Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  2. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  3. «Беларускі Гаюн»: В Гомеле приземлился самолет экс-президента Украины Януковича — в последний раз он прилетал в марте 2022-го
  4. Внезапный прилет Путина, новость о возможном прекращении войны и самолет Януковича в Гомеле — совпадение? Спросили у депутата Рады
  5. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  6. Многие обратили внимание на необычный трап, по которому Путин спускался в Минске, — и назвали его пуленепробиваемым. Так ли это?
  7. «Юридической чистоты здесь нет и быть не может». Лукашенко и Путин порассуждали о легитимности Зеленского
  8. Выборы в Координационный совет начались 25 мая. Кто в списках и как проголосовать
  9. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  10. Reuters: Путин готов к прекращению огня в Украине и мирным переговорам
  11. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  12. «Продолжит симулировать». Эксперты объяснили, почему могла всплыть информация, что Путин якобы готов к прекращению огня и переговорам
  13. В Минске задержали двоих граждан Таджикистана из-за подготовки терактов
  14. «Изолируйте режим, откройтесь людям». Туск заявил, что Польша может возобновить работу одного перехода на границе с Беларусью


Беларуска Алина Демидович весила 115 кг, а потом похудела сразу на 50 кг. Но до хэппи-энда было еще далеко: на «память» о лишнем весе остались 6 кг такой же лишней кожи. Чтобы ее удалить, пришлось сделать две дорогостоящие операции. Девушка рассказала на YouTube-канале «Максимально», во сколько ей обошлась пластическая хирургия и о последствиях своего решения.

Алина Демидович. Скриншот YouTube-канала "Максимально"
Алина Демидович. Скриншот YouTube-канала «Максимально»

«За два года получилось снизить вес до 65−66 килограммов»

Алина уже в детстве имела лишний вес и даже не помнит себя без него. В школе ее из-за внешности обижали другие дети, однако дать им отпор она стеснялась.

— Проблема в том, что меня растили так родители: «Умный промолчит, ты не должна никому отвечать», — вспоминает Алина.

Долгое время беларуска жила с мыслью, «что когда-нибудь она похудеет», но осуществить мечту все никак не получалось. К активным действиям ее подтолкнула начавшаяся в 2020-м пандемия коронавируса, и Алина обратилась к эндокринологу-диетологу — параллельно она проходила психотерапию.

На тот момент девушка весила около 105 килограммов (максимальный вес, по ее словам, достигал 115 кг).

— И мы [с врачом] потихонечку стали работать — меняли пищевые привычки, работали много с пищевым поведением. За два года у меня получилось снизить вес до 65−66 килограммов, — говорит Алина.

«Кожа просто „вышла из чата“»

Но дальше возникла новая проблема — образовавшиеся излишки кожи: впоследствии выяснилось, что они сами по себе весят 6 кг. Дело в том, что беларуска успела дважды родить, кроме лишнего веса она также страдала от проблем со щитовидкой.

— Все это вместе привело к тому, что моя кожа просто «вышла из чата». Она мне сказала «пока» — это было ужасно, — признается девушка.

По ее словам, раздеваясь и глядя на себя в зеркало, она «видела 65-летнюю бабушку». Одежду можно было покупать не любую, а обязательно плотную, иначе она просто «исчезала в складках». Особенно тяжело приходилось летом, когда кожа начинала потеть.

— Ты не совсем понимаешь, как на самом деле выглядит твое тело. Когда вся эта кожа висит, выглядит так, как будто ты немножко толстенький, но в действительности это просто кожа, — описывает Алина свои ощущения.

Тогда девушка пришла на консультацию к хирургу с вопросом, стоит ли ей худеть дальше. Врач ее отговорил, убедив, что в этом случае «будет совсем плохо». И Алина решилась на пластическую операцию — она сделала абдоминопластику (удаление избытка кожи и жировой клетчатки в области живота) и круговую подтяжку практически по всему телу.

— К сожалению, бытует такое мнение, что можно сделать пластическую операцию — и у тебя появится супермодельное тело по щелчку пальцев. На самом деле нет: результат пластической операции зависит от кучи вещей, в том числе от твоей анатомии, от того, был у тебя лишний вес или нет. У меня, к сожалению, уже все очень сильно деформировалось — мой скелет развивался, по сути, под лишним весом, — объясняет Алина.

Обе операции, выполненные в Стамбуле, обошлись беларуске в 15 тысяч евро. По ее словам, это относительно недорого, потому что в Европе такие вмешательства «стоят дороже».

Хирурги над койкой пациента. Фото: National Cancer Institute, Unsplash

«Мало кто говорит о том, что пластическая хирургия — это ох***еть как больно»

Девушка вспоминает, что после первой операции, очнувшись от наркоза, она посмотрела вниз и увидела собственный лобок — это зрелище ее поразило:

— Я о***нела, потому что никогда в жизни его не видела, — я не могу описать свои эмоции.

Хотя после операции у Алины остались шрамы, она не жалеет о своем решении. Однако считает, что выполнение пластической операции, особенно большой по объему, требует огромных ресурсов организма:

— Когда ты делаешь пластическую операцию, ты немножко берешь у своего организма в долг. И нужно думать о том, как ты это организму будешь компенсировать.

Кроме того, по словам Алины, «мало кто говорит о том, что пластическая хирургия — это ох***еть как больно»:

— Я человек, который рожал два раза. У меня были операции кесаревого сечения, у меня были операции по здоровью, но это даже близко не стоит с пластическими операциями. После них оба раза я думала, что пластическая хирургия — это больнее, чем рожать. Вот насколько сильным должно быть желание что-то сделать [со своим телом], чтобы пройти через всю эту боль.

Все говорят: «Можно сделать пластическую операцию, можно не делать», как будто это за хлебом сходить. Но это очень больно и очень долгий процесс восстановления — ты месяц ходишь в корсетах и ограничен в движении. То есть ты на месяц просто буквально инвалид.

Мне было страшно от того, что люди часто так ходят на пластические операции: вставила такие импланты, потом передумала, через полгода поставила такие, через год — еще другие и т.д. Это должно быть очень искренним желанием, потому что по-другому ты просто не сможешь эту боль пережить.