Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  2. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  3. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  4. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  5. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  6. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  7. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  8. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  9. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  10. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  11. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  12. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  13. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  14. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  15. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  16. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  17. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  18. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  19. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике


«В очереди на рентген отстоял больше двух часов, а кровь на „корону“ сдать уже не успел — кабинет закрылся», — рассказал об оказанной ему медпомощи в больнице Пинска заболевший COVID-19 житель деревни, что в десяти километрах от райцентра. Имея свой ковидный опыт, мужчина считает, что «есть проблемные вопросы» по лечению от коронавируса сельчан. Впрочем, встречается и противоположное мнение: некоторые белорусы убеждены, что «поликлиника-районка — это люксовый вариант». Zerkalo.io собрало истории наших соотечественников из населенных пунктов, где нет ФАП и амбулаторий, о том, как они заболели и лечились от COVID-19.

«В очереди в больнице я с „короной“, а рядом — здоровые люди, проходящие медосмотр»

Станислав (имя изменено. — Прим. Zerkalo.io.) с женой живут в деревне в Пинском районе. Весной они заболели COVID-19, за помощью обращались к медикам в райцентре.

— В деревне где-то полторы сотни домов, но многие используются как дачи, потому что Пинск всего в 10 километрах. Хотя бабушки тут живут. В «древности» ФАП здесь был, а сейчас нет ни его, ни магазина, рейсовый автобус два-три раза в день приезжает, — рассказал мужчина.

Этой весной у Станислава поднялась высокая температура — до 39 градусов, все тело ломало, появился кашель, «было состояние как в бреду». У его супруги тоже были признаки заболевания, но проявились они слабее. Пара решила, что на своей машине поедут в Пинск, в больницу, которая обслуживает людей из района.

— Сперва пошли к инфекционисту, людей было немного — человека три. Врач меня срочно отправила на рентген и анализ крови, жену только на ПЦР-тест.

Когда мужчина пришел к рентген-кабинету, то увидел, что там очередь. Причем в ней были не только больные и с подозрением на «корону» люди, но и здоровые, например, призывники, которые проходили медкомиссию.

— Хотя диагноз ковид мне еще не ставили, я понимал, что он у меня может быть и я могу заразить людей. Но рентген же мне тоже надо сделать. Сел в уголочке, подальше от всех. Ждать своей очереди мне пришлось больше двух часов. Результат исследования — пневмония.

Потом Станислав отправился на анализ, но оказалось, что он опоздал — кабинет работал до 13.00, а на часах уже было больше.

— Жена успела сделать тест ПЦР. Но когда я узнал, как его брали, то был в шоке: палочку глубоко в носовой ход ей не всовывали, а поводили изнутри в области крыла носа. Забегая вперед скажу, что он показал отрицательный результат. Да и как могло быть иначе при таком заборе пробы?

В больницу супругам ложиться не предлагали, несмотря на то, что у жены бронхиальная астма. Выписали много лекарств, при этом назначенный Станиславу гормон надо было вводить внутримышечно. Это решила взять на себя его супруга, хотя раньше уколы она никогда не делала.

— На следующий день я снова поехал в больницу — надо же было сдать кровь. И снова шок: кабинет инфекциониста и тот, где берут анализы, находятся рядом. На анализы помимо меня стояли 20−30 здоровых мужчин, которые проходили медосмотр для работы.

Через три дня результат анализа Станислава был готов — у него нашли COVID-19. В тот же день к ним приехала ковидная бригада. Врач осмотрела больных, при этом у жены Станислава она диагностировала пневмонию. Ей понадобились дополнительные лекарства, за которыми надо было ехать в городскую аптеку.

— Я спрашивал у медиков, может быть, есть возможность доставить нам лекарства? Я доплачу за доставку. Ведь как же мы больные, да с температурой сами поедем в аптеку? Но такой возможности не было.

В итоге супругам пришлось просить своих друзей из Пинска, чтобы те помогли с доставкой. Они скидывали им на вайбер фото рецептов, а те отоваривали их в аптеке. Но без «блата» не обошлось: ведь по закону предъявлять нужно оригинал рецепта, его забирает фармацевт, но «свои» люди отпускали медикаменты по фото, а только потом им довозили сам рецепт.

— За время, пока мы лечились, 3−4 раза к нам приезжала ковидная бригада. К счастью, нам не нужны больничные, поэтому в больницу больше ехать не пришлось. Выздоровели недели через три, но слабость и кашель мучали еще несколько месяцев. Для восстановления врач нам ничего особенного не назначала. А на мое предложение в конце болезни сделать платный анализ крови, чтобы посмотреть, в каком состоянии организм, она сказала: «Не стоит, все равно анализ будет плохой».

«В районе все плохо, поэтому бабушку забрали в Минск»

Некоторые наши земляки считают, что лечиться в райцентре от «короны» не стоит не только на дому, но и в больнице. Например, когда у минчанина Ильи (имя изменено. — Прим. ред.) заболела 76-летняя бабушка, которая живет в агрогородке в Верхнедвинском районе, то они срочно перевезли ее в Минск.

— ФАП там есть, но он не работает, аптека тоже закрыта. Коронавирусом болеют много людей, больницы переполнены, конечно, кто-то умирает — об этом сообщил наш родственник, он живет в том же районе. Поэтому как только бабушка позвонила и слабым голосом сказала, что ей плохо (а жалуется на здоровье она очень редко), мы сразу решили — надо срочно ее вывозить, — рассказал парень.

В Минск пожилую женщину везли на такси, за него заплатили 300 рублей. Бабушку показали столичному доктору, у нее нашли COVID-19. Лечили ее дома две недели, потом она вернулась к себе в деревню.

«Районная поликлиника — более люксовый вариант, чем городская»

В деревне в Бобруйском районе, где живет 44-летний Григорий (имя изменено. — Прим.ред.), прописано и проживает всего около десяти человек. Из цивилизации сюда ежедневно приезжает автолавка, автобус два раза в сутки — утром и вечером. За медпомощью надо обращаться в скорую или поликлинику Бобруйска, а она в 20 км от деревни.

В прошлом ноябре мужчина заболел, были все симптомы ковида: пропали запахи, тело ломило, появился кашель, небольшая температура.

— Я позвонил в скорую, спросил, что делать в моей ситуации. Там ответили, чтобы я ехал в поликлинику. Но эта идея мне показалась не очень хорошей: ехать, чтобы заражать людей? Конечно, я понимаю, что я молодой и состояние не тяжелое, но все же.

Дозвониться в регистратуру поликлиники не получилось, но был какой-то номер для консультаций, туда мужчина и обратился. Его вызов зафиксировали и сообщили, чтобы он сидел дома, на следующий день к нему отправят ковидную бригаду.

— Приехали, как и обещали. Девочки-медики осмотрели меня, взяли тест, назначили рекомендации, но без медикаментов. О результатах теста обещали сообщить по телефону. Ждал четыре дня результата, снова начал звонить в поликлинику.

После Григорию из местной СЭС сообщили, что его тест положительный, мужчине нужно сидеть дома и снова ждать ковидную бригаду — она приедет на следующий день.

— На следующий день медики не приехали, но позвонили: спросили как себя чувствую, уточнили, можно ли перенести их визит на один день, потому что большая загрузка и они не успевают. Я согласился, потому что ухудшения состояния не было.

Врачи Григория навестили: дали подписать бумаги об изоляции, сказали как лечиться, назначили антибиотики — их в городе купила его супруга. Через несколько недель мужчина выздоровел.

— Считаю, что поликлиника-районка — более люксовый класс, чем городская. За все время я даже в поликлинику не ездил. Кстати, раньше, когда я обращался туда, то к участковому врачу, которая обслуживает нашу деревню, никогда очереди не было.

Григорий отметил, что его деревенские соседи тоже болели коронавирусом, но все живы, правда, месяц назад умер 82-летний дедушка, «но в таком возрасте и от старости умирают».

«Хорошо, что Минск рядом — всегда можно вызвать частного врача»

В деревне в семи километрах от Минска, в сторону Мяделя, живет Алена (имя изменено. — Прим. ред.) со своей семьей (двухлетний ребенок, супруг, бабушка и дедушка, которым за 70 лет). Ближайшая амбулатория находится в соседней деревне, до нее восемь километров.

— В этом мае у меня пропало обоняние, появились другие симптомы, и я обратилась в поликлинику в Минске (прописана я в столице). Сделали тест, результат которого показал — у меня «корона». Уточнили, где и с кем я живу, сведения передали в санэпидемстанцию Минского района.

Через день в их деревенский дом приехала ковидная бригада из Боровлян, у всех взрослых медики взяли тесты — они оказались положительными. Бабушке и дедушке предложили лечь в стационар, но от госпитализации они отказались. Лечения никакого не назначили, рекомендовали: «Если станет хуже — звоните».

— Нас предупредили, что мы можем выходить только на полчаса — в аптеку, в магазин. Я удивилась: как же так, да нам до Минска на машине ехать только минут 10−15, столько же обратно. Что ж мы успеем купить за такое время? Врачи только плечами пожали, мол, не знаем, не мы придумали.

Через несколько дней дедушке стало хуже. Вызвали скорую помощь, она приехала по вызову примерно через полчаса. Мужчину госпитализировали в одну из столичных больниц, там он находился до выздоровления.

— В тот раз в амбулаторию мы не обращались — выздоровели сами. Но раньше, когда вызывала малышу врача (а он там один для взрослых и для детей), то он приезжал на визит в тот же день после обеда. Общие анализы в амбулатории сдать можно, но однажды нам это сделать не удалось — закончились пробирки. В более сложных случаях пациентов отправляют в диагностический центр в Боровлянах.