Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  2. Беларусские лесхозы ищут работников. Какие зарплаты предлагают
  3. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  4. Украине нужны системы ПВО, чтобы защитить свою оборонную промышленность — эксперты ISW
  5. В Минске закрылись магазины известной мировой сети, на которую были большие планы
  6. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  7. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  8. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  9. Лукашенко пожаловался Путину на соседей и рассказал, что ему подсказывает его чутье
  10. «Били всем кабинетом». Политзаключенная передала письмо с Володарки на обрывке туалетной бумаги
  11. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  12. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  13. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси
  14. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику


MOST,

Людмила Падмазка приехала в Польшу со взрослым сыном после событий 2020 года. Тогда казалось, в вынужденной эмиграции семья пробудет месяца три, поэтому работу белоруска не искала. Сын работал удаленно, а Людмила ждала возвращения. Но отъезд затягивался, и стало понятно, что в Польше нужно налаживать новую жизнь. Людмила вспомнила о белорусском хобби — массаже, получила новое образование в этой сфере и открыла в Белостоке свой массажный кабинет, пишет MOST.

Людмила Падмазка. Фото: MOST
Людмила Падмазка. Фото: MOST

В Беларуси у мужа Людмилы был свой бизнес, а она помогала ему вести дела. Массаж не был основным источником дохода: клиентами были главным образом семья и друзья женщины. У мужа были проблемы с позвоночником, так что Людмила впитывала знания о том, как помогать людям с подобными проблемами.

— А здесь поняла, что массаж — это мое спасение, — говорит Людмила. Освоить новую профессию было проще.

В Польше Людмила закончила полицеальную школу. Занятия включали большой объем практики. Каждый день по 1,5 часа студенты работали в медицинских учреждениях, а потом возвращались в школу. Так, за время практики женщина успела поработать и со взрослыми пациентами, и в детской больнице.

Людмила признается, что работать с маленькими детьми с родовыми травмами, ДЦП, травмами после аварий психологически тяжело, но сама работа — интересная.

После полицеальной школы Людмила решила закончить еще профильные курсы.

«Стало легче — и заканчивают»

Поначалу Людмила сама ездила к клиентам. В основном это были белорусы, которые тоже вынужденно оказались в Польше. Работало сарафанное радио — это позволяло нарабатывать клиентуру.

А потом решила открыть массажный кабинет. Больших инвестиций не потребовалось. Простой массажный стол стоил 600 злотых, аренда обходится в тысячу злотых в месяц. С интерьером, покупкой вспомогательных материалов и прочими тратами на открытие кабинета ушло несколько тысяч злотых. Людмила говорит, открыть бизнес и вести документацию в Польше оказалось проще, чем в Беларуси.

Сейчас к Людмиле ходят не только белорусы, но и поляки.

— Поляки ходят чаще, но никогда не заказывают полный курс. Стало легче — и заканчивают. Наши относятся более ответственно — 10 сеансов проходят, а потом приходят по мере необходимости, — делится наблюдениями Людмила.

Польский женщина пока освоила недостаточно, но языкового барьера у нее нет. К ней приходят в основном люди в возрасте. А поляки старше 50 лет, как правило, знают русский.

— Если бы планировали переезд, нам было бы комфортно. А так как оказались здесь вынужденно, то хочется домой, — говорит Людмила.