Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Острову чистоты» пророчат банкротство (похоже, «помогли» силовики). Посмотрели, какова финансовая ситуация у «мамы» этой торговой сети
  2. «Следователю будет не до меня». Вадима Прокопьева будут снова судить заочно — ранее он получил 25 лет колонии
  3. В предполагаемой резиденции Лукашенко на Красноармейской зарегистрировали «Фонд Первого»
  4. Сколько успеют прожить на пенсии белорусские мужчины? Отвечаем на вопрос, на который постеснялись ответить чиновники трех министерств
  5. Полина Шарендо-Панасюк на суде заявила о сильном давлении и бесчеловечных условиях содержания. Почти весь год она провела в ШИЗО
  6. Вагнеровцами будет командовать 25-летний сын Пригожина, россияне пытаются отбить свои окопы на окраинах Работино. Главное из сводок
  7. Почему Лукашенко стал призывать одну из европейских стран возобновить сотрудничество. Похоже, на это есть как минимум две причины
  8. «Я спросила: „А где вторая кровать?“» Екатерина Снытина — о любви, каминг-ауте и свободе
  9. Лукашенко назначил нового ответственного за мобилизацию в Беларуси
  10. Мужчин с военными билетами массово вызывают на повторные медкомиссии. Что происходит?
  11. Кочанова снова наговорила ерунды о белорусах и белорусках — и пытается вернуть нас в прошлое. Но у нее не получится — и вот почему
  12. Чиновники готовят населению жизнь без шоков и со стабильностью. Однако есть два «но» — только в 2024-м и пока лишь на бумаге
  13. «Россия 1» рассказала о приказе на ликвидацию командира российского вертолета, который угнал его в Украину
  14. В Варшаве перед выборами прошел огромный марш польской оппозиции. Похоже, что людей было около миллиона


Вторую неделю жители деревень, которые находятся в непосредственной близости от погранперехода «Брузги-Кузница», куда 8 ноября пришли более двух тысяч мигрантов и разворачивались дальнейшие события, наблюдают за происходящем. Говорят, что ситуация «конечно, людей сильно напрягает и пугает». С мигрантами местные время от времени встречаются на протяжении нескольких месяцев, но признаются, что каких-то чрезвычайных происшествий за это время не было. Правда, передают друг другу истории о том, что мигранты селятся в пустующих домах, а на подворьях у кого-то пропадают то куры, то даже овцы, а из подвалов — закатки.

Фото: wikipedia.org
Фото: wikipedia.org

 — Визуально у нас все тихо, если так можно сказать. А в реальности — все очень непредсказуемо, — говорит жительница приграничных Коробчиц.

Деревня находится в 10 километрах от границы и недалеко от Гродно. Дорога, идущая через населенный пункт, ведет прямо на КПП «Брузги-Кузница» и до его закрытия погранперехода с польской стороны, здесь туда-сюда ездили фуры, а до пандемии было достаточно оживленное движение.

Сейчас же — непривычно мало машин.

 — Только местные ездят. Еще время от времени военная техника проезжает. Больше в ночное время или рано утром. Иногда слышен сильный шум со стороны дороги. Но у нас тут рядом военная часть и бывают учения в лесу, так что сказать точно, что эти передвижения связаны с мигрантами на границе, нельзя. Мы можем только предполагать что-то, — рассказывают местные жители.

Они говорят, что в Коробчицах внимательно следят за ситуацией на границе, быстро реагируют на незнакомцев на улицах и возле домов — вызывают милицию.

 — Стали закрывать на ключ калитки-ворота — такого раньше не было. Рассказывают, что были случаи, когда мигранты в пустые дома забирались или дачи. Вообще, слухов много. В местных чатах писали, что мигранты в Барановичах (речь не о городе, а о гродненском микрорайоне индивидуальной застройки на окраине, — Прим. Zerkalo.io) зашли в дом. Но так оно или нет — не знаю. У нас таких случаев не было. Говорили, что у кого-то в нашей деревне пропали куры со двора, а в деревнях, которые ближе к границе, вроде бы, овец украли или вот были разговоры, что из подвалов у кого-то закатки пропали, или на дачах, которых здесь в округе много, тоже вроде мигрантов видели и вызвали милицию. Поэтому некоторые местные стараются детей особо не пускать лишний раз на улицу, кто-то паникует, кто-то говорит, что все нормально и не надо сильно беспокоиться. А так обсуждают больше какие-то бытовые насущные деревенские дела, чем мигрантов на границе, — говорит еще одна местная жительница.

Приграничная деревня Чеховщизна рядом с Коробчицами.

 — В Коробчицах все тихо. Пару дней возле озера Юбилейного, по дороге к нам из Гродно, стояли военные: тормозили каждую машину, заглядывали внутрь и все. Желали счастливого пути и отпускали. А потом и этот пограничный пост пропал. Если бы не новости и эта машина с пограничниками на дороге, то вообще бы и не знали, что творится около нас. Мы недавно ездили в Польшу, и кажется, что там ситуация выглядит более напряженной: больше полиции, посты военных и каких-то других служб, дорога от Бобровников около границы закрыта, надо было ехать в объезд. И местные там активнее обсуждают происходящее, чем мы, — говорит еще один житель Коробчиц. —  Но вообще разговоры время от времени есть. Знаете, многим не то, чтобы страшно, а как-то непонятно, стыдно перед соседями (поляками, — Прим. Zerkalo.io), что так происходит, еще про детей я думаю, которые там мерзли около границы в лагере.

Журналисты гродненского сайта s13.ru на днях побывали в приграничной деревне Струбка Гродненского района, которая находится в полутора километрах от границы и недалеко от Коробчиц. Тогда совсем близко от данного населенного пункта находился лагерь мигрантов.

Жители деревни рассказывали, что все местные очень напуганы. Дома закрывают на все замки, а когда стемнеет, на улицу стараются не выходить.

 — Как живем? Плохо мы живем! Страшно нам очень, понимаете… Ухожу на работу, двери замыкаю на все замки, бо там дзецi. А за них страшно. Мы столько тут прожили и никогда не закрывались, а теперь выйти страшно, — на эмоциях рассказывает женщина. — Лесники наши рассказывают, что со вторника ездят лес убирают за этими [мигрантами], сегодня вон дрова им повезли. Мы дрова для себя покупаем! А им привозят бесплатно, — рассказала s13.ru жительница деревни.

Фото: s13.ru
Деревня Струбка. Гродненский район. Фото: s13.ru

О том, что начали «на все засовы» закрывать двери говорят и жители приграничных деревень Брестской области.

Например, в деревнях Песчатка и Столповиски Каменецкого района уже несколько месяцев время от времени замечают людей, которые идут в сторону Польши. Населенные пункты находятся совсем близко от белорусско-польской границы.

 — Каких-то конфликтов с мигрантами не было. Они просто проходят мимо наших домов. Чаще группами по 7−8 человек. Видимо, у них есть какой-то пункт, куда надо прийти, вот и идут. Но все это, конечно, волнительно и очень тревожно. Да, люди стали закрывать все хозпостройки, дома, калитки на замки. Раньше так не делали. Ну, закроешь дверь и поехал, а сейчас все надо проверить, замки купили на сараи. В деревнях по сравнению с летом осталось не очень много людей — стало холодно, многие уехали в города на зимовку. Где два человека, где три, — говорит местная жительница. —  Недавно женщина из соседней деревни видела несколько человек, которые сидели на остановке и жгли костер прямо там. Грелись. Она вызвала милицию. Не знаю, что там дальше было. Но к нам недавно в деревню приезжал начальник погранзаставы, оставил свой телефон, сказал, что если мы увидим незнакомых людей, то звонить ему. Говорил, приедут пограничники — разберутся. А еще замечаем, что лес стал более грязным в округе. Мигранты оставляют после себя пакеты, бумагу, упаковки от еды. Вот эта ситуация нас тоже волнует.

Миграционный кризис

Напомним, миграционный кризис начался на фоне ухудшения отношений между Беларусью и Литвой, Латвией и Польшей.

В начале июля Александр Лукашенко заявил, что Беларусь больше не будет сдерживать нелегальных мигрантов в страны Евросоюза, потому что из-за санкций «у нас на это нет ни денег, ни сил». Для борьбы с потоками мигрантов Литва, Латвия и Польша решили строить заборы на границе с Беларусью.

8 ноября ситуация обострилась. Тогда в Сети появились видео, как большая колонна мигрантов пришла на нейтральную территорию рядом с пунктом пропуска «Брузги» на белорусско-польской границе. По информации Госпогранкомитета, их число превысило две тысячи человек.

Не дойдя 300 метров до погранперехода, мигранты свернули в лес и разбили там лагерь. Неделю они прожили в лесу на белорусско-польской границе, а 15 ноября оставили стихийный лагерь и собрались в пункте пропуска «Брузги». По разным оценкам здесь находились около 3,5 тыс. человек.

16 ноября мигранты попытались прорваться через белорусско-польскую границу. Они кидали в польских силовиков камни. Те применили в ответ водометы и слезоточивый газ. Попытка штурма провалилась и мигранты разбили палаточный лагерь возле ПП «Брузги». В результате столкновения есть пострадавшие как с одной, так и с другой стороны. Польша и Беларусь возбудили уголовные дела.

Позже часть беженцев белорусские власти разместили в логистическом центре возле погранперехода «Брузги». Еще около 1000 человек отказались уходить от границы и вернулись в старый палаточный лагерь.