Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  2. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  3. На госТВ отчитались о задержании брестчанина и двух россиян — утверждается, что они готовили теракты на российской железной дороге
  4. В России в Дагестане совершили несколько нападений: обстреляли синагогу, церковь и полицию. Есть жертвы
  5. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  6. Попал под санкции, но купается в роскоши. Чем владеет один из «кошельков» Лукашенко и его семья (впечатлительным лучше не смотреть)
  7. Украинский Генштаб сообщает о тяжелых боях на востоке страны. Аналитики предупреждают, что именно там Россия может наступать летом
  8. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
  9. С 1 июля заработает очередное изменение на автомобильном рынке


Беларусский айтишник Кирилл переехал в Польшу в начале 2021 года и с того момента ни разу не ездил на родину. А потом пришлось: на свое жилье в Польше не хватало денег, зато в Минске пустовала квартира. Мужчина рассказал телеграм-каналу Dzik Pic, как впервые за три года отважился приехать в Беларусь ради ее продажи, несмотря на риск задержания.

Знак на беларусско-российской границе в Витебской области Беларуси. Фото: правозащитный центр «Весна»

«Зеркало» напоминает своим читателям, которые сейчас находятся за границей, что к вопросу поездки в Беларусь нужно относиться максимально ответственно, даже если для этого есть веские причины. Мы уже писали о случае задержания мужчины, который решил поехать в страну для обмена паспорта. Известны также другие факты задержаний людей, которые долгое время находились за границей и решили по каким-то причинам вернуться домой.

По словам Кирилла, он не ездил в Беларусь три года. Сначала мешали ковидные ограничения, потом отмена авиасообщения, и наконец — банальный страх:

— У меня были определенные риски, что конкретно меня могут задержать. Впрочем, даже если бы их не было, я бы без надобности в Беларусь не поехал, ведь, когда ты долгое время живешь в безопасности, даже 1% играет большую роль. Я читал, как задерживали людей, вернувшихся из Литвы или Польши, и не хотел испытывать судьбу. В конце концов, на кону слишком высокая цена — моя безопасность и свобода.

Айтишник признается, что видел свое возвращение в Минск «только в страшных снах». Однако они с женой решили купить квартиру в Варшаве, и в конце 2023 года им понадобились деньги. А для этого нужно было попытаться продать квартиру в Минске. Супруги решили рискнуть, но постарались свести все возможные риски к минимуму.

Кирилл выставил на жилье, по его словам, «адекватную цену» (чуть больше, чем квартира обошлась ему самому), и покупатель нашелся буквально за день. Продавалась квартира через агентство, где беларусу помогли решить все вопросы с документами. Ему нужно было только приехать к моменту сделки, потому что доверенности у него не было.

— Ехать через наземную границу с Польшей я не рискнул, потому что ко мне явно были бы вопросы. В итоге поехал на автобусе из Гданьска в Калининград, а оттуда самолетом в Москву. Я понимал, что меня едва ли станут задерживать в России, да и документы там проверяют только сотрудники авиакомпании. Вот лететь из Калининграда сразу в Минск я бы точно не стал, — продолжает Кирилл.

На месте выяснилось, что российские авиакомпании не принимают польские и даже беларусские банковские карты. Айтишнику пришлось искать знакомых в России, кто смог бы купить ему билет в Беларусь.

После самолета была «какая-то полуразваленная маршрутка» до Минска. На поезде беларус поехать не мог — в этом случае пришлось бы покупать билет по своему паспорту. Кирилл не пользовался беларусской симкой и старым телефоном и не сообщал никому о своем приезде. Об этом не знала даже его мать.

— Мои знакомые, которые спустя несколько лет эмиграции ездили в Беларусь, говорили примерно одно и то же: страшно, когда ты думаешь о поездке, а когда находишься в Минске — страх пропадает. Так вот, ничего подобного: несколько дней, что мне пришлось побыть в Беларуси, у меня зашкаливал пульс (об этом добросовестно сообщали мои Apple Watch), и я боялся даже выйти из дома (ну как из дома, я ночевал у друзей), — признается мужчина.

Мать Кирилл в итоге тоже навестил — «устроил ей сюрприз». Пользуясь случаем, они решили оформить на нее доверенность — для этого поехали в один из райцентров и пошли к нотариусу, который находился в местном здании суда. Войти туда можно было через стандартную проходную, где сидел сотрудник милиции и проверял всех входивших.

— Он попросил наши паспорта: матери отдал быстро, а мой паспорт взял в руки, что-то там проверил и направился к выходу из своей кабинки. Я смотрю на него, а он целенаправленно идет ко мне. Это был самый страшный момент за всю поездку. И тут он говорит: «Давайте проверим, что у вас в рюкзаке». Сейчас смешно, но тогда я чуть не умер со страха, — описывает Кирилл.

Закрыв сделку с квартирой, через час уже беларус ехал маршруткой обратно в Москву, чтобы вылететь в Калининград:

— Только когда прошел российско-польскую границу, я наконец выдохнул — почувствовал себя в безопасности и начал ценить свою жизнь в Польше еще больше.