Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  2. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  3. СК начал спецпроизводство в отношении бизнесмена, который входил в топ-200 самых влиятельных предпринимателей
  4. Жесткая авария в Минске: автобус влетел в фуру, пострадали 14 человек
  5. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от двух месяцев до шести лет
  6. Большой секрет Василевской. Власти старательно скрывают, в каком университете училась первая беларусская космонавтка, но мы это выяснили
  7. «Он пошел против власти, а вы нет — вы хорошие». Монолог освободившегося из самой строгой колонии страны, где сидит Статкевич
  8. В двух беларусских театрах происходят массовые увольнения актеров и сотрудников
  9. В Бресте скоропостижно умер высокопоставленный силовик, который руководил разгоном протестов в Пинске. Ему было 47 лет
  10. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  11. Как обострение на Ближнем Востоке и новые санкции повлияют на курсы доллара и евро? Прогноз по валютам
  12. Сможет ли армия РФ захватить Часов Яр к 9 мая и почему российское командование уверено в этом — анализ экспертов
  13. Уровень цинизма зашкаливает: власти продолжают «отжимать» недвижимость осужденных по политическим статьям. На торги попали новые объекты
  14. Почему в Пинске так много змей на набережной и откуда появились гадюки на грядках, объяснил ученый
  15. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  16. Эксперты предупредили беларусов, чтобы готовились к скачку цен. Недавно Лукашенко признался, что не знает, чем закончится эксперимент
  17. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  18. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  19. У Дворца независимости заметили людей в форме, скорые и МЧС. Узнали, что происходит


Наталья с мужем и сыном-инвалидом переехали в Польшу в 2021 году, в этой стране семья получила международную защиту. Несмотря на то, что между Беларусью и Польшей нет договора о взаимном признании нетрудовых пенсий, супругам удалось добиться назначения пенсии сыну. Эта история может стать прецедентом для многих беларусских семей в вынужденной эмиграции, пишет MOST.

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Подтвердить инвалидность в Польше проще, чем в Беларуси

У сына беларуски тяжелая форма аутизма. После переезда первым делом ей нужно было подтвердить его диагноз. Для этого женщина обратилась к семейному доктору, которая дала направление к психиатру и документ для обращения в Варшавский центр помощи семьям. Мальчик прошёл комиссию, и через две недели ему выдали документ об инвалидности.

Наталья считает, что в Польше подтвердить инвалидность проще, чем в Беларуси, где нужно сдать анализы и пройти всех врачей.

—  В Беларуси инвалидность устанавливается на определенный срок: первый раз сыну установили на два года, а потом — на пять. Когда срок заканчивается, нужно проходить переосвидетельствование, а это значит, что ребенка снова нужно таскать по врачам. После этого еще нужно пройти ВКК (врачебно-консультационную комиссию. — Прим. МОST) и только потом можно получить подтверждение инвалидности.

Добились пособия в размере 3 тыс. злотых

После установления инвалидности Наталья занялась оформлением пособия по инвалидности сына. Для этого потребовались паспорт сына, карта часового побыта по международной защите, справка, подтверждающая инвалидность, и заявление. Пакет документов беларуска подала в ZUS. Пособие мальчику назначили, но сумма оказалась значительно меньше, чем он получал в Беларуси.

— В Польше пенсия у всех детей до 18 лет — и с легкой, и с тяжелой степенью инвалидности — очень маленькая, — говорит Наталья. — Потому что считается, что до совершеннолетия родители должны обеспечивать ребенка. Если в Беларуси сын получал около 420 рублей, то в Польше — всего 215 злотых (178 рублей).

Кроме того, можно оформить пособие по уходу за ребенком с инвалидностью до 18 лет. Но для этого недостаточно установления инвалидности.

— Если в Беларуси любая мама ребенка-инвалида может оформить [пособие] по уходу и получать дополнительно около 400 рублей, то в Польше, чтобы оформить такое пособие, ребенок должен получить определенные пункты на комиссии — семь и восемь. Если хотя бы одного из этих пунктов не будет — ничего не выйдет. Сразу я вообще не поняла, что значат эти пункты. Подумала, что пособие назначили по умолчанию, как в Беларуси. Но [оказалось], его нам не назначили. Об этом мне сказали в ужонде (администрации. — Прим. ред.), когда я пришла оформлять для сына пособие по инвалидности. На тот момент подавать апелляцию было поздно — сроки уже прошли, и нам пришлось ждать целый год, чтобы пройти комиссию в связи с ухудшением здоровья сына. В итоге пособия мы все же добились.

Пункты, о которых говорит Наталья, отмечаются в справке об инвалидности (Orzeczenie o niepełnosprawnośći). Седьмой пункт — потребность в постоянном или длительном уходе или помощи со стороны другого человека в связи со значительно ограниченной способностью жить самостоятельно, а восьмой пункт — необходимость постоянного повседневного участия опекуна ребенка в процессе лечения, реабилитации и воспитания.

Пособие в размере 3 тыс. злотых (около 2470 беларусских рублей. — Прим. ред.) оформили на мужа Натальи, так как сын уже взрослый и мужчине с ним легче. А Наталья вышла на полную ставку на работу.

Ситуация двоякая

Новые трудности с получением пенсии возникли летом прошлого года, когда мальчику исполнилось 18 лет. Наталья отмечает, что проблема в том, что между Польшей и Беларусью нет соглашения о пенсиях по инвалидности. Поэтому при первой подаче документов в ZUS в получении пенсии ее сыну отказали.

В 2019 году Беларусь и Польша заключили договор о социальном обеспечении. По нему страны взяли на себя взаимные обязательства учитывать при назначении и выплате пенсий трудовой стаж, приобретенный на территории другого государства. Несмотря на ухудшившиеся отношения между двумя странами, 1 апреля 2022 года договор вступил в силу. Однако на практике беларусы в Польше часто сталкиваются со сложностями в назначении пенсий, поскольку между социальными ведомствами двух стран — Фондом соцзащиты населения и польским ZUS — нет реального обмена данными. ZUS направляет запрос в Беларусь, но ответа на него не приходит. Беларусам приходится самостоятельно ехать за документами в ФСЗН, а для многих эмигрантов, находящихся в Польше по политическим причинам, это невозможно. Для инвалидов детства ситуация ещё более сложная. Договор о социальном обеспечении учитывает только трудовые пенсии (включая трудовые пенсии по инвалидности), но не пенсии инвалидов детства.

— Я написала [Светлане] Тихановской и [Павлу] Латушко. Тихановская меня отправила в ЦБС (Центр Беларусской Солидарности. — Прим. ред.), но там в ответ на мою проблему только поохали и поахали. А помощница Латушко запросила документы, но вопрос они рассматривали очень долго.

Тогда Наталья обратилась к юристу в Польский миграционный форум за бесплатной консультацией. Там сказали, что ситуация может быть двоякой. С одной стороны, пособие могут назначить, поскольку семья находится под международной защитой. А с другой стороны, могут посчитать, что без карты сталого побыта оно не положено.

— В итоге юрист сказала, что назначение пособия будет зависеть только от того, как ZUS нас интерпретирует. И если ZUS откажет, то сделать с этим ничего будет нельзя.

Тем не менее ситуация разрешилась в пользу сына Натальи: ему назначили пособие. ZUS учел, что международную защиту семья получила именно в Польше.

«Все укомплектовано»

Параллельно с решением других вопросов летом 2021 года беларуска начала подбирать сыну специальную школу, в которую он мог бы пойти с нового учебного года.

— На тот момент ему нужен был восьмой класс специальной школы. Изначально я пришла на приём к директору обычной школы по месту жительства. Она позвала учителя-украинца, который помог нам пообщаться, так как по-польски на тот момент я говорила слабо. Я объяснила ей ситуацию, а она при мне позвонила в психолого-педагогическую порадню (консультацию. — Прим. ред.). Там проходят комиссии, которые определяют академический путь ребенка. В Беларуси, кстати, тоже так происходит, только у нас нужно идти в ЦКРОиР (Центр коррекционно-развивающего обучения и реабилитации. — Прим. ред.). Обычно ждать такую комиссию нужно около трех месяцев, но директор школы попросила предложить нам ближайшее возможное время. В итоге комиссию нам назначили через две недели.

Наталья отмечает, что прохождение комиссии похоже на то, как это происходит в Беларуси. С той лишь разницей, что в Польше не задают вопросов о том, где и с кем живет ребенок, в каких условиях, где работают его родители и сколько зарабатывают.

Проблемы с сопровождающими нет

С заключением комиссии Наталья направилась в спецшколу.

— В спецшколе по месту жительства сказали: «Все укомплектовано. Мест нет», — вспоминает беларуска. — Тогда 1 сентября я поехала в Управление образования, объяснила ситуацию и написала заявление — точнее, попросила, чтобы его там написали за меня, так как писать по-польски я еще не умела. В итоге через неделю мне позвонили и сказали, что нашлось место в школе, в которую я приходила изначально. Мол, там есть ребенок, который практически не ходит, поэтому они дают нам место. 10 сентября сын пошёл в школу.

Сейчас сын Натальи посещает второй курс специальной школы по подготовке к работе (Szkoła Specjalna Przysposabiająca do pracy). В организации образовательного процесса Наталья выявила несколько отличий от Беларуси. Основное заключается в условиях получения сопровождающего. Это человек, который помогает детям пройти от класса до класса, сходить в туалет, выполнить задание.

— Чтобы получить его в Беларуси, нужно было добиваться его на комиссии. Государство не хочет его давать, потому что это отдельная ставка в школе и дополнительные денежки. Но это еще не вся проблема: ставка в Беларуси настолько маленькая, что никто не хочет идти на эту работу. Если кто и соглашается, так это студенты, чтобы подзаработать. И то чаще всего родители доплачивают помощникам из своего кармана.

В Польше такой проблемы нет. Здесь на этом не экономят. На комиссии нам сказали, что будет один сопровождающий на класс. Меня это устроило, так как ребенок у меня уже достаточно взрослый, а в классе всего четыре человека. А если учесть, что наши особенные дети часто пропускают, то сын в классе и вовсе может быть один.

«В Беларуси люди просто шарахались»

Наталья отмечает, что отношение к людям с инвалидностью в Беларуси и Польше отличается не в пользу Беларуси.

— Польское общество доброжелательнее относится к детям-инвалидам, здесь это на уровне нормы. Это у нас в Беларуси все сидят по домам и практически никуда не ходят. От моего взрослого сына в Беларуси люди просто шарахались. Мне здесь комфортнее. В Польше мы смогли себе позволить нормально путешествовать на общественном транспорте — ни в автобусах, ни в поездах, ни в самолетах никаких проблем у нас не возникало. Конечно, есть люди, которые могут посмотреть с удивлением или отойти в сторонку, но в большинстве своем люди стараются поддержать и спрашивают, чем могут помочь.