Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Доминирование Испании, недобор Англии. Обзор игрового дня на футбольном Евро
  2. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  3. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  4. «Честно? Всю Украину надо забирать». Поговорили с экс-вагнеровцем, который после мятежа Пригожина жил в Беларуси и вернулся на войну
  5. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  6. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»
  7. Лукашенко загорелся новым спортивным мегапроектом. На этот раз поручил за пять лет построить в каждом регионе вот такой комплекс
  8. Минобороны объявило внезапную проверку готовности. В Украине успокоили: «У Беларуси нет сил для вторжения»
  9. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  10. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  11. Путин хочет создать коалицию стран, которую будет позиционировать как альтернативу НАТО. Вот на кого, кроме Северной Кореи, он рассчитывает
  12. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  13. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
Чытаць па-беларуску


Елена Доронина,

Белорусские силовики выписали уже 145 ордеров на арест имущества тех, кто проходит по «делу Координационного совета» и был вынужден уехать из страны. Deutsche Welle собрала истории и комментарии.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото из архива «Зеркала»

В Беларуси начали процесс по изъятию собственности публичных политиков, экспертов и активистов. В ноябре 2023-го в рамках уголовного дела против Координационного совета и других структур белорусских демсил прошел большой репрессивный «рейд» силовиков: более 130 обысков, 145 постановлений об аресте имущества. По делу проходит более 100 человек. Судя по заявлениям силовиков, это только начало. Но почему именно сейчас и чего ждать? DW поговорила с теми, кого это коснулось, и узнала мнение юриста.

Андрей Егоров: «Арестовывали недвижимость — дом, квартиру»

С 28 ноября силовики в Беларуси начали приходить в квартиры и дома, где прописаны или которыми владеют представители демсил, из-за якобы «попытки захвата власти» Координационным советом (КС) в 2020 году.

Силовики считают, что КС создал за границей «пародию государственной системы». «Офис Тихановской они приравняли к администрации президента, Координационный совет — к протопарламенту, а Объединенный переходный кабинет — к правительству», — так описали в СК структуру демсил Беларуси. В деле, по данным МВД РБ, больше 100 человек. Их обвиняют по шести статьям УК РБ. Не все имена известны: их должны разместить на сайте СК, на 8 декабря обновлений не было.

— Мы знаем про более чем 40 человек из КС, к которым приходили по местам прописки или жительства, изымали технику, допрашивали родственников. Арестовывается разное имущество, обычно недвижимость — квартира, дом, комната, — рассказал DW Андрей Егоров, спикер Координационного совета.

Правозащитникам известно, что обыски прошли у руководителя НАУ Павла Латушко, экономиста Сергея Чалого, политолога Розы Турарбековой, Михаила Таубе из организации «Белорусы зарубежья», правозащитника Романа Кисляка, экс-руководителя «Молодого фронта» Артура Финькевича, историка Павла Терешковича. Большинство из них ситуацию пока никак не комментирует.

«Этот „рейд“ связан с выборами»

«Делу КС» больше года, но именно сейчас силовики развернули активность.

— Иначе, чем фальсификацией уголовного дела, я назвать это не могу. Всех нужно посадить, а если не получается, то имущество отобрать. К некоторым на обыск приходили по шесть человек, то есть на 130 обысков задействовали 800 человек. Масштабная операция, — говорит юрист, советник по правовым вопросам Народного антикризисного управления Михаил Кирилюк.

— Это самый крупный репрессивный рейд за последнее время. Думаю, он связан с выборами в феврале 2024 года в Беларуси и с выборами в КС. Цель — мобилизовать свой электорат и запугать другую сторону, — считает Андрей Егоров.

Узнать, что именно происходит, сложно — все причастные люди в Беларуси под подпиской о неразглашении. Теоретически, если у человека стояла пустая закрытая квартира, он не сразу узнает, что она опечатана.

«Опубликовали фото взломанной двери квартиры»

В первую очередь приходили к публичным персонам из структур демократических сил.

— О том, что у меня был обыск, я узнала, когда мне написал слова поддержки один из редакторов белорусских независимых медиа. Фото из моей квартиры опубликованы на пропагандистском канале. Дверь взломана, раскурочена. И потом — опечатана, — рассказала DW пресс-секретарь Светланы Тихановской Анна Красулина.

По ее словам, что-то подобное ожидалось.

— Ничего нового или неожиданного. В Беларуси тысячи людей сидят, десятки тысяч проходят через пытки и аресты, люди умирают за решеткой, в Украине идет война… На этом фоне обыски и аресты квартир — не самое страшное, — считает Красулина.

По ее мнению, «такие действия показывают, что режим не представляет, что делать дальше»:

— Репрессии не исправляют ситуацию. Других инструментов у них нет. Нет и будущего.

— Не иметь ничего бывает преимуществом, — считает участница фем-группы Координационного совета Юлия Мицкевич.

Она пояснила DW, что в Беларуси к ней не приходили, потому что некуда.

— У меня и у мужа ничего в Беларуси нет, и его самого там, к счастью, тоже, — сказала Юлия.

По ее словам, бывало, что в РБ мужа активистки вызывали в КГБ и объясняли, что жена общается не с теми людьми.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото из архива «Зеркала»

«Что в вашем деле, даже адвокат не скажет»

От людей умышленно скрывают информацию, считает Михаил Кирилюк:

— Можно нанимать адвоката в Беларуси. Но ему покажут протокол обыска и скажут: если это где-то всплывет, ты сядешь. Твой подзащитный нет, а ты — да. Адвокат подписывает расписку, что материалы дела не распространит. Вот и звонит адвокат в Варшаву или Вильнюс, говорит название статьи — и все, — говорит юрист.

Собеседники DW сходятся в том, что это акция устрашения, но не только.

— Цель и в том, что лидерам демсил станет труднее находить людей, готовых с ними работать. Тех, кого замечают, в Беларуси объявляют «экстремистом-террористом», говорят «квартиру-дачу заберем». Люди боятся. Не секрет, что мы сталкиваемся с дефицитом кадров. Даже для уехавших это другой уровень риска — переступить порог «экстремистского» офиса. Надо все продавать, желательно и родню вывезти, — считает Михаил Кирилюк.

«Ждем многосерийное шоу с судами»

Что дальше? Силовики не скрывают: имущество искали, чтобы арестовать. А во время «заочных судов» часто появляются огромные штрафы в пользу государства. В теории, арест и изъятие, а потом продажа квартиры — дело не одного месяца, говорит Михаил Кирилюк. Так было до сих пор. Например, из арестованных в 2020–2021 годах квартир и домов продана одна — квартира Тихановских.

— Вопрос, насколько они будут соблюдать свои же правила. Они же действуют по законам военного времени. Могут и за три дня все сделать, показательно. С сайта СК узнаешь, что тебя обвинили, осудили, продали квартиру за 100 рублей и ты должен еще 9 999 900, — иронизирует юрист.

— Люди понимают, что средств законной защиты у них нет, поэтому просто следят за развитием событий. Возможно, сделают многосерийное шоу к выборам — обыски, суды, решения об изъятиях имущества… Еще не дошло дело до законов о лишении гражданства, но ружье уже на стене и, думаю, выстрелит. Возможно, в этом деле, — констатирует Андрей Егоров.