Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  2. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  3. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  4. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  5. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  6. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  7. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  8. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  9. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  10. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  11. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  12. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  13. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  14. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  15. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  16. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  17. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  18. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  19. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня


Вылечиться от коронавирусной инфекции — еще полбеды. Вторая часть проблемы — реабилитация: нужно восстановить силы, легкие, обоняние. На это часто уходит много времени. И денег. Разбираемся, в чем заключается реабилитация после COVID-19 и сколько за нее придется отдать.

О самых частых осложнениях после болезни и рекомендациях по восстановлению рассказывает Владислав, врач 5-й городской клинической больницы.

— Большинство достаточно быстро приходит в себя: месяц — и все. Кого-то еще месяца два мучает слабость, «млявасць», многие жалуются на забывчивость и рассеянность. У меня есть пациент, который уже несколько месяцев лежит и приходит в себя. А вот люди, которые восстанавливаются больше года, — это единичные случаи.

Последствиями коронавируса могут быть разнообразные неврологические расстройства, однако болезнь изучена недостаточно, и точно говорить об их природе нельзя. С одной стороны, считает врач, есть исследования на эту тему, но с другой, может сказываться и то, что человек находится в замкнутом пространстве две недели, и это оказывает влияние на психику.

— Есть и более серьезные осложнения, как инсульт и инфаркт, часто возникают тромбозы — любая вирусная инфекция повышает риск тромбообразования. По моему наблюдению, количество инсультов и инфарктов сейчас увеличилось, но сказать, точно ли причиной стал COVID-19, я не могу. Он мог повлиять и косвенно: у нас снизилась помощь и профилактика, мы меньше смотрим на обычных пациентов.

Одна из самых распространенных побочек — потеря обоняния, и на его восстановление может уйти до года. Владислав сам переболел, запахи вернулись спустя полгода, но не до конца: некоторые он ощущает абсолютно иначе, чем раньше.

— Что с этим делать ни я, ни мои коллеги не знают. И у нас, и в Европе, и в Штатах просто пробуют все подряд, чтобы вернуть обоняние. Сейчас не до конца понятен механизм повреждений: страдают рецепторы в носу или чуть ли не волокна в головном мозге.

Говоря о средствах для реабилитации, Владислав отмечает, что это и правда дорого — но многие все равно стараются не экономить.

— Проверенного препарата, который поможет восстановиться от COVID-19, нет. Мы пробуем метаболические препараты, которые улучшают кровоснабжение и оксигенацию, помогают от общей слабости. Для профилактики тромбозов прописываем антиагрегантную и антикоагулянтную терапию. Но тут очень многое зависит от того, что человек может себе позволить. Не все готовы отдать 150 рублей в месяц на таблетки, от которых не будет никакого явного эффекта, а только снизится риск возникновения тромбоза.

Дополнительно назначают физиопроцедуры, массажи, ЛФК. Сам Владислав рекомендует прогулки, физическую активность — если человек несколько недель лежал в кровати на больничном, и для восстановления мышц нужно как можно больше ходить.

Отдельно затрагивая тему санаториев, врач отмечает, что это не вотчина медиков: люди сами идут в профсоюз, покупают путевку и едут. В Европе и Штатах, объясняет Владислав, такого понятия, как санаторно-курортное лечение, просто нет. Если у вас нет серьезных проблем, то санаторий поможет восстановиться, отдохнуть, расслабиться. Но если нарушения серьезные, то улучшения маловероятны.

О реабилитации после коронавируса мы поговорили и с читателями.

Марина рассказывает, что ее течение болезни было, скорее, средним: 4 недели больничного, полностью пропали запахи. Через пару месяцев обоняние вернулось, правда, некоторые запахи до сих пор воспринимаются не так.

— После болезни главной проблемой была невыносимая боль в мышцах, как будто весь день до этого тренировался в зале и перекачался. И была очень сильная головная боль, при которой не помогали почти никакие таблетки. Теперь я понимаю всех пенсионеров, которым трудно встать с кровати и дойти до магазина. Помогала дыхательная гимнастика цигун и легкие упражнения.

Основной статьей расходов на восстановление стал санаторий — девушка выбрала программу восстановления после коронавируса на неделю. За путевку отдала 700 $, после поездки Марине стало намного легче.

— Коварство коронавируса в том, что никто не знает, к чему он приведет, — через две недели после санатория многие запахи извратились до неузнаваемости. Например, все духи пахнут одинаково сладко-кисло-химическим запахом. Оказывается, так происходит, когда возвращаются запахи. Боюсь предположить, сколько денег и времени нужно потратить на полное восстановление.

Татьяна болела вместе с мамой, но если у самой собеседницы COVID-19 протекал относительно легко, маму пришлось госпитализировать. У женщины было небольшое поражение легких — 10%, и дочь настояла, чтобы ее положили в больницу.

— Когда она выписалась, еще долгое время была слабость, одышка, тахикардия, синие губы, она не могла ходить. Полноценным выздоровлением это назвать нельзя, но там [в больнице] огромный поток: три дня нет температуры — свободна.

После женщине назначили комплекс витамина D, цинка и витамина Е, они стоили 60 рублей, еще один препарат потянул на 98 рублей за упаковку. Уже после больницы нужно было сделать УЗИ внутренних органов — одно такое обследование стоит 76 рублей. За курс в соляных пещерах пришлось отдать еще 100 рублей. Помимо этого врачи советовали делать дыхательную гимнастику и обязательно привиться.

Реабилитация мамы Татьяны еще не закончилась — в планах есть поездка в санаторий. Предположительные расценки на такое лечение — около 2 тыс. рублей за 10−14 дней.

Наталья (имя изменено по просьбе собеседницы) столкнулась с длительным постковидным синдромом: все происходило в разгар первой волны, когда врачи и сами до конца не понимали, что делать.

— После выписки из больницы пришлось тратить кучу денег на антибиотики, которые мне назначали, так как подозревали пневмонию из-за жесткого дыхания. Потом начались проблемы с сердцем, отит — тоже куча денег на лекарства, которые не особо помогали.

Поняв, что лучше не становится, собеседница начала проходить обследования сама — это стало самой большой статьей расходов. Наталья сделала УЗИ вен и артерий, чтобы исключить тромбообразование, УЗИ органов малого таза, поскольку начались проблемы с циклом, УЗИ БЦА, органов брюшной полости, почек и мочевого пузыря. Каждое такое обследование в частном медцентре стоило около 40 рублей.

— Проходила курс лечения для почек, когда было обострение, пила таблетки для снижения пульса, витамины, мелатонин для сна. И за сами лекарства сумма уже получалась не такая внушительная, как за анализы и обследования, но все же весомая.

В истории Марии тоже основными расходами стало обследование — COVID-19 дал осложнение на ЖКТ, и пациентке несколько месяцев не могли поставить диагноз. Отголоски болезни у нее остались до сих пор: боль в легких, как будто хочется откашляться, но не можешь.

— Мое восстановление включало сбалансированное питание, потому что я потеряла 9 кг веса и у меня опустились все внутренние органы, комплекс витаминов, йод и пробиотики. К пробиотикам я привязана до сих пор. Он стоит больше 30 рублей, в одной пачке 20 капсул, а пить его надо по две-три за раз. Это колоссальные деньги. Еще мне надо было несколько месяцев принимать интеральное питание, там тоже пробиотики и витамины: банка стоит в районе 30 рублей, ее хватало на пять дней. В месяц на лекарства и питание уходило около 250 рублей. А вся реабилитация, включая обследование и восстановление, вышло в районе 8 тыс. рублей.

Восстановление после COVID-19 может быть и не очень затратным — правда, в истории Ангелины так случилось вовсе не из-за легкой формы болезни. Ее отец заболел в начале июня прошлого года, и через три дня его ввели в медикаментозную кому — в таком состоянии мужчина пробыл 42 дня. А после мышцы ослабли настолько, что мужчина не мог двигаться самостоятельно, из-за чего его не брали ни в одно учреждение на реабилитацию после коронавируса.

— Мама брала отпуск на несколько месяцев за свой счет и сидела с ним, потом за отцом присматривала я, пока сидела в декрете. Он сам делал упражнения на укрепление мышц, приходил массажист. Нам еще посоветовали витамины, родственники из России покупали их и присылали — цена с пересылкой выходила около 100 рублей. Папа до сих по не полностью восстановился — больше года прошло, но носки сам надеть не может.