Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
  2. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  3. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  4. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»
  5. Лукашенко загорелся новым спортивным мегапроектом. На этот раз поручил за пять лет построить в каждом регионе вот такой комплекс
  6. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  7. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  8. В Минске огласили приговор хирургу Елене Терешковой
  9. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  10. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  11. Грозовые «качели» не останавливаются. Какая погода ждет беларусов в выходные
  12. Минобороны объявило внезапную проверку готовности. В Украине успокоили: «У Беларуси нет сил для вторжения»
  13. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  14. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь


Мария Колесникова, которая была приговорена к 11 годам колонии общего режима, 11 ноября встретилась в СИЗО со своим отцом. Это их третье свидание. О том, как оно проходило, Александр Колесников рассказал сайту Виктора Бабарико.

Александр Колесников рассказал, что Маша выглядит хорошо.

—  Стройная, продолжает делать физические упражнения и стала практиковать йогу. Маша говорит, что это ей придает дополнительные силы и уверенность. Мария уже почти 8 месяцев находится в камере одна. Она от этого, скажем так, не в восторге, и будет настаивать, чтобы это положение изменить. Маша расценивает эту ситуацию не только как давление, но и нарушение ее прав. Согласно даже нашим законам, одиночное заключение является наказанием. Ей очень не хватает общения. Вы не представляете, с какой радостью она слушает от меня новости от родных, близких, друзей.

После вынесения приговора суд дал Марии один месяц на ознакомление с аудиопротоколами. Как рассказывает Александр, в комнате для общения с адвокатами данные материалы дела было не очень удобно изучать: там невозможно из-за перегородок и решеток передавать документы, поэтому адвокатам и Марии приходилось показывать листки бумаги друг другу, все запоминать и записывать.

 — Последний месяц у Маши ушел, во-первых, на ознакомление, во-вторых, на анализ всех документов и составление жалоб. Апелляционная жалоба составила 70 листов рукописного текста. Вывод Маша сделала такой: 41 том уголовного дела оказался без доказательств. «Мне стало понятно, почему суд был закрытым. Потому что нет доказательств вины», — отметила она, — рассказывает отец.

Также Александр Колесников рассказал, что из последних новостей дочь очень впечатлили туристические полеты в космос. Они поговорили и о присуждении ей правозащитной премии имени Вацлава Гавела.

— Она этим очень гордится и всегда повторяет: «Я отношу эту премию на счет всех политзаключенных».

Еще затронули тему лишения лицензий белорусских адвокатов, в том числе и всех защитников Виктора Бабарико

 — Это для нее очень больной вопрос, потому что наши политзаключенные как никто остро понимают, насколько важна помощь адвокатов, — рассказал Александр.

Напомним, Марию Колесникову судили вместе с Максимом Знаком. Суд был закрытым. 6 сентября огласили приговор. И Марию, и Максима признали виновными по всем инкриминируемым им обвинениям.

Суд назначил Марии Колесниковой 11 лет колонии общего режима, Максиму Знаку — 10 лет колонии усиленного режима.

В чем обвинили Колесникову и Знака?

И Марию Колесникову, и Максима Знака, обвинили по трем статьям Уголовного кодекса:

  • ч. 1 ст. 357 (Заговор или иные действия, совершенные с целью захвата или удержания государственной власти неконституционным путем),
  • ч. 3 ст. 361 (Публичные призывы к захвату государственной власти, или насильственному изменению конституционного строя Республики Беларусь, или измене государству, или совершению акта терроризма или диверсии, или совершению иных действий, направленных на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь, либо распространение материалов, содержащих такие призывы, совершенные с использованием СМИ или интернета);
  • ч. 1 ст. 361−1 (Создание экстремистского формирования либо руководство таким формированием или входящим в него структурным подразделением).

Как ранее сообщала Генпрокуратура, обвиняемые вместе с иными лицами не позднее 16 июля (прошлого года) вступили в «тайный сговор с целью захвата государственной власти неконституционным путем». По версии обвинения, они использовали «успешно апробированную в ряде стран методику смены власти незаконным путем». По мнению прокуратуры, такая методика предполагает «аккумулирование представителей протестного движения для формирования неорганизованной массы людей как инструмента достижения целей и способа формирования протестного настроения участников». Она была адаптирована к белорусскому обществу и современному развитию информационно-коммуникационных технологий.

Прокуратура утверждала, что в заговоре были распределены роли. План якобы состоял в том, чтобы провозгласить себя представителями подавляющего большинства граждан страны, озвучить заявления о победе на выборах Светланы Тихановской, утрате народом Беларуси доверия к властям.

«Неоднократно прямо и в завуалированной форме призывали к признанию выборов недействительными, а действующего главу государства — нелегитимным», — говорится в сообщении прокуратуры.

18 августа 2020 года было заявлено о создании Координационного совета. «Скрывая свой мотив, в качестве официальной цели создания „Координационного совета“ они заявили организацию процесса преодоления политического кризиса, обеспечение согласия в обществе, а также защиту суверенитета и независимости Беларуси», — отмечала прокуратура.

По версии обвинения, истинной целью совета была координация протестной активности, организация и проведение действий, направленных на захват госвласти, смену политического руководства, разжигание вражды, публичные призывы к воспрепятствованию законному функционированию органов государственной власти и управления. Именно эти направления обвинение считает признаком экстремистской деятельности.

В Генпрокуратуре посчитали, что обвинения обоснованы, обстоятельства преступлений исследованы полно, всесторонне и объективно, а доказательной базы достаточно.