Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  2. На рынке труда — «шторм». Лукашенко отправил решать проблему нового министра — кто стал главой Минтруда
  3. «Мы не понимаем, при чем здесь Беларусь». Минск отозвал своего посла из Еревана, чтобы разобраться, что происходит в Армении
  4. Лукашенко провел кадровые рокировки среди главных идеологов
  5. Пашинян заявил, что ни он, ни какой-либо другой армянский чиновник не посетит Беларусь, пока президентский пост там занимает Лукашенко
  6. Нацбанк опасается «землетрясения» на валютном рынке, а тут еще пришла «санкционная» новость из России. Усиливает ли это риски для нас?
  7. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  8. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  9. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  10. «П**дец, что был при Залужном, сейчас сильно аукается». Интервью с беларусом-танкистом о трофейной технике РФ и проблемах на фронте
  11. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  12. Украина развернула целую кампанию и активно наносит удары по системам российской ПВО — вот для чего она это делает
  13. ГУБОПиК задержал за взятки топ-менеджера БелЖД. При обысках у него нашли в тайниках свыше 3 млн долларов


Катерина Батлейка,

Студенты, школьница и преподаватели колледжа и университета рассказали «Салiдарнасцi», что изменилось в этом учебном году в их учебных заведениях, а также поделились волнующими проблемами и атмосферой, в которой учатся и работают. Все имена героев изменены.

Фотография используется в качестве иллюстрации. Фото: Pexels.com
Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: Pexels.com

«В общежитиях не хватает воспитателей, поэтому заставляют дежурить кураторов групп — минимум трижды в месяц»

Анастасия работает преподавательницей в одном из белорусских колледжей. Она отмечает, что в специфике ее работы в этом учебном году ничего не изменилось. Зато в другом есть новшества:

— Недавно установили камеру для распознавания лиц. Сказали: это для того, чтобы, если в здание зайдет кто-то, кто есть в специальной базе, сразу же приехал наряд.

В начале года всем работникам сказали купить значок красно-зеленого цвета. Но купили не все, и им за это ничего не сделали. Темы информационных часов — это нечто. Например, «цель государства — защита прав и свобод человека». Зачитываешь студентам тему, а они в ответ смеются и говорят: «Ага, ну конечно».

В этом году у Анастасии меньше рабочих часов, чем было в прошлые, но зарплата из-за этого сильно не снизилась — спасают дополнительные нагрузки, которые, отмечает преподавательница, добровольно-принудительные.

— Вообще, этот учебный год угнетающий. Вроде все, как всегда, но ужасное выгорание. Нет желания даже стараться что-то делать. Не дай бог заболеешь, будут говорить, что «соизволил» уйти на больничный, поэтому теперь у всех изменения в расписании.

По-прежнему все еще не хватает кадров, хотя уже не так, как в прошлом году. Пока не нашли преподавателя по физкультуре — ее вел преподаватель совершенно другой, не схожей дисциплины. Не хватает также воспитателей в общежитиях, поэтому заставляют дежурить кураторов — не менее трех раз в месяц, и проверять нужно не только свою группу, но и других студентов.

При этом, несмотря на нехватку специалистов, кого-то могут уволить просто из-за личной неприязни.

Бывают также ситуации, когда человек вынужден находиться на больничном не один семестр, и тогда у не должно быть нагрузки, но все равно ставят замены, потому что это выгодно колледжу: если час преподавателя, допустим, второй категории, стоит около 8 рублей, то замена обойдется колледжу примерно в 4 рубля.

«Могуць адлічыць, а часам — яшчэ і здаць»

Павел навучаецца ва ўніверсітэце і зазначае, што атмасфера ў ВНУ, мякка кажучы, зараз не лепшая. Нават даходзіць да таго, што некаторыя выкладчыкі кажуць пра беларусаў і расейцаў як пра адзін народ:

— Я б сказаў, што ва ўніверсітэце ўсё па-старому і па-брыдотнаму. Часам нам «мыюць» мозг, хтосьці нават на пары. Але звычайна для гэтага проста выдзяляецца час. Перыядычна нас водзяць глядзець прапагандысцкія фільмы у актавай залі. Нядаўна быў «На другом берегу».

Таксама зараз падпісваецца вельмі шмат паперак: пра наркотыкі, рабаванне, мітынгі, экстрэмізм. Жывем у такой рэальнасці, калі могуць адлічыць, а часам — яшчэ і здаць. З навінаў таксама тое, што нядаўна ў нас паставілі турнікеты — ніколі не было і ўсё было добра, не ведаю, на што яны, бо праз іх студэнты могуць праходзіць па 40 хвілін.

«Забаранілі ехаць па абмену ў Албанію, з тэкстаў кажуць прыбіраць англіцызмы»

Алеся таксама вучыцца ва ўніверсітэце. Дзяўчына распавядае «Салiдарнасцi», што яе аднагрупнікі не ўспрымаюць прапаганду і ўсімі сіламі імкнуцца яе ігнараваць:

— Па-першае, мы павінны праглядаць і неяк каментаваць прапагандысцкія фільмы. Ну, напрыклад, у мінулым годзе нам паказвалі фільм пра «украінцаў-тэрарыстаў», і мы павінны былі даць прафесійную адзнаку дзеянням гэтых украінцаў. Канешне, усе студэнты проста раззлаваліся.

А ў гэтым годзе ўсё яшчэ горш. У нас зноў новы куратар і яна вельмі выканаўчая. Але мы як студэнты намагаемся супрацьстаяць: вось нам сказалі набыць квіткі і пайсці глядзець фільм «На другом берегу». Пайшлi толькі трое — астатнія адмовіліся.

Апошні раз паказвалі фільм пра кдбэшніка Нірвану. Мы павінны былі праглядзець, а потым абмеркаваць. Але мы намагаемся ігнараваць гэта.

Студэнтка зазначае, што на пачатку года быў загад абавязкова ўступіць ў БРСМ усім старастам, але на практыцы гэта ніхто не рэалізаваў: застаюцца людзі, якія дагэтуль не ўступілі.

— Апошнім часам ляснулі ўсе міжнародныя праграмы па абмене студэнтаў, бо «недружелюбные» краіны. Зараз студэнтам нават у Албанію забаранілі ехаць. Таксама калі людзі хочуць пісаць у студэнцкія часопісы пра Еўразвяз ці ўжываюць у сваіх тэкстах шмат англійскіх слоў, ім кажуць прыбіраць англіцызмы, — распавядае Алеся. — І яшчэ, мне падаецца, у гэтым навучальным годзе пачалі больш кантраляваць наведвальнасць.

Таксама ў нас вельмі шмат курсавых праектаў, якіх дагэтуль не было. Адна з выкладчыц патлумачыла гэта тым, што пасля таго, як Лукашэнка прыехаў у БДУ, яго вельмі не задаволіла, што студэнты нейкія пасіўныя.

«Страна потеряла имидж не только на «высоком» уровне, но и на «житейском»

Галина работает преподавательницей в университете. В этом учебном году она заметила следующие изменения:

— Стали проводить какое-то ошеломляющее количество мероприятий. Причем не учебных, а каких-то пустых, идеологических или спортивных. Также зачастили работники прокуратуры и МВД.

В индивидуальный план работы на год нам надо вкладывать заполненный план идеологической работы. Согласно нему, мы должны проводить беседы, «направленные на формирование патриотизма и любовь к родине», а также разъяснять студентам о «недопустимости участия в деструктивных формированиях и несанкционированных массовых мероприятиях».

Также я отметила, что если раньше к нам приезжало много узбекских студентов, то теперь их очень мало. Для Узбекистана открылось много возможностей, разные страны предлагают им свои образовательные услуги дешевле, чем у нас. В научном плане узбеки утратили интерес к Беларуси. Получается, страна потеряла имидж не только на «высоком» уровне, но и на «житейском».

Зато большой приток туркменов, но они приезжают не учиться, а пересидеть тяжелые времена. Среди иностранных студентов есть также китайцы, но многие из них с плохим знанием английского и русского, да и вообще с низкими знаниями.

«Учителя не хотят ставить хорошие оценки по своему предмету, потому что боятся, что ты пойдешь сдавать их предмет после выпуска»

Ангелина — ученица 11 класса одной из школ:

— Если честно, я вообще никак не участвую в жизни школы, поэтому и изменений особо не заметила. Я не хожу на информационные и классные часы, знаю, что в школе есть военно-патриотические классы, и такая практика распространяется по всем белорусским школам.

Мои одноклассники часто куда-то ездят за хорошие оценки. Например, на спортивные мероприятия в «Минск-Арену». В прошлом году основным цветом нашей школы в плане одежды выбрали серый, кто-то также купил значки. В этом году говорили про одинаковую для всех форму, но идея в итоге не реализовалась.

Школьница также не сдает деньги в родительский комитет и на нужды школы: «Сдала как-то в 9 классе. Думала — на альбом, а оказалось — на подарки экзаменационной комиссии, цветы, краску и прочее».

При этом Ангелина замечает некоторые новшества в учебном плане.

— Учителя не хотят ставить хорошие оценки по своему предмету, потому что боятся, что ты пойдешь сдавать их предмет после выпуска, — поясняет она. — Учителей всегда не хватает: приходят молодые, потом уходят. В целом работают те, кто в школе уже годы или десятилетия. По физкультуре у нас сейчас один учитель для всех классов.

Также мы стали намного чаще сдавать телефоны. Некоторые учителя не начинают урок, пока не отдашь телефон.