Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. МИД Германии подтвердил информацию о смертном приговоре гражданину ФРГ в Беларуси
  2. С чем связаны природные аномалии, которые одна за другой обрушиваются на Беларусь? Ученый объяснил и рассказал, чего ждать дальше
  3. Лукашенко огласил еще одну претензию к беларусам. На этот раз не ко всем, а к жителям пострадавших от урагана регионов
  4. В правительстве пожаловались, что санкции ЕС затронули чувствительный для Минска товар. Что именно попало под запрет
  5. Медик, механик и охранник. Рассказываем, что удалось выяснить о гражданине Германии, которого в Беларуси приговорили к расстрелу
  6. Зеленский назвал условия прекращения «горячей фазы» войны уже до конца года
  7. В Минске сторонники Лукашенко празднуют его 30-летие у власти. Политику предложили дать звание Героя Беларуси — вот что еще там говорили
  8. «Как ни доказывал — поехал на разворот». Как сейчас проверяют вещи на беларусско-польской границе
  9. На рынке труда — «пожар»: число вакансий растет буквально на глазах
  10. Похоже, власти закрыли лазейку, с помощью которой беларусы могли быстрее проходить границу. Вот что узнало «Зеркало»


В одном из дворов Ленинского района Бреста произошла неприятная история между соседями, виной которой стали дети. Они играли возле припаркованных автомобилей, и на одном из них хозяин позже обнаружил заметные царапины. Водитель, родители, тетя и милиция стали выяснять, кто виноват. Все стрелки сошлись на одной девочке, хотя родители отрицали ее вину. Владелец авто подал на них в суд, чтобы получить компенсацию за ремонт. Результат опубликован в банке судебных решений.

Сердечки на пыльной машине. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pinterest.com
Сердечки на пыльной машине. Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pinterest.com

Хозяин машины Михаил (все имена вымышлены) в своем иске в суд сообщил: он припарковал авто на стоянке у дома с вечера, а на следующий день после обеда, выйдя к машине, заметил на задней левой двери множество царапин длиной 25-30 сантиметров.

Брестчанин обратился к председателю домового кооператива и попросил записи камеры видеонаблюдения. На видео он увидел, что на парковке играли трое детей — две девочки и мальчик. Они рассматривали колеса мотоцикла, стоявшего рядом, заглядывали в окна машины Михаила. Затем одна девочка подошла к левой задней двери авто и несколько секунд размашисто водила рукой по поверхности цвета «темно-зеленый металлик».

Михаил забросил запись в домовой Viber-чат и поинтересовался, знает ли кто-то детей и их родителей. Получив контакты мамы одной из девочек, Анны, он связался с ней и рассказал об инциденте. Та поговорила со своей дочкой и узнала, что с ней были друзья Соня и Рома. Судя по видео, к автомобилю прикасалась именно Соня. Анна связалась с остальными родителями и предложила им собраться и обсудить ситуацию.

На встречу пришли все трое детей, родители Ромы, а с Соней была ее тетя. Взрослые спросили детей, кто поцарапал машину, но те молчали. Тогда Анна рассказала детям, что имеется видеозапись, и снова стала спрашивать у них, кто виноват, но уже у каждого по очереди. Тут Соня все-таки призналась, опустив голову. Ее тетя начала кричать на девочку, спрашивать, зачем она это сделала, но та не смогла объяснить и лишь пожала плечами. Тогда тетя начала обвинять Рому, что это он потянул девочек на парковку и виноват в случившемся.

Услышав, что надо связаться с хозяином авто и возместить ему ущерб, Сонина тетя стала настаивать на том, что даже если девочка машину трогала, нет доказательств, что она нанесла царапины. Взрослые решили назавтра собраться еще раз и решить вопрос. На вторую встречу пришла уже Сонина мама, но сказала, что никаких вопросов с деньгами она решать не будет, этим будет заниматься ее муж.

Хозяин авто обращался к родителям девочек дважды, но те отказывались платить, ссылаясь на отсутствие доказательств того, что Соня поцарапала машину. Как потом они скажут в суде, «качество видеозаписи не позволяет установить, что именно их дочь С. нанесла повреждения автомобилю истца, поскольку из видеозаписи не следует, что в руках их дочери находился предмет, которым могли быть нанесены царапины».

Получив отказ, Михаил написал в милицию заявление на установление виновного в повреждении машины. Там начали проверку, установили, что царапины действительно имеются, и пришли к выводу, что нанесла их именно Соня. Административное дело попало в суд. Там направили к девочке работников управления образования, чтобы они ее опросили. Соня сказала, что она лишь рисовала на пыльной машине сердечки. В итоге дело закрыли на том основании, что девочка совершила правонарушение случайно, без умысла.

Пыльная машина с надписью «Помой меня». Фото: Chris Hsia, Flickr
Пыльная машина с надписью «Помой меня». Фото: Chris Hsia, Flickr

После этого водитель сам оплатил устранение царапин в автомастерской — хватило полировки, которая обошлась в 85 рублей. А дальше подал иск в суд.

На заседании выступали и родители Сони, и ее тетя, и родители остальных детей, и даже мастер, который выполнял полировку машины. Он, к слову, сказал, что царапины были неглубокие и нанести их можно было любым предметом.

Выслушав всех, изучив видеозапись и материалы милиции, суд пришел к выводу, что, хотя на записи не видно, держит ли девочка в руках какой-то предмет, ее движения правой рукой по двери машины говорят о том, что царапины нанесла именно она. К тому же, как сказали родители других детей, Соня в этом призналась.

Тут мама и папа девочки пытались возразить — мол, это другие родители своим психологическим давлением вынудили ее признаться в том, что она не совершала! Но суд посчитал этот довод несостоятельным, так как свидетели объяснили, что о ситуации расспрашивали всех детей одновременно и отдельно ни на кого не давили. Показания свидетелей, в отличие от слов самой девочки и ее родителей, были последовательны и непротиворечивы.

В итоге семью Сони обязали выплатить Михаилу возмещение материального вреда в сумме 85 рублей. А также компенсировать судебную пошлину (74 рубля) и расходы на юриста (200 рублей). Всего вышло 359 рублей. Если бы родители сразу, мирно решили с хозяином авто вопрос об оплате полировки, ситуация обошлась бы им гораздо дешевле, не говоря уже о времени, потраченном на суды.