирают много, очень много. И это, кстати, тоже хороший показатель. Когда стоишь и смотришь на все это действо, понимаешь, что человек, у которого якобы столько поддержки, как он сам себе пишет, так боится людей. Просто же рядом никто не ходит, машины не ездят, припаркованные авто проверяют, опечатывают люки, опечатывают крыши, подвалы. Если у человека такая популярность, разве он должен так бояться своего народа? В принципе, он должен ходить по улице среди людей, и никто его не должен трогать, — считает представитель BelPol.