Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Попытки прорвать оборону, продвижение российской армии и 1100 погибших. Что сейчас происходит на фронте в Украине?
  2. «В интересах моей партии и страны». Байден снялся с президентских выборов
  3. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  4. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  5. Экс-премьер Великобритании рассказал, каким может быть мирный план Трампа для Украины
  6. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  7. Милиционер проверил телефон и что-то вводил в Telegram. «Киберпартизаны» рассказали, что делать
  8. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  9. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия
  10. Председатель Верховного суда заявил, что Лукашенко помиловал 14 участников протестов, и анонсировал возможное освобождение новых
  11. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу


При увольнении в Комитете по здравоохранению Мингорисполкома известному врачу Максиму Очеретнему сказали: «Здесь работы не ищи, тебя нигде не возьмут». В итоге специалист, который помог сотням детей, уехал из страны. Как оказалось, медик не единственный, кто попал в такую ситуацию. Zerkalo.io собрало истории людей, которые остались без работы «из-за политики», и узнало, сложно ли им было устроиться на новое место.

Летом-2020, когда Беларусь накрыла волна солидарности, тем, кто оказывался без работы из-за политики, люди часто протягивали руку помощи: предлагали вакансии или курсы. Сейчас ситуация усложнилась. Дмитрий (по просьбе собеседника имя изменено) стал безработным в августе 2021-го. Ушел по соглашению сторон. До этого он более 10 лет учил детей в одной из столичных школ.

— Директор надеялась меня отстоять, но в Комитет по образованию кто-то написал на меня анонимку. В бумаге было сказано, якобы у меня на телефоне [герб] «Пагоня», хотя ничего такого не было, и что на занятии я рассказывал про бело-красно-белый флаг и «Пагоню». Здесь не отрицаю, но, объясняя материал про территориальное деление Беларуси, ты обязан указать, какой был сразу флаг и как он менялся. Зачем это умалчивать? — говорит теперь уже экс-педагог. — Кроме того, в прошлом году я ходил на митинг учителей, где дал комментарий журналистам. Но никаких протоколов на меня тогда никто не составлял.

По словам Дмитрия, у него немало педагогических регалий. Однако от идеи искать вакансию в сфере образования он сразу отказался. У мужчины открыто несколько водительских категорий, поэтому он решил сконцентрироваться в данном направлении.

— Я открыл сайт по поиску работы и стал обзванивать подходящие вакансии. Где-то записывали мои ФИО, дату рождения, обещали набрать, но так и не перезванивали, хотя вакансии продолжали висеть. Где-то уточняли: «Что случилось? Почему вы ушли из школы?» — передает те короткие беседы Дмитрий и говорит, что честно озвучивал причину: анонимка. — Дальше обычно следовало: «Надеюсь, анонимка не политическая». Я отвечал: «Политическая». На этом разговор обычно заканчивался. Хотя некоторые честно поясняли: «Мы не можем вас взять, так как потом у нас начнутся проблемы» или «Мы не будем рисковать».

На телефоне, продолжает Дмитрий, он просидел месяц. Из организаций, с которыми общался по существу, была одна государственная и пять-шесть частных.

— На собеседование я ходил только в одну компанию. Когда сотрудница услышала причину моего увольнения, отключила телефон, отвела меня в сторону и сказала, что взять меня они не могут, — продолжает собеседник. — С одной стороны, я их понимаю… С другой… В какой-то момент я позвонил в одну из районных школ Минской области. Директор, у которой не хватало учителей, была готова рискнуть. Единственное, честно предупредила, так как мои документы пойдут в управление образования, гарантий, что я долго проработаю, она не дает. В итоге я отказался: добираться в эту школу мне было очень далеко.

— Вы все еще без работы?

— Нет, нужно же на что-то жить и платить кредит, — отвечает Дмитрий. — Примерно через месяц мы с родителями зашли в мебельный магазин. Там висело объявление, что фирма ищет людей, которые будут заниматься разгрузкой и сборкой мебели. Здесь про причины увольнения не спрашивали. Просто попросили диплом и характеристику с прошлого места работы, она у меня хорошая, так что меня взяли.

«При увольнении руководитель сказал: „В госсистему больше не устроишься“»

Татьяна (имя изменено) и ее супруг были сотрудниками госорганизаций. Во время предвыборной кампании они оставили подпись в поддержку Виктора Бабарико. На митинги, говорит женщина, их семья не ходила, но в итоге все равно оба остались без работы.

— Летом директор ни с того ни с сего сообщил, что в 2020-м я подписалась не за того кандидата и предупредил: «Работай, пока мне не сказали тебя уволить», — вспоминает Татьяна и говорит, что руководителю откуда-то позвонили и сообщили фамилии тех, кто поддержал альтернативных кандидатов. — У меня как раз заканчивался контракт, и его со мной не продлили. При увольнении руководитель мне открыто сказал: ты же понимаешь, что в госсистему больше не устроишься.

Так вышло, что с работы Татьяна уходила в положении. Женщину поддержали знакомые и довольно быстро помогли с вакансией. Место, на удивление, нашлось в госорганизации.

— Там меня не проверяли, взяли, чтобы я могла доработать до декрета, — поясняет Татьяна.

Ее супругу, продолжает, повезло меньше.

— У мужа на работе было четыре вида списков: в первом — те, кто подписался не за того кандидата, во втором — те, кто попался на акциях, в третьем — те, кого судили «по административке». А вот кто был в четвертом, мы до сих пор не знаем, — перечисляет собеседница и отмечает: ее муж попал в первый список. — Его предупредили, что в организации он до зимы, а дальше должен искать новое место. Муж не стал ждать и в сентябре ушел оттуда сам.

Изначально, продолжает Татьяна, работу муж искал на госпредприятиях.

— Он ходил на четыре собеседования, во время которых его просили написать заявление, где указывалось, что он не против, чтобы в милиции проверили его данные, — рассказывает собеседница и говорит, что супруг соглашался. — Через несколько дней, когда он приходил узнать результат, ему прямо говорили: «Вы выдвинули не того человека», и отказывали в вакансии.

— Муж все еще без работы?

— Нет, друг помог ему устроиться в частную организацию.

«На собеседованиях говорила: не сошлись характерами с предыдущим руководителем»

Валентина (имя изменено) из небольшого райцентра без работы уже третий месяц.

— У меня два образования — педагогическое и журналистское. Я несколько лет проработала в школе, а потом перешла в газету. В один из дней редактор вызвал к нему и сообщил: пришли списки, и он должен меня уволить. Что именно за списки, он не уточнил. Сказал лишь: не уволит он, уволят его, — рассказывает собеседница. — Спустя какое-то время я попыталась устроиться в школу. Меня вроде как взяли и даже отправили проходить медкомиссию. Но минут через 15 после того, как я вышла из отдела образования, мне перезвонили и сообщили: человек на это место уже нашелся.

— Вы понимаете, почему вас уволили?

— Мне не сказали, но, возможно, потому, что я подписывалась в поддержку Бабарико.

По словам Валентины, она откликалась на вакансии в двух частных организациях. В одной из них ей, гуманитарию, было бы сложно справляться с предложенной работой. Вторая из предложенных работ не понравилась ей самой.

— На собеседованиях вас спрашивали, почему вы решили сменить работу?

— Я была уволена по соглашению сторон, а не по статье. Никаких выговоров у меня нет, поэтому я старалась отвечать уклончиво. Говорила: не сошлись характерами с руководителем.

— А что у вас сейчас в планах?

— Поиск работы идет, но что делать, я не знаю. У меня большой кредит, поэтому ситуация патовая. Возможно, буду искать работу на заводе или поеду в областной центр. Может, там найдется вакансия, например, администратора.

В Трудовом кодексе сказано: «Дискриминация, то есть ограничение в трудовых правах или получение каких-либо преимуществ в зависимости от пола, расы, национального и социального происхождения, языка, религиозных или политических убеждений, <…> запрещается.

В Конституции ​​​​​​ написано: «Гражданам Республики Беларусь гарантируется право на труд как наиболее достойный способ самоутверждения человека, <…>. Государство создает условия для полной занятости населения <…>. (статья 41).