Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  2. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  3. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от 2 месяцев до 6 лет
  4. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  5. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  6. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  7. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  8. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  9. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  10. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  11. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море


Несколько недель назад стало известно о гибели одного из витебских треш-блогеров прямо во время стрима. Именно трансляция и привела к смерти: в прямом эфире Алексей Кутис выполнял задания подписчиков и за семь минут 41-летний мужчина выпил целую бутылку водки. Спустя какое-то время его товарищи обнаружили, что он не дышит. Подобные шоу — давний феномен и известны под общим названием «треш-блогинг» или «треш-стрим». Разбирались, что они из себя представляют, почему люди их снимают и зачем смотрят.

Кадр со стрима канала "Околоконторы". Ноябрь 2023 года. Фото: onliner.by
Кадр со стрима канала «Околоконторы». Ноябрь 2023 года. Фото: onliner.by

Что такое треш-блоги и какие есть в Беларуси?

Треш-стримы — явление совсем не новое, они зародились на просторах СНГ еще в 2010 году. Суть простая: блогеры в прямом эфире совершают над собой или другими опасные или унизительные действия за донаты от зрителей. Часто сами подписчики могут выбирать, что именно сделает блогер за ту или иную сумму.

Одним из последних скандальных случаев стал стрим гомельских треш-блогеров на канале «Минские Моржи». Участники стримов выпивали, били друг друга. Например, могли выпороть мужчину, со всего размаху ударить участника стрима по лицу тарелкой с тортом. Еще среди «активностей» — стояние на коленях на гречневой крупе, поцелуи случайных участников стрима, танцы с зафиксированным на теле электрошокером, попытки разбить бутылку о собственную голову и не только. Резонансным стал случай, когда блогеры в прямом эфире выпороли девушку сначала ремнем, а потом проводом (само видео с канала удалено).

Это привлекло внимание силовиков, и в марте блогеров задержали. Как писал тогда приближенный к силовикам телеграм-канал, во время стримов блогеры употребляли алкоголь и за пожертвования от подписчиков «занимались насилием, членовредительством, порнографией и прочими аморальными вещами». В милицию на треш-блогеров пожаловались соседи и случайные зрители, которые попали на их стрим. После профилактических бесед и суток ареста главный «продюсер» обязался скорректировать свой контент.

На данный момент у канала 10 тысяч подписчиков, появился он в мае 2021 года. В описании на YouTube указано, что «видео и стримы являются юмористическим и постановочным шоу с актерами/каскадерами на добровольной основе». Утверждается, что все в кадре происходит по сценарию, а сами блогеры ни к чему не призывают: «Это просто юмор, и ничего большего». Сейчас у «Минских Моржей» опубликовано 16 видео, это нарезки с их трансляций. По данным YouTube, видео блогеров посмотрели более 600 тысяч раз. А вот сами прямые эфиры с канала удалены.

Впрочем, подписчикам явно хватает и нарезок. Так, в комментариях они просят загружать больше таких видео, хвалят происходящее: «Топ туса», «Лучшие», «Огонь». Под роликами с поцелуями активно обсуждают, кто кого «чуть не съел». Есть и противоположные комментарии. Один из пользователей попросил: «Обрубите колхозникам интернет, испанский стыд», а второй посчитал, что блогу больше подходит название «Минские бомжи».

Кадр из стрима канала «Минские Моржи». Фото: скриншот видео
Кадр из стрима канала «Минские Моржи». Фото: скриншот видео

Подобные стримы — частое явление на канале «Джентльмены фортуны» (у него 57 тысяч подписчиков). Блогеры тоже специализируются на трансляциях, во время которых подписчики могут донатить и присылать задания. Причем длятся такие стримы очень долго — от четырех до восьми, а иногда даже одиннадцати часов. Канал появился в сентябре 2019 года, за это время туда загрузили 556 видео. Суммарно ролики набрали больше 24 миллионов просмотров, а у одной трансляции в среднем от 30 до 60 тысяч зрителей.

В отличие от «Минских Моржей», «Джентльмены» во время стримов ведут себя более скромно. Они разговаривают практически обо всем, выпивают, отвечают на вопросы подписчиков (причем не всегда цензурно). По их просьбе включают музыку, под которую могут танцевать. На некоторых стримах смотрят и обсуждают трансляции футбольных матчей, делают ставки. Видео набирают сотни комментариев и множество сообщений в чате трансляции. К концу каждого ролика блогерам обычно донатят по 20−30 тысяч российских рублей (примерно 700−1000 белорусских по курсу Нацбанка на 22 ноября). У роликов по 5−10 тысяч просмотров и сотни комментариев практически под каждым. Подписчики активно обсуждают то, о чем рассказывают блогеры, называют их «красавчиками», а сами видео — «крутым контентом».

Кроме прямых эфиров, на канале немало роликов с обзорами и просто буднями блогеров. Они снимают, как ходят на футбол, едят, купаются в озере, гуляют по минской Комаровке, пьют на корпоративе, просыпаются с похмелья и не только. Судя по последним роликам, в октябре «Джентльмены» ездили в «Ленинград» (так указано в описании видео), где показывали все: от апартаментов, в которые заселились, до похода в Кунсткамеру и купания в Финском заливе. Видео сняты любительски, а сами блогеры не сдерживаются в своих впечатлениях и выражениях.

Один из участников треш-стримов — погибший Алексей Кутис, известный под псевдонимом Шлюз или Шлюзбери. Он вместе с друзьями с 2019 года вел канал «Околоконторы», где они делали обзоры на рюмочные и шаурмичные Витебска и не только. «Канал про людей, которые окружают меня», — указано в описании блога. Всего 161 один ролик, загруженный на YouTube, посмотрели более 500 тысяч раз. Сохраненных трансляций на канале нет, а у самого блога на данный момент чуть больше четырех тысяч подписчиков.

Видео канала «Околоконторы» сняты на самые разные темы: от того, есть ли гепатит у одного из блогеров, до походов на футбол и «модного приговора» в местном секонде. У роликов по 5−10 тысяч просмотров и сотни комментариев практически под каждым.

Еще одна разновидность треш-блогинга — эротический контент. Так, в январе 2017 года белорусские силовики заинтересовались гомельским блогером Mellstroy, также известным как Андрей Бурим. 18-летний на тот момент парень общался с 15-летними девушками и просил их раздеваться на камеру. Сам же транслировал все это в своем канале на YouTube. В январе 2017-го у него было 50 тысяч подписчиков, сам же Бурим нигде не учился и не работал. За несколько дней до того, как треш-блогером заинтересовались силовики, он исчез. Молодого человека объявили в розыск.

Позже он переехал в Россию, где активно вел свой блог, устраивал трансляции с вечеринок. Пока в 2020 году во время стрима в Москве несколько раз не ударил девушку головой о стол. Такая акция в прямом эфире закончилась уголовным делом, в итоге суд приговорил Бурима к шести месяцам исправительных работ. Он также должен был выплатить девушке компенсацию.

Кадр из стрима. Скриншот видео
Кадр из стрима канала «Минские Моржи». Фото: скриншот видео

Почему одни делают такие блоги, а другие их смотрят?

Эти вопросы мы задали врачу-психиатру Сергею Попову. Объяснение принципов работы психики в таких ситуациях он начинает с понятия деструктивности. Это архаическое и примитивное стремление к разрушению и определенного рода удовольствию, связанному с ним. Деструктивность есть в каждом человеке, но, воспитываясь в обществе, мы трансформируем ее в творчество, карьерный рост, научные открытия и так далее. Все это — работа над собой, которая идет с самого детства, а направление во многом задают семья и родители.

— Современные технологии предоставили очень много возможностей, чтобы люди могли реализовывать свои архаические импульсы. И такие стримы — это простой и прямой способ сделать то же самое, — объясняет медик. — Здесь возникает ситуация экстрима, горючая смесь из нескольких очень мощных внутренних драйвов, страстей человека. И в данном случае деструктивность приобретает форму селфхарма (разновидность самоповреждения). Но парадоксальным образом она приносит человеку удовольствие, удовлетворение и облегчение.

В таких стримах, как отмечает Сергей, стремление к деструктивности соединяется с очень мощной внутренней потребностью в признании блогеров. А подобные видео подкрепляют их нарциссизм, самооценку и самоуважение.

— В данном случае соединяются две большие потребности: с одной стороны, выразить деструктивность, а с другой — быть популярным, — отмечает он. — Думаю, что люди, которые это делают, скорее, получают удовольствие. Психика не страдает, основную часть вреда на себя берет тело. Ну, а в этом примере, когда мужчина умер от количества выпитой водки, тело уже не выдержало деструктивных импульсов. Это же и есть селфхарм.

Зрители же во время просмотра подобных стримов получают возможность как бы подглядывать за чем-то, волнующим их. Как говорит Попов, в таком случае они могут идентифицировать себя с людьми в кадре и безопасно выражать собственные деструктивные импульсы.

— Все это на самом деле связано с очень простым, примитивным биологическим удовольствием. Это очень мощные переживания, — подчеркивает эксперт. — Но если люди чувствительные, то для них такие стримы могут быть травматичными и вызывать, например, реакцию в виде тревоги, навязчивых мыслей. Или, если тревога переключится на собственное тело, может возникнуть ипохондрия.

Стрим на канале "Джентельмены фортуны", октябрь 2021 года. Фото: скриншот видео
Стрим на канале «Джентльмены фортуны», октябрь 2021 года. Фото: скриншот видео

Еще одну возможную причину интереса к таким стримам психиатр видит в том, что такого рода видео являются очень стимулирующими и возбуждающими для нашей психики. Причем речь не только о треш-стримах: склонность к деструктивности видна во всей истории человечества. Например, во времена публичных казней люди массово собирались на площадях, чтобы посмотреть, как кому-то отрубят голову.

— Это, в принципе, распространенное явление и в наше время: когда происходят какие-то происшествия, ДТП, всегда собирается толпа зевак, — продолжает Сергей Попов. — Они ужасаются, но смотрят. То есть все это в каком-то смысле привлекательно для психики. Это способ облечь свою собственную деструктивность в плоть и кровь другого человека.

Важная составляющая треш-стримов — донаты от зрителей, за которые они могут попросить блогеров сделать что-то. Просьба может быть относительно безобидной: рассказать о себе что-то откровенное, станцевать. А может и жестокой: ударить другого в кадре, выпороть, выпить литр водки. Что движет теми, кто дает подобные указания?

— Тут все может быть очень по-разному и основываться на внутренних фантазиях, — не спешит конкретизировать специалист. — Мы же не знаем, какие они у людей. Это могут быть и садистические желания, которые реализуются таким образом, а сам человек остается в безопасности и, возможно, даже анонимным. В такой фантазии он реализует свое садистическое желание или свою деструктивность, желание почувствовать власть или сексуальные идеи, вызывающие возбуждение. Особенно как в ситуации, когда просят кого-то пороть.

Здесь собеседник тоже не видит чего-то исключительного, так как и вне треш-стримов можно видеть похожие примеры. Например, люди ходят смотреть на бокс. Они платят за билеты и наблюдают, как один человек наносит другому черепно-мозговую травму. В обоих ситуациях, отмечает Сергей, механизмы работы психики практически одинаковы.

— А вот желание заставлять других делать что-то во вред себе — это тоже выражение деструктивности, которая многими людьми даже не осознается, — считает врач. — Я могу предположить, что на той стороне может быть весело, но это, скорее, очень мощная защитная реакция от осознания происходящего. И получается, что обе стороны получают удовлетворение и радость от того, что они делают. Это целая индустрия удовольствия. Но не сложного, которое человек испытывает, например, от создания произведений искусства или того, что он несколько лет что-то осваивал и стал профессионалом. Такие сложные вещи требуют времени, усидчивости, терпения. А это индустрия очень примитивного удовольствия, такого грубого, архаического, можно даже сказать, животного.

А вот с тем, почему сами блогеры соглашаются выполнять такие указания (ведь, несмотря на донаты, можно и не бить людей), все проще. Здесь может идти речь о потребности в саморазрушении и страсти к вниманию. К тому же ситуацию упрощает то, что люди в кадре как бы и не по своему желанию делают все это, но якобы по принуждению зрителя. А это, с точки зрения самих людей, смещает вину и чувство ответственности с себя на другого.

— Я думаю, что такая деструктивность в поведении людей была всегда, просто, может быть, в других формах. А сейчас она более на виду, — говорит он. — Но это лишний повод перестать считать самих себя (имею в виду людей) «ангелами», потому что у нас очень много деструктивности. И с ней нужно что-то делать, иначе она начнет трансформироваться в насилие: от домашнего, сексуализированного до сетевого или даже до войны, например. К тому же я не социолог, но складывается ощущение, что уровень деструктивности в мире возрастает. Возможно, это вызвано тем, что все слишком быстро меняется и люди не успевают адаптироваться, теряют ориентиры. Но может быть вызвано и тем, что современный мир, хотя и дает много возможностей, оказывается очень требовательным к человеку. И растет потребность выразить свою деструктивность.