Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Эксперты: Украина отвергает ультиматумы Путина для начала мирных переговоров, и мир не должен идти на компромиссы с ним
  2. Экс-главу республиканского туристического союза осудили за госизмену. Его якобы шантажом завербовали в Литве
  3. Что делать, чтобы не придавило деревом и не ударило летящей веткой или куском крыши? Рассказываем, как себя вести при ураганах и грозах
  4. МЧС: Из-за непогоды в Беларуси 13−14 июля погибли шесть человек
  5. Над Могилевом летал российский дрон-камикадзе и звучали сирены. Спросили у МЧС, что происходит
  6. Под Могилевом дерево упало на пятилетнюю девочку, ее маму и тетю. Ребенка спасти не удалось
  7. «Беларускі Гаюн»: Залетевший в Беларусь российский «Шахед» взорвался в 55 километрах от Бобруйска
  8. Такого дешевого доллара не было уже давно: какого курса ждать в ближайшие дни? Прогноз по валютам
  9. ISW: Российское военное командование вынуждено бросать в бой не до конца укомплектованные и недостаточно вооруженные подразделения
  10. Могут ли Польша и Литва запретить въезд машин с беларусскими номерами, как это сделала Латвия? Посмотрели закон ЕС
  11. «Правительство — это нечто. Вторые сутки без воды и света». Рассказываем, как 100-тысячный Мозырь переживает последствия урагана
  12. В Гомеле ураган помог сделать историческое открытие
  13. Ураган в детском лагере под Речицей попал на видео. Там из-за упавшего дерева погиб ребенок
  14. Чиновники подготовили новшества по рынку недвижимости. Некоторые из них должны понравиться населению
  15. Тихановская выразила соболезнования из-за гибели шести беларусов во время бури. А вот как откликнулись Лукашенко и чиновники
Чытаць па-беларуску


Весной 2022 года Артура (имя изменено) задержали сотрудники КГБ по «делу ортопедов». Доктора с огромным стажем поместили в СИЗО, а позже потребовали «выкуп» — как возмещение ущерба. За что? Спустя год врач смог выехать из Беларуси, он и рассказал «Медиазоне» эту историю.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

«Надо было что-то состряпать, и они состряпали»

— Был случай, что нескольких коллег «взяли» в один день, и выяснилось, что больного подали на [операционный] стол, а врачей нет.

До задержания Артур работал в травматолого-ортопедическом отделении минской больницы. Занимался эндопротезированием суставов, выпустил несколько научных статей, выступал на международных форумах. Весной 2022 года в больницу пришли сотрудники КГБ. Доктора задержали на рабочем месте — приехал, а его уже ждали. Оттуда отвезли в СИЗО КГБ и предъявили обвинение.

— Якобы пациентам ставили импланты иностранного производства за деньги (вместо бесплатных белорусских), а доктора получали за это гонорар. Я не ставил платных протезов. Но все равно на меня что-то нашли: написали каких-то пациентов, которые к платным услугам никакого отношения не имели, — надо было что-то состряпать, и они состряпали.

Тогда замначальника Следственного управления КГБ Константин Бычек сообщил, что по «делу ортопедов» задержали 35 работников медучреждений и пять представителей коммерческих структур. Против них возбуждено уголовное дело о получении взятки (ч. 1, 2, 3 ст. 430 УК) и даче взятки (ч. 1 ст. 431 УК), а также о незаконном денежном вознаграждении (ч. 1 ст. 433 УК).

Артур занимался протезированием за счет бюджета — это операции, где протезы закупались за счет государства, и на покупку он никак не влиял.

«Кто-то был заинтересован»

Очередь на операцию достигала от 3 до 5 лет, ее контролировала специальная комиссия. Артур говорит, что белорусские протезы по качеству не уступали импортным, но были пациенты, которые принципиально не хотели ставить белорусский вариант. Тогда они могли заказать протез иностранной фирмы, но на очередь это никак не влияло.

— Если в клинике был внебюджетный отдел, то он связывался с поставщиками и закупка проходила официально через аптеку больницы со счетов клиники. Слышал, что в некоторых регионах пациентов направляли сразу на фирму. Люди оплачивали протез, и представители фирмы его привозили.

По словам доктора, тогда КГБ задержал много врачей, которые мало занимались платным протезированием — всего 2−3 операции за свою практику.

— Платным протезированием занималось гораздо больше людей, чем прошли по делу. Были люди, которые явно в этом могли быть задействованы, но дело их никак не коснулось. Второй вопрос: почему накрыли только две фирмы, которые продавали протезы, хотя их было больше. Почему не все? Почему к другим не пришли? То есть опять же — кто-то был заинтересован, кто с кем сотрудничает. Наверное, были бенефициары этого дела не только в комитете, а может быть, и среди коммерсантов. Но эта информация недостоверна, никто не знает ответов на эти вопросы.

«Ради чего все это было?»

В апреле 2022 года замначальника Следственного управления КГБ Константин Бычек прокомментировал «дело ортопедов». По его словам, врачи и руководители медучреждений получали взятки за то, что, «действуя в интересах иностранных коммерческих организаций и используя свое служебное положение», предлагали пациентам купить иностранные эндопротезы конкретных фирм. «За эти действия представители иностранных компаний передавали белорусским врачам незаконное денежное вознаграждение из расчета по 200 евро за каждую проведенную операцию», — утверждал Бычек.

В мае 2023 года в Бресте осудили двух врачей, которых задержали в конце марта 2022 года в рамках «дела ортопедов». На суде один из обвиняемых — врач Сергей Кисель — рассказал, что особого выбора эндопротезов у пациентов не было: импортные поставлялись только от двух производителей — Waldemar Link через «Медлинк» и DePuy Synthes через «Джонсон & Джонсон». Можно было бесплатно получить протез белорусского производства от ЗАО «Алтимед», но их нужно было ждать и они подходили не всем.

Так выглядит протез коленного сустава на рентгене. Фото: volynka.ru

Летом 2022 года Белорусский расследовательский центр выпустил видео, где утверждал, что от «дела ортопедов» выиграла подруга Виктора Лукашенко Людмила Неронская, чья клиника «Мерси» единственная в Беларуси продолжает устанавливать импортные протезы. В государственных же больницах с импортными протезами больше не работают, объясняют расследователи.

Артур говорит, что видел это расследование, но с выводами не согласен.

— Чтобы кто-то выиграл, на этом поднялся, получил большие преимущества… Да, все закупки эндопротезов пошли через УП «Медтехника». Нюансы появились, очереди не сократились, процесс попадания пациента на операцию задерживается. Все усложнилось. И ради чего все это было?

Врач говорит, что белорусский производитель протезов тоже временно приостанавливал поставки своих изделий — после начала полномасштабной войны в Украине. Было ли связано это с «делом ортопедов», неизвестно.

— Были ситуации, когда пациентам действительно отказывали в операциях просто потому, что нечего было ставить, — говорит Артур.

«И умножьте теперь это все на 10»

После задержания Артура поместили в СИЗО КГБ.

— Никого не били, не душили, но психологическое давление было колоссальным. Мне угрожали, что это долго продлится и будет серьезное наказание. Для СИЗО очень подходит слово «безжалостный». Это не гостиница — там конвейер, и никому нет дела, кто чем занимался и кем был в «той» жизни.

Артур несколько недель провел в СИЗО, после дал признательные показания, и его отпустили под подписку о невыезде и неразглашении информации. Врач говорит, что все задержанные ортопеды тогда признали вину.

— Можно было не признаваться, но это бы не повлияло на результат, поэтому признались все. Кто-то сразу, кто-то не сразу, кто-то делал вид, что не признался, но, по-моему, признались все. В нашей профессиональной среде эти вопросы обговаривать было не принято — кто что писал, кому сколько выставили, какой счет.

Также КГБ выставил всем врачам «сумму ущерба», которую те, по словам Артура, должны были погасить в десятикратном размере.

— Коэффициент был 10. Суммы примерно по всем были от 500 до 5000 долларов. И умножьте теперь это все на 10.

Откуда брались эти суммы ущерба — врач до сих пор не понял. Но все, кто проходил по делу, должны были выплатить компенсацию в десятикратном размере на счет КГБ и после принести «платежку» в следственный отдел.

— Плюс те, кто прошел через суд, получал еще штраф, условные сроки с отсрочкой либо «домашнюю химию». На данный момент всем разрешили приступить к работе.

Весь уголовный процесс по «делу ортопедов» занял около полутора лет. Через год с части задержанных, по словам Артура, уголовные статьи и ограничения были сняты. Андрея Вороновича и Сергея Киселя суд приговорил к 1,5 годам «домашней химии» и 4 годам лишения свободы с отсрочкой на два года.

Артур попал в список тех, у кого уголовное дело было прекращено. Когда с врача сняли ограничения на выезд, он уехал из страны. Мужчина говорит, что ему известно еще об одном враче, который проходил по «делу ортопедов» и смог убежать из страны, находясь под подпиской. Еще пара человек покинули Беларусь после того, как сняли ограничения. Один врач выехал за границу, но после вернулся обратно.

Сейчас доктор работает в европейской клинике, занимается подтверждением диплома, чтобы вернуться к своей медицинской специализации в работе.