Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  2. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  3. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  4. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  5. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  6. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  7. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  8. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов
  9. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  10. ВСУ нанесли удар по полигону в Донецкой области. Российские военкоры сообщают о десятках погибших, Минобороны РФ — молчит (18+)
  11. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  12. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  13. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  14. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  15. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
Чытаць па-беларуску


С 2020 года власти Беларуси довольно активно используют международный розыск Интерпола для преследования людей по политическим делам. В базы организации попадали Светлана Тихановская, Павел Латушко и непубличные белорусы, на которых заводили уголовные дела за участие в протестах. Рассказываем, как устроен международный розыск и можно ли проверить, кто попал в базы подозреваемых.

Штаб-квартира Интерпола в Лионе. Фото: сайт Интерпола
Штаб-квартира Интерпола в Лионе. Фото: сайт Интерпола

Что известно о задержаниях белорусов, включенных в базу Интерпола?

С начала текущего года публично известно по крайней мере о пяти случаях, когда граждан Беларуси задерживали за границей из-за попадания в базы Интерпола.

  • 7 февраля гражданина Беларуси Владислава Гириса задержала полиция в Неаполе. Гирис жил в Польше по гуманитарной визе, а в Италию приехал отметить свой день рождения. Итальянские силовики сообщали, что международный ордер на его арест был выдан по запросу белорусских властей в 2020 году за мошенничество. Белорус провел в неаполитанской тюрьме полтора месяца, на родину его так и не экстрадировали.

  • В начале марта из Кыргызстана в Беларусь экстрадировали Владимира Кадарию. Он рассказывал, что перед поездкой в Кыргызстан бежал из Беларуси в Украину (где получил статус беженца), опасаясь политического преследования. Генпрокуратура Беларуси утверждала, что Кадария проходил по делу о хищении имущества в особо крупном размере. Позже Следственный комитет опубликовал видео, на котором мужчина признает вину и отрицает преследование по политическим мотивам. СК утверждал, что сотрудничал по делу Кадарии с Интерполом.

  • В апреле стало известно о задержании 37-летнего белоруса в Испании, где он жил вместе с женой. Белорусские силовики внесли его в базы розыска Интерпола за взяточничество, совершенное в 2013–2016 годах. Делом задержанного занимался испанский суд. Неизвестно, принял ли он в итоге решение об экстрадиции.

  • 25 сентября 53-летний белорус был задержан в аэропорту Подгорицы, столицы Черногории. Белорусская сторона объявила его в международный розыск Интерпола по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере. Черногорские СМИ сообщали, что мужчина арестован для экстрадиции в Беларусь. Дальнейшая его судьба неизвестна.

  • 31 октября гражданин Беларуси пытался въехать в Украину по польскому проездному документу. Оказалось, что белорусская сторона объявила его в международный розыск по делу о мошенничестве. Украинский суд решил не экстрадировать мужчину в Беларусь из-за остановки дипломатических контактов между странами.

Нельзя утверждать, что во всех этих случаях силовики объявляли в международный розыск людей только по политическим причинам. Но то, что белорусские власти после 2020 года используют Интерпол как инструмент охоты за политическими противниками, — известно точно.

Так, белорусская сторона объявляла в международный розыск Светлану Тихановскую и Павла Латушко. Позже Интерпол сообщил, что отказывается разыскивать Тихановскую (отказ от розыска Латушко публично озвучен не был).

В 2021 году польская полиция задержала белоруса Макария Малаховского — его имя оказалось в базах Интерпола. В Беларуси на мужчину было заведено уголовное дело за наезд на сотрудника ДПС во время протестов 13 августа 2020 года. В Польше он жил на основании гуманитарной визы. Малаховского отпустили из полиции на следующий день после ареста. После этого случая в Польше заявили, что будут «добиваться от Интерпола введения системного решения по дополнительной верификации заявок на международный розыск, поступающих из Беларуси и России».

В том же 2021 году объединение бывших силовиков BYPOL опубликовало запись разговора начальника отделения разыскной работы одного из минских РУВД Сергея Бормосова с сотрудником белорусского Национального центрального бюро Интерпола Дмитрием Медведевым, где они обсуждают, как можно обойти запрет Интерпола на объявление в международный розыск людей по политическим мотивам. Дело в том, что третья статья конституции (устава) Интерпола запрещает организации участвовать в политических делах.

После случая с Малаховским Офис Светланы Тихановской и BYPOL направили в Интерпол официальное письмо с предложением прекратить сотрудничество с белорусским режимом. В ответ на запрос издания BBC организация сообщила, что ознакомилась с опасениями белорусской оппозиции и дополнительно проверяет запросы, приходящие из Минска.

«Национальные бюро Интерпола в разных диктаторских странах были замечены в использовании розыска в политических целях»

Проблема в том, что власти Беларуси могут обходить запрет Интерпола на международный розыск «политических» довольно легко. Об этом «Зеркалу» рассказал бывший сотрудник милиции и представитель BELPOL Владимир Жигарь:

— У Интерпола есть система «уведомлений», которые маркированы разными цветами (по-английски они называются notices, их еще переводят как «циркуляры», «формуляры», «ноты». — Прим. ред.). Красные — розыск лица, подозреваемого в совершении преступления. Синие — установление местонахождения человека в рамках криминального дела (но они могут и не предполагать его арест). Зеленые могут распространяться на человека, в отношении которого проводятся лишь оперативно-разыскные мероприятия, но у которого еще нет процессуального статуса (то есть на него не заведены уголовные дела). Предполагаю, что белорусская сторона может отправлять некоторые запросы в Интерпол как раз в виде синих или зеленых формуляров. Существует и еще одна лазейка — рассылка. В этом случае подозреваемого не добавляют в общие базы — идет рассылка на определенные страны, где, предположительно, он скрывается. Насколько знаю, в таких случаях проверок со стороны Интерпола нет никаких.

В Интерпол входит 195 стран-членов. В каждой из них есть так называемое Национальное бюро Интерпола. В Беларуси оно работает в структуре МВД.

— Основная задача такого бюро — перевод и корреспонденция документов, — рассказывает Жигарь. —  Оно получает запрос на розыск от инициатора, переводит его на английский или другой официальный язык Интерпола и отправляет в Генеральный секретариат организации. Интерпол работает по принципу, скажем так, добросовестности. Как аксиома принимается тот факт, что страна предоставляет правдивые сведения об уголовном деле и подозреваемом. Наверное, какие-то внутренние проверки у них есть — но какие именно, сказать сложно. Думаю, Беларусь маскирует политически мотивированные дела под общие уголовные. Запросы, в которых есть явная политическая фабула, скорее всего, не будут удовлетворены. То, что Национальные бюро Интерпола в разных диктаторских странах были замечены в использовании розыска в политических целях, — свидетельство, что у самого Интерпола нет действенных механизмов проверок запросов от стран — участниц организации.

Например, известно, что Россия использует Интерпол в своих политических целях. В 2019 году по запросу России в Брюсселе временно задержали Валерия Залужного (тогда он занимал пост командующего украинской группировкой «Север», ныне — главнокомандующий ВСУ). После начала войны в Украине некоторые страны ставили вопрос об исключении России из организации.

Еще один резонансный случай произошел в том же 2019 году, когда в «красный» розыск Интерпола по запросу Турции внесли турецкого баскетболиста НБА Энеса Картера — известного критика президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

При этом в Беларуси на человека действительно должно быть заведено уголовное дело не по политической статье, иначе обман легко вскроется на этапе экстрадиции, считает бывший милиционер.

— На стадии требования экстрадиции белорусская сторона должна предоставить все документы, которые касаются личности и дела подозреваемого. Будет очень некрасиво, если в картотеке Интерпола человека разыскивают по одному преступлению, а в документах будет значиться иное. Это был бы слишком большой скандал. Но никто не мешает объявить человека в «зеленый» розыск Интерпола и обойтись без конкретного процессуального статуса. Здесь поле для манипуляций гораздо шире.

«Кипр, Греция и Италия будут экстрадировать в Беларусь более охотно»

По словам представителя BELPOL, в случаях политического преследования большую роль играет страна, в которой человека задерживают по ордеру Интерпола.

— Местной полиции в любом государстве совершенно не важно, по каким делам проходит задержанный, — говорит он. — После ареста в дело вступает — в зависимости от законов страны — прокурор или суд. И на этом этапе решается судьба человека: будет ли он экстрадирован в Беларусь или нет. Конечно, сейчас шансы минимальные на то, что Польша или Литва будут выдавать людей белорусским властям. Многое зависит от осведомленности о ситуации в Беларуси — у соседей нашей страны с этим лучше. А вот страны вроде Кипра, Греции, Италии будут экстрадировать более охотно.

Интерпол мог бы консультироваться с гражданскими организациями по запросам на розыск, поступающим из Беларуси, считает Владимир Жигарь. Но такая кооперация, по его мнению, вряд ли возможна.

— Интерпол декларирует, что открыт к сотрудничеству, но де-факто это пустые слова. Было бы, конечно, идеально, если бы организация после получения красного формуляра из Беларуси навела справки о целесообразности объявления человека в розыск у какой-нибудь гражданской организации. Но это сопряжено с раскрытием значимой информации, которая обладает определенным грифом секретности. Никто этого делать не будет.

Можно ли обычному человеку проверить, есть ли он в базе Интерпола?

Белорусы в списке международного розыска. Ноябрь 2023 года. Скриншот с сайта Интерпола
Белорусы в списке международного розыска. Ноябрь 2023 года. Скриншот с сайта Интерпола

На сайте организации есть публичная база подозреваемых в совершении преступлений (красные формуляры). В ней можно найти четырех граждан Беларуси. Но все они объявлены в розыск по запросам других стран: Польши, Болгарии и России.

— В открытые базы попадают далеко не все люди, объявленные в розыск. Инициатор (страна, которая направляет в Интерпол запрос на розыск) сам указывает, делать ли сведения о розыске того или иного лица публичными или нет, — объясняет представитель BELPOL. — Если инициатор укажет, что их не стоит публичить, — вы нигде их не найдете. Можно попробовать написать в Интерпол и спросить, объявлен ли розыск на конкретного человека. Но обязанности отвечать на гражданские запросы, насколько я знаю, у них нет.

Можно ли проверить себя в базах других стран?

Владимир Жигарь рассказывает, что перед объявлением подозреваемого в международный розыск Интерпола его объявляют в розыск в Беларуси и в так называемый межгосударственный розыск по странам СНГ. Баз межгосударственного розыска в открытом доступе нет (разве что можно пробить по базам СНГ угнанный автомобиль — для этого надо отправить запрос через Единый портал электронных услуг).

Проверить, кто находится в розыске, можно по отдельным базам МВД в Беларуси и других странах СНГ. Так, на сайте белорусского МВД есть база уголовного разыска. До сих пор в ней можно найти несколько известных имен: например, Вадима Прокопьева и Маргариту Левчук.

Еще одно место, куда могут попасть данные разыскиваемого, — база лиц, которым запрещен въезд в Беларусь.

Профиль певицы Маргариты Левчук в базе розыска МВД. Ноябрь 2023 года. Скриншот с сайта МВД
Профиль певицы Маргариты Левчук в базе розыска МВД. Ноябрь 2023 года. Скриншот с сайта МВД

Информация о человеке, которого в Беларуси объявили в межгосударственный розыск, может появиться в базах данных МВД России. Так было, например, со Светланой Тихановской, имя которой появилось в базах МВД РФ в 2020 году, а потом исчезло.

Но, как и в случае с базами Интерпола, в открытые базы отдельных стран попадают далеко не все люди, которых ищут силовики.

— Скорее всего, процедура идентичная: инициатор указывает, что информация о розыске является непубличной, а значит, человек не узнает, что его ищут, — говорит Владимир Жигарь.