Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Минфин Польши объяснил, зачем ввели запрет на ввоз автомобилей в Беларусь
  2. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  3. Сомы-«мутанты» из пруда-охладителя вымирают, зато появились шакалы, лесные коты, одичавшие коровы. Как меняется фауна Чернобыльской зоны
  4. «Не покупайте билеты на автобусы». Беларусам рекомендуют пересекать границу с Польшей по новой схеме
  5. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  6. Российская армия захватила новый населенный пункт в Донецкой области и продвигается к Часову Яру
  7. «Он прекрасно знает, что Украина не имеет к этому никакого отношения». В Киеве прокомментировали слова Лукашенко про «Крокус»
  8. «Мы придем к вам с простыми беларусами, прессой». Вероника Цепкало обратилась к Шведу и покупателям ее конфискованной квартиры
  9. Лукашенко жалуется на дефицит кадров на заводах. Спросили у предприятий, возьмут ли на работу с «административкой» из-за политики
  10. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  11. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  12. Лукашенко пожаловался Путину на соседей и рассказал, что ему подсказывает его чутье
  13. Третий за последний месяц. Уволен руководитель еще одного беларусского театра
  14. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы


С беларусками, которые возвращались в Беларусь «на роды», поговорило издание devby.io. Женщины рассказали, зачем и стоило ли это того.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Reuters

Имена героинь текста изменены.

«Сомневаюсь, что в Польше со мной бы так возились»

Евгения, вернулась из Польши:

— Две полоски на тесте стали для нас с мужем полной неожиданностью. Чужая страна, нестабильные времена, старшему — 17. Но мы решили: если человеку очень надо было прийти в этот мир именно в такой ситуации, то кто мы такие, чтобы этому мешать.

Первым делом я сдала анализ на ХГЧ, потом сразу записалась к платному гинекологу, чтобы исключить внематочную беременность. Гинеколог сказала, раз я пришла, то она обязана поставить меня на учет, несмотря на то, что я иностранка, — и если я прерву беременность, это может повлиять на ситуацию с легализацией.

Я таких реальных историй не знаю, думаю, она меня просто пугала. Но именно действующий на тот момент в Польше запрет абортов даже по медпоказаниям стал главной причиной, почему мы уехали на 11-й неделе моей беременности в Беларусь (к счастью, у нас была такая возможность).

Я была в группе риска по возрасту (мне 42 года), поэтому хотела иметь возможность сделать все генетические скрининги (НИПТ, амниоцентез по показаниям) и прервать беременность в случае угрозы отклонений.

Вторая веская причина — я хотела рожать с русскоговорящим врачом, которого выберу сама. Но даже в дорогом и раскрученном варшавском «Медикавере» мне этого не могли гарантировать. А в ситуации тотальной неопределенности (и по жизни, и по поводу родов) нам хотелось максимальной предсказуемости.

В Беларуси я уже один раз рожала бесплатно, и этот малоприятный опыт мы с мужем решили не повторять. Поэтому я встала на учет в частном медцентре и получила исключительное ведение беременности у отличного специалиста доказательной медицины.

То, что решение уехать рожать в Беларусь было правильным, стало окончательно понятно, когда на последних сроках беременности у меня диагностировали многоводие и нестабильное поперечное предлежание плода.

Меня госпитализировали в обсервацию, две недели наблюдали, собирали консилиумы, рассматривали любые варианты, как избежать операции. Рожала я тоже платно — с выбранным врачом в ВИП-отделении 6-го роддома. Доктор подловил головное предлежание, меня простимулировали — и я родила сама и без осложнений.

В Польше я несколько раз сталкивалась с платной медициной, поэтому сильно сомневаюсь, что со мной бы там так возились. В лучшем случае планово прокесарили бы, в худшем — сказали бы приходить на схватках, и могло бы случиться преждевременное отхождение вод с выпадением пуповины и другими опасными последствиями.

Справедливости ради хочу отметить, что мои знакомые, рожавшие в Польше бесплатно, тоже остались очень довольны. Их роды проходили чуть ли не по книгам Мишеля Одена: тихо, темно, тепло, вмешательства минимальные, роженица выбирает, как переживать схватки и в каком положении рожать, «золотой час» — норма, а не исключение для «випов». Но все это были стандартные физиологичные случаи без осложнений.

Мы с мужем, конечно, как настоящие контрол-фрики, оставляли возможность рожать в Польше или Литве на случай какого-нибудь беларусского форс-мажора и даже записались в посольства этих стран на получение свидетельства на возвращение для ребенка. Но этот запасной вариант не пригодился. В итоге о своем решении рожать в Беларуси мы не пожалели ни разу.

И кстати, польское посольство без проблем выдало новорожденному малышу шенген-визу, чтобы вернуться в Польшу. Перед этим я написала письмо, обрисовала нашу ситуацию, приложила документы — мне перезвонили и назначили дату.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Hollie Santos, unsplash.com
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Hollie Santos, unsplash.com

«Если роженица приезжает в больницу, а там нет мест — она садится в машину и едет в другую»

Юлия, вернулась из Германии:

— Когда мой муж получил предложение от IT-компании в Берлине, я была беременна, срок составлял 12 недель.

В Беларуси я наблюдалась у врача в платном центре, а в Германии получила доступ к госмедицине, так как у нас была госстраховка. Я нашла русскоговорящего врача — чтобы попасть к ней на прием, нужно было почти час добираться на городской электричке, потом подолгу сидеть в очереди. Увы, другие варианты не были мне доступны, так как я не знала немецкого языка.

Я страшно переживала из-за того, что не смогу понимать, что будут говорить мне врачи во время родов. Два месяца я искала русскоговорящего доктора или хотя бы медсестру, которая могла бы сопровождать меня в больницу со схватками и быть со мной там все время, пока рождается ребенок, — но не смогла найти.

Подруга, рожавшая в Германии, сказала: «Я в тот момент вообще все языки забыла», — ее слова засели у меня в голове.

Другая причина, почему я задумалась о том, чтобы вернуться в Беларусь: в Берлине так устроено — если роженица со схватками приезжает в больницу, а там нет мест, она садится в машину и едет в другую. Вы представляете себе такую гонку по больницам?!

Была еще и третья причина: я думаю, это важно — где именно родился человек. Сейчас мой ребенок живет в Германии. И скорее всего, он пойдет в садик, потом в школу, он будет говорить по-немецки, но главное — он будет по-немецки думать, это неизбежно. И мне казалось, что хотя бы через место своего рождения он будет все же связан с Беларусью. И будет знать, откуда он родом.

В общем, на сроке 32 недели мы с мужем вернулись. Уже рожая, я думала: слава богу, что я в Минске.

Клиника, в которой я наблюдалась в первом триместре, меня не приняла. Пришлось сменить платный центр. По плану я должна была рожать в ВИП-отделении 6-го роддома — уже заключила договор и выбрала врача. Но за две недели до родов его закрыли из-за ковида.

Роды были очень тяжелыми — когда схватки перешли в потуги, стало понятно, что нужно экстренно делать кесарево сечение. После операции я не менее тяжело восстанавливалась — меня буквально выхаживали в течение двух недель. Но со мной все время был муж, я чувствовала его поддержку.

Сейчас уже я знаю многое в Берлине: у меня появились знакомые, рожавшие здесь, — и они говорят, что во многих больницах есть врачи и медсестры/медбратья, говорящие по-русски. Но о своем решении вернуться на роды в Беларусь я не жалею.

В первый месяц к малышу на патронаж приходили чудесная медсестра из беларусской поликлиники — помогала мне во всем, объясняла, как ухаживать за новорожденным. А в Германии я не могу вызвать врача на дом. Когда мой ребенок впервые заболел (с очень высокой температурой), я в панике писала врачам — и только из одной поликлиники ответили: «Приходите!»

Дело в том, что тут как с родами: если поликлиника перегружена, администратор может отказать вам в приеме (хотя врачи и обязаны оказывать экстренную помощь). Так что если ты не знаешь законов, как я тогда, или языка — тебе будет непросто добиться консультации и осмотра.

Спустя какое-то время нам пришлось переехать в другую квартиру в Берлине. Теперь до педиатра, которая вела моего малыша с 9 месяцев, приходится добираться два часа. Но поделать ничего нельзя — другие поликлиники очень загружены. Врач-украинка из поликлиники по соседству сказала: «У меня 500 детей — я не могу вас взять».

Сделать визу малышу, чтобы вернуться в Германию, не было проблемой — детей подают на «восстановление с семьей». Перевод документов, апостиль и прочее сделали за пару дней — успели до сумасшедших очередей. А по приезде в Германию сделали ребенку ВНЖ — он привязан к Blue card мужа.

«Вопроса, где рожать, даже не стояло — я хотела вернуться к врачу, которому доверяла»

Ирина, вернулась из Литвы:

— Мы с мужем планировали ребенка, еще пока жили в Беларуси, но я забеременела уже после того, как нас релоцировали в Литву.

Беременность в целом проходила нормально. Я наблюдалась в платном центре у русскоязычного гинеколога. За все время у меня взяли кровь из вены несколько раз — и то только потому, что я сама об этом попросила врача. К слову, моя страховка от компании не покрывала ни ведение беременности в целом, ни эти анализы конкретно.

В какой-то момент на проекте возник аврал — я стала работать сверхурочно и очень стрессовала из-за этого.

И когда у меня вдруг появились кровянистые выделения, жутко испугалась. Врач заверила: все хорошо — повода для беспокойства нет. Но я переживала, поэтому постоянно писала знакомому гинекологу в Беларуси. Он стал для меня поддержкой и опорой на все то время. И да, в отличие от литовского специалиста, он посчитал не лишним назначить мне препараты прогестерона. Моя врач в Литве лишь сказала на это: «Как хотите — вреда не будет!»

Вопроса, где рожать, передо мной даже не стояло — я хотела вернуться к врачу, которому полностью доверяла. Так что, оформив «декрет», я тут же села в автобус — и поехала в Минск.

Уже здесь пошла и заключила договор с роддомом на платные роды. Врач — ну конечно же, тот самый, мой.

Самое интересное: уже в Беларуси выяснилось, что у меня были риски (не хочу вдаваться в подробности) — но в Литве не выполнили ни одного анализа, который бы их определил. Мой врач назвал это «ужасной беспечностью». Хорошо, что все благополучно закончилось.

Мы все еще в Минске — я не решаюсь пока возвращаться назад, так как малыш еще мал для путешествия, но податься на литовскую визу для него можно только в Грузии или в Турции. Есть еще вариант сделать шенген-визу в посольстве любой другой европейской страны, а потом подаваться на ВНЖ в Литве — может, мы так и поступим.

Читайте также на devby.io:

Инженеры создали робота, который предсказывает эмоции собеседника

Пользователи Twitch начали стримить на ягодицах. Платформа запретила контент с акцентом на «интимных частях» тела

Х катастрофически теряет аудиторию под руководством Маска