Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  2. В литовском пункте пропуска «Медининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  3. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  4. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  5. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  6. В центре Днепра российская ракета попала в пятиэтажку. Есть жертвы, под завалами могут оставаться люди
  7. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  8. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  9. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  10. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  11. В ВСУ взяли на себя ответственность за падение российского ракетоносца Ту-22М3: «Он наносил удары по Украине»
  12. Будет ли Украина наносить удары по беларусским НПЗ и что думают в Киеве насчет предложений Лукашенко о мире? Спросили Михаила Подоляка
  13. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  14. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  15. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
Чытаць па-беларуску


«Такого не может быть», — думаешь, когда узнаешь историю этого человека. Человек, который успел дать показания на своих соратников, бежал в Украину. Там он оказался в Буче во время оккупации — и в итоге едва избежал народного самосуда, так как грабил дома. Сейчас его, вероятно, ждет реальное наказание в Украине, пишет «Наша Ніва».

Белорус Сергей Лукьянов обвиняется в мародерстве во время оккупации Бучи. Коллаж: «Наша Ніва»
Белорус Сергей Лукьянов обвиняется в мародерстве во время оккупации Бучи. Коллаж: «Наша Ніва»

18 октября украинский суд заочно арестовал гражданина Беларуси, которого обвиняют в том, что он занимался мародерством во время оккупации Бучи. За это Сергею Лукьянову грозит от пяти до восьми лет заключения.

Буча — одна из самых ужасающих страниц российско-украинской войны. Пригород Киева с населением 36 тысяч человек месяц пробыл под российской оккупацией. Только в Буче оккупанты убили почти 500 человек, а во всем районе найдено более 1300 тел жителей.

Когда люди начали возвращаться, то заметили, что их дома ограблены. Записи камер видеонаблюдения показали, что некоторыми из грабителей были люди, которых они считали приятелями, жившими совсем рядом. Среди таких людей они узнали своего соседа-белоруса, которого знали как Сергея «Шляха».

Их удивлению не было границ — у него была семья и трое детей, ему помогали соседи, которые считали его жертвой белорусского режима, а мужчина имел хорошие связи с местной администрацией. Удивляло также, что мужчина смог свободно передвигаться по Буче.

Шокированные соседи вызвали полицию. При обыске у Сергея нашли несколько велосипедов, десятки единиц дорогостоящей техники и много дорогого алкоголя. А на заднем дворе дома он закапывал чужие золото и украшения. Тогда же стала известна его настоящая фамилия — Сергей Лукьянов — и всплыла его белорусская история.

Кто такой Сергей Лукьянов?

Сергею Лукьянову 38 лет. В Беларуси последняя известная работа мужчины — художник в Свято-Елисаветинском монастыре. Также известно, что не менее 10 лет с перерывами Сергей проработал в России. Там они с бригадой занимались созданием мозаик и рисунков для различных зданий, включая культовые постройки, а также строительными работами.

Сергей во время работы в 2011 году в Москве. Фото: соцсети
Сергей во время работы в 2011 году в Москве. Фото: соцсети

В 2019 году он вступил в незарегистрированную партию Николая Статкевича «Народная грамада».

«Тогда был большой набор, кажется, еще перед выборами в парламент 2019 года. И пришло очень много людей, включая и своеобразных, мягко говоря. Работать с ним было трудно. Он очень многословен, любил писать капслоком все свои „умные мысли“, суетливый человек. Также у него полностью отсутствует критика к себе и, судя по последним событиям, эмпатия тоже», — рассказал «Нашай Ніве» бывший член партии «Народная Грамада», ныне находящийся в эмиграции.

После этого Лукьянов поучаствовал с «Народнай грамадой» в парламентских выборах, сменил несколько структур и присоединился к чату «Армия с народом».

«Армия с народом» — телеграм-чат и канал, созданные в июне 2020 года. Суть их была в том, чтобы агитировать за изменения в стране представителей силового блока. 24 июня «Армия с народом» провела открытую сходку активных подписчиков на реке Птичь под Минском — а уже на следующий день начались задержания членов и администраторов чата.

Хапун зацепил около 20 человек, из которых пять в итоге остались под стражей — это член «Народнай грамады» Сергей Спариш, Антонина Коновалова, Сергей Ярошевич, Сергей Коршун и Евгений Привалов.

Попал под репрессии и Сергей Лукьянов, который тоже был на сходке. Его задержали 29 июня 2020 года, но выпустили со штрафом, как и большинство задержанных тогда. Дальше началась совсем другая история.

Показания и мутные объяснения

Второй раз Сергея задержали 21 июля, через три недели после первого освобождения. На допросе он дал показания на Николая Статкевича и будущих фигурантов дела «Армия с народом», потому что «испугался за жену и детей». Так он объяснил журналисту «Нашай Нівы».

После во «ВКонтакте» он писал, что пошел на второй допрос 29 июля.

«Когда Сергей вышел, он даже писал или звонил Марине Адамович, жене Николая Статкевича. Сказал, что попал в тюрьму и дал показания на Николая, но вроде там ничего такого не было, а он должен был спасать свою семью, — говорит бывший активист партии «Народная грамада».

Впоследствии он пообещал всем, что расскажет об этом публично, но сказал, что сделает это не сразу, а когда «решит свои вопросы и семья будет в безопасности». И вскоре он прислал активистам партии ссылку на свою страницу. И там был текст, что, мол, он дал показания, но постарается все исправить на очередном допросе в СК.

На какое-то время после этого Лукьянов исчез, потом снова появился.

«После этих событий большинство соратников по партии прервали с ним отношения», — рассказал «Нашай Ніве» собеседник.

Тот самый пост Сергея. Фото: соцсети
Тот самый пост Сергея. Фото: соцсети

С самим Лукьяновым по этому делу «Наша Ніва» поговорила еще в июне 2022 года. Он тогда сказал:

«Я не мог говорить по делу «Армии с народом» более того, что знал на тот момент. Под угрозой насилия в отношении беременной жены и малолетних детей я пошел на сделку.

Я видел людей на встрече, но я не знал их имен и других персональных данных, я рассказал, как они себя вели, и дал согласие на очную ставку. Но когда я вышел с Окрестина, то спрятал жену с детьми в Беларуси, так как она не хотела уезжать, а сам сел на велосипед и уехал через Россию.

По делу Статкевича им были от меня нужны показания и они их выбивали. Я знал, что придется им что-то дать.

И я рассказал о том, что Статкевич призвал к бойкоту выборов — это была его позиция, но он делал это публично. И поэтому я решил, что этого им будет достаточно.

Поэтому считаю, что в тех моих показаниях я не причинил людям вреда, и этих показаний недостаточно, чтобы осудить людей. По этому поводу я не давал больше информации КГБ-ГУБОПиКу, кроме того, что дал по принуждению, и то, что по смыслу я вам описал.

Я признал факт показаний публично на своей странице во «ВКонтакте». И минимизировал возможные последствия тем, что уехал в Украину, а потом вывез жену и детей», — сказал нам Лукьянов.

Николай Статкевич получит 14 лет колонии. Фигуранты «Армии с народом» — от 4,5 до 6 лет колонии.

Сергей Лукьянов становится «Шляхам»

В Киеве Лукьянов представлялся как «Сергей Шлях», и в диаспоре почти никто не знал его настоящей фамилии.

«Первое впечатление о нем было хорошее. Он был очень активен, даже слишком, генерировал много идей. Он тогда еще делал проект «Варта святла» и много других политических инициатив. Люди общиной помогали ему и его семье из-за того, что они беженцы и детей много у них. Все, что тогда он говорил, — это что он как-то активничал в 2020 году, за это его преследовали, что он уехал на велосипеде, после вывез беременную жену (она родила в Украине) и двоих детей. Что он художник, делает мозаики», — рассказал «Нашай Ніве» киевский знакомый Сергея.

В Буче было пространство «Портал», Лукьянов с ним сотрудничал. К примеру, ко дню города в Буче в 2021 году он делал герб города.

Герб города Буча с мозаикой авторства Лукьянова. Фото: его инстаграм
Герб города Буча с мозаикой авторства Лукьянова. Фото: его инстаграм

Бывший сосед Лукьянова в Буче рассказывает, что тот наполнял весь эфир телеграм-чата белорусов своими инициативами.

«Знаете, иногда казалось даже, что он или провокатор, или личность, от которой следует держаться подальше — поэтому контакта с ним я не искал», — замечает он.

Сергей Лукьянов на акции «Варта святла». Фото: соцсети
Сергей Лукьянов на акции «Варта святла». Фото: соцсети

Когда началась война, то Лукьянову с семьей предлагали помочь выехать.

«Сергей отказался и остался в Буче, а жена не решилась надавить, так как она в их паре скорее ведомая, — вспоминает киевский приятель. — Но человек, предлагавший помощь, оставил им большую сумму денег, чтобы, если они захотят выбраться, у них была такая возможность.

После с ними потерялась связь. И люди из диаспоры начали бить во все колокола, чтобы их найти — писали в чаты, писали волонтерам, что семья с детьми в оккупации. И тут всплыла фамилия Сергея — Лукьянов.

Тогда люди, знакомые с Антониной Коноваловой и Сергеем Ярошевичем, рассказали нам о том, что он давал показания. Всплыли странные и подозрительные истории о нем — информация о поиске разошлась широко, и люди начали его узнавать. А потом мы узнали о том, что он делал во время оккупации».

Бучанская история

Сосед Лукьянова выехал из Бучи за пару дней до войны. Но продолжал следить за местными чатами.

«Читать их было страшно — люди говорили, что у них кончается еда, кончается вода, спрашивали, как пройти, чтобы их не убили оккупанты, прощались с соседями на всякий случай. Люди начали удаляться, менять никнеймы…

Сообщение Сергея Лукьянова в начале войны
Сообщение Сергея Лукьянова в начале войны

Однажды в чате написал наш сосед: «А вы знаете, что Сережа обмародерил все наши таунхаусы?» Причем многие с ним нормально дружили и помогали его детям, шашлыки жарили вместе. И все, кто был там под оккупацией и знал его, видели, как он лазил по домам, и узнали его.

Русские брали трофеи и запаскуживали дома, а Лукьянов тащил все без разбора. У нас он ничего ценного не забрал, так как мы переехали до войны. Но у остальных, кто не готовился к переезду, он забирал, например, технику. Вещи он закапывал и складировал повсюду у себя дома.

Так выглядят таунхаусы комплекса «Кентербери 1», которые обнес Лукьянов. Синим на карте обозначено место, где жил Лукьянов, а красным — таунхаусы. Фото: Google Maps / Кентербери 1
Так выглядят таунхаусы комплекса «Кентербери 1», которые обнес Лукьянов. Синим на карте обозначено место, где жил Лукьянов, а красным — таунхаусы. Фото: Google Maps / Кентербери 1

И когда наши начали выкладывать фото того, что он набрал — там очень много странных вещей. Из моих вещей он забрал, к примеру, какую-то старую порванную сумку, термосы. Люди возвращали накраденные им вещи больше месяца и разбирались, что кому принадлежит, часть отдала жена Лукьянова уже после его ареста.
Когда приехала полиция, то произошла интересная история. В Украине она старается соблюдать все процедуры — не забрала даже в СИЗО сначала. После Сергея закрыли на какое-то время, но он вышел под залог и начал жить в своем доме, будто ничего не было, и всем говорил, что делал только хорошие вещи. А потом сумел выехать из Украины», — говорит белорус.

Лукьянов умеет манипулировать людьми, считает наш собеседник. Когда вскрылись факты о его поведении во время оккупации, одним он стал объяснять, что собирал эти вещи, чтобы недорого их продавать и кормить свою семью, а также помогать людям во время долгой оккупации, другим — что так он уберегал вещи от россиян-мародеров.

Сообщения Сергея Лукьянова с объяснением его поведения в Буче. Скриншот из чата
Сообщения Сергея Лукьянова с объяснением его поведения в Буче. Скриншот из чата

Бывший киевский друг Лукьяновых задается вопросом: «Как получилось, что он, крепкий молодой мужчина, смог спокойно передвигаться по Буче?»

«Он рассказывает, что его даже задерживали, но он, по его версии, просто сказал оккупантам, что он белорус, и его отпустили. Он в целом странно себя вел, а в один момент заявил нашему знакомому, что собирание чужих вещей стало вроде… его хобби. Это нас всех тогда сильно потрясло».

Рассказ Сергея о ситуации в Буче своему другу. Скриншот из чата
Рассказ Сергея о ситуации в Буче своему другу. Скриншот из чата

После того, что стало известно, белорусы Украины прервали с ним отношения.

Жену Лукьянова с детьми вывезли из Бучи в Польшу украинские волонтеры, и она какое-то время жила в лагере для беженцев. После в Варшаве нарисовался и сам Лукьянов.

«Лукьянову трудно дать оценку, — рассказывает его бучанский сосед, — оккупация — это была альтернативная реальность, в которой люди попали в ненормальный мир. Я думаю, это какая-то специфика личности. А с другой стороны был такой случай. Он украл у кого-то охотничье ружье, а после вернул его хозяину. А когда его выпустили, то соседи к нему пришли и сказали, что жить здесь он не будет. Тогда Лукьянов в ответ: это я одно ружье отдал, а вы не знаете, что у меня дома».

Сообщение Лукьянова с угрозой соседям. Скриншот из чата
Сообщение Лукьянова с угрозой соседям. Скриншот из чата

Сам Лукьянов «Нашай Ніве» объяснил свои действия так: было сложное время оккупации, и он действовал по обстановке, чтобы обеспечить выживание семьи.

«Я обеспечил, но пришлось нарушить закон. Мы все что-то человечное тратим. Но сейчас я во всем признался следствию и добровольно вернул вещи, кроме того, что было похищено некоторыми лицами, которые воспользовались тем, что на момент следствия ко мне была применена мера лишения свободы.

Небольшая часть накопленного Сергеем Лукьяновым в Буче. Фото из сюжета телеканала Белсат
Небольшая часть накопленного Сергеем Лукьяновым в Буче. Фото из сюжета телеканала Белсат

Я не могу сейчас точно сказать, что на тот момент я принимал адекватные и верные решения, когда вокруг бомбежка, убийства. И, к сожалению, это было вне закона, но это помогало выжить. Мне сейчас стыдно перед соседями и перед всеми людьми.

Выбрался из Украины я очень просто — пересек границу, купив билет на поезд до Перемышля. Меня досматривали пограничники и таможенники, но вопросов у них не возникло, кроме того, что я просрочил документы, так как тогда не имел статуса беженца — за это мне выписали штраф. И в моем паспорте есть штамп, что я совершенно законно пересек границу с Польшей».

Что сейчас с героями этой истории?

Сергей Лукьянов подался на международную защиту в Польше и, по сведениям наших собеседников, раз его не депортировали, то он должен был ее получить. Жена и дети находятся с ним.

Мужчина сейчас ведет кружок для детей украинских беженцев в центре города, во Дворце науки и культуры в Варшаве. Рассказывает о войне, о Буче и даже нарисовал портрет Зеленского.

Нынешнее творчество Сергея Лукьянова — Зеленский в образе Бэтмена и детский кружок. Фото: его инстаграм
Нынешнее творчество Сергея Лукьянова — Зеленский в образе Бэтмена и детский кружок. Фото: его инстаграм

Также недавно мужчина поучаствовал в резиденции в «Доме творцов», созданном бывшими политзаключенными художниками. Он был одним из создателей инсталляции, которую показывали на фестивале «Тутака».

Николай Статкевич отбывает наказание в Глубокской колонии на самом жестком, особом, режиме. Его часто помещают в ШИЗО, в заключении он перенес воспаление легких. Более восьми месяцев от него нет никаких известий — в колонии отвечают просто, что он жив и находится там.

Антонина Коновалова (ИК-4) и Сергей Ярошевич (ИК-20), которых задержали осенью 2020-го, сначала были осуждены на 5,5 года каждый. Со времени ареста они не видели детей, которые сейчас живут с бабушкой в Польше. Сергею Ярошевичу в январе 2023-го добавили еще девять месяцев заключения.

Сергей Коршун отбывает наказание в ИК-3 «Витьба». В ноябре-декабре 2022-го Сергей провел 38 дней подряд в ШИЗО. За решеткой пишет стихи.

У Евгения Привалова двое детей, и он отбывает наказание в ИК-2 в Бобруйске.

Все перечисленные лица внесены в списки «причастных к террористической деятельности». Из-за этого они не могут получать деньги на счет в колонии и им почти невозможно будет устроиться на работу в Беларуси.

Белорусы, знавшие Сергея Лукьянова, отказались помогать ему и семье — это единственный такой случай в диаспоре.