Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Глава МИД Эстонии: Новые санкции в отношении Минска вступят в силу 2 декабря
  2. Минздрав: в Беларуси привито одной дозой почти 3,5 миллиона человек, двумя — 2,7 миллиона
  3. Киберпартизаны заявляют, что устроили атаку на сервера «Беларуськалия». Что известно об этом
  4. Усиление ветра, гололедица, сильный снег: на вторник синоптики объявили оранжевый уровень опасности
  5. Белорусская команда «МАЗ-СПОРТавто» пропала из списка участников «Дакар-2022». Сами гонщики не знают почему
  6. Прокурор запросил для Ольги Золотарь 5 лет колонии
  7. Проблемы с поездками и лишение имущества. Что может ждать человека в случае «заочного» привлечения к уголовной ответственности?
  8. На «Белоруснефти» из-за взрыва оборудования погиб рабочий, еще один в реанимации
  9. «Весна»: Правозащитницу Марфу Рабкову будут судить по одиннадцати статьям УК. Ей грозит до 15 лет тюрьмы
  10. Обсуждать Конституцию предложат на скорую руку за новогодним столом. Эксперты рассказали, что с этим планом не так
  11. Сергеенко: проект новой Конституции могут представить в первой половине декабря
  12. Замглавы АП: Белорусская экономика показывает лучшие результаты за 12 лет. Годовую инфляцию ждут не больше 9,4%
  13. Завершился чемпионат Беларуси по футболу. Какие итоги?
  14. Пытки в тюрьмах и торговля политзаключенными. Как тайная полиция Восточной Германии уничтожала оппонентов власти
  15. Умер певец и композитор Александр Градский
  16. Госсекретарь Совбеза рассказал об инициативе СК «заочно» привлекать граждан к уголовной ответственности
  17. «Если опять развяжут войнушку на Донбассе, Беларусь в стороне не останется». Лукашенко порассуждал про «врагов» и армию
  18. «Омикрон» может помочь в борьбе с пандемией? Рассказываем, как появился новый штамм и при чем здесь ВИЧ
  19. «Омикрон»: первые случаи зафиксированы в Канаде. ЮАР требует отменить запрет на въезд для Африки
  20. Сильные осадки: синоптики объявили желтый уровень опасности
  21. Белорусские пограничники нашли труп на границе с Литвой. Польша и Литва сообщили о новых попытках прорыва границ
  22. Зима подождет. На следующей неделе осенняя погода — дождь и мокрый снег
  23. «Мерзавцы дошли до убийства людей». Лукашенко сообщил о еще одном найденном на границе теле мигранта


В ночь на 17 ноября умер известный белорусский телеведущий Сергей Филимонов. Проект всей его жизни — передача «Видимо-невидимо» — выходила без малого 30 лет и стала по-настоящему культовой. Zerkalo.io вспоминает путь ведущего, который десятилетиями рассказывал белорусам о мировой культуре.

Фото: facebook.com/sergey.filimonov.528
Фото: facebook.com/sergey.filimonov.528

Сергей Филимонов родился 5 октября 1959 года в семье партийного деятеля. Ведущий вспоминал, что в юности он пытался говорить с родителями о том, чтобы заниматься режиссурой, но его отец был категорически против этого. В итоге Сергей поступил на исторический факультет БГУ, который окончил в 1981 году. О своем образовании в советском ВУЗе ведущий вспоминал так:

— В советские времена более-менее подробно работать с этой [шоу-бизнес] темой могли лишь критики «буржуазной» культуры. Они были «бойцами идеологического фронта», то есть, выпускниками истфаков, коим я и стал. Закрытые просмотры фильмов посещал еще с начала 70-х годов. То же касается и музыки. Могу считать себя заядлым меломаном с более чем 30-летним стажем, ведь свой первый фирменный винил — легендарный альбом Pink Floyd «Темная сторона луны» — поставил в коллекцию в конце 1973 года.

Сергей Филимонов рассказывал, что всегда интересовался кино и музыкой, а с 15 лет занимался «фарцой», то есть подпольной продажей редких музыкальных записей. Благодаря этому будущий ведущий всегда был в курсе новинок и отлично ориентировался в мире кино и музыкальной индустрии. В 80-х Сергей жил в Москве, где познакомился с подпольным видеопрокатом. Вот как он рассказывал об этом в интервью Onliner:

— Еще в Москве накануне 1983-го знаменитый переводчик-синхронист Леша Михалев открыл для меня мир видео. Это был запрещенный тогда в СССР фильм «Калигула». Я, вся публика и лидер Всесоюзного клуба любителей кино, на чьей квартире это происходило, из-за такого просмотра могли отправиться за решетку.

Но в Москве Сергей не остался и вернулся в Минск, где в начале девяностых открыл собственный прокат видеокассет. Периодически он писал о культуре в вечернюю газету.

Тогда, в начале девяностых, зарождалось независимое белорусское телевидение. После падения железного занавеса страна стала открытой для мировой культуры: то, что раньше было запрещено, стало доступным и не наказуемым. Однако 30 лет назад получать информацию было намного сложнее, чем сегодня. О новинках музыки и кино узнавали из телевизора и газет.

— Представьте себе, газета «Вечерний Минск» по пятницам в киосках раскупалась тиражом 1 млн экземпляров, в том числе на «мове» 150 тысяч, — рассказывал Сергей Филимонов.

Ему несколько раз предлагали сделать культурный проект для белорусского телевидения. По словам ведущего, согласился он не сразу. Но в итоге первый выпуск «Видимо-невидимо» все-таки вышел в 1992 году. Сергей вспоминал, как появилось название, и что оно означает:

— Если любишь дремать в ванной, то можешь утонуть. Или увидеть что-нибудь во сне. Так случилось и со мной. Лежал в ванной, крутил в голове различные варианты, и тут осенило: кино — видимое, музыка — невидимое. Так и появилось название «Видимо-невидимо».

С тех пор передача регулярно выходила на БТ и очень скоро стала главным источником свежей информации о музыке и кино. Притом «Видимо-невидимо» никогда не была светской хроникой или сборником сплетен из мира шоу-бизнеса. Ведущий спокойно и с характерным полюбившимся многим юмором рассказывал о рейтингах топовых фильмов и песен, показывал трейлеры новых фильмов (по тем временам — настоящая редкость). В «Видимо-невидимо» можно было посмотреть клипы и настоящие рецензии на новинки кино. Каждый 70-минутный выпуск был настоящей ценностью: тогда нельзя было просто так посмотреть трейлер на YouTube, информации было мало, а за новыми фильмами нужно было натурально охотиться, разыскивая их в салонах проката. Кассеты с самыми интересными новинками сразу же уходили в аренду и буквально перескакивали из рук в руки.

В «Видимо-невидимо» была и обратная связь со зрителями. Сергей вспоминал, что каждую неделю в редакцию приходили сотни писем. Иногда фидбэк от ведущего получался забавным.

— На передачу приходили мешки писем от зрителей. Мы сидели, сортировали. Очень популярно было писать: «Покажите Мадонну», у нас стопка таких просьб лежала. А к Мадонне уже в то время было отношение: «Ну, сколько можно уже?». Но стопка писем-то есть. «Ладно, — говорю, — покажем». Ставим в передачу на три секунды фотографию Мадонны, я произношу в камеру: «Посмотрели? Спасибо за письма». По отношению к фальши и гламуру наш девиз был: «Никакого спуску!», и это находило отклик у людей.

На Первом национальном телеканале «Видимо-невидимо» выходила 10 лет, до 2002 года. Тогда выпуск программы был прекращен. Тогда ведущий рассказывал, что у их творческого объединения всегда были «договорные отношения с разными структурами Белорусского телевидения», однако на 2002 год они не были продлены.

— Из так называемого «официального эфира» меня выгнали так называемые «идеологи», засланные в нашу страну из восточной соседки, которые, к сожалению, правят бал в информационном пространстве Беларуси. И это при рейтинге номер один и при постоянном спросе у рекламодателей. Применение беларускай мовы в зоне популярности кажется им нежелательным. Что здесь удивительного? Если бы я руководил каким-то из государственных каналов ТВ, такой канал воспитывал бы самостоятельных людей с критическим отношением ко всему. По-вашему, это реально в теперешнем белорусском медиапространстве? — так вспоминал эти события ведущий в 2016 году.

После закрытия на БТ «Видимо-невидимо» выходила на канале СТВ. Это продолжалось до лета 2011 года. С 2012 до 2019 год передача выходила на канале «Белсат». Сергей регулярно публиковал отзывы на кино на своей странице в Facebook.

Причиной смерти ведущего его знакомые называют COVID-19. В последнее время он регулярно делился со своими подписчиками мыслями о том, что коронавируса не существует, ставил под сомнение вакцинацию от этой инфекции и необходимость ношения масок.