Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  2. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  3. Пророссийские силы теперь помирят ЕС с Лукашенко и Путиным? Что итоги выборов в Европарламент означают для Беларуси
  4. Беларусам предрекают скачок цен и возможную девальвацию. Одно из «предсказаний», похоже, начинает сбываться — «проговорился» Нацбанк
  5. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  6. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  7. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  8. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  9. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  10. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так


Сегодня, 29 мая, исполнилось четыре года с момента задержания Сергея Тихановского. Бывший политзаключенный Глеб Готовко, который в марте 2024 года вышел на свободу и при помощи BYSOL смог выехать за пределы Беларуси, рассказал «Белсату» о том, что ему известно о Тихановском.

Бывший политзаключенный Глеб Готовко. Скриншот: видео "Белсат"
Бывший политзаключенный Глеб Готовко. Скриншот: видео «Белсат»

Сергей и в тюрьме борется за свои права

Последний раз Глеб Готовко видел Сергея Тихановского во время прогулок в жодинской тюрьме в марте 2024 года. Но поговорить, отмечает бывший политзаключенный, им не удалось, «просто видел, что он шел, и все».

По внешнему виду, говорит Глеб, Тихановский заметно похудел, если сравнивать с тем, как он выглядел на записях в своем YouTube-канале еще на свободе. И к этому могли привести все факторы: плохое питание, то, что Тихановский находится все время один, много времени проводит в ШИЗО, причем в ужасных условиях, психологический стресс.

Но если судить по тем дискуссиям, в которые Тихановский вступал с администрацией, то «он выглядит адекватно».

«Он держит планку, воюет с ними, хочет отстаивать свои права, которые нарушаются. Ему создают информационный вакуум, ограничивают в том, что есть у почти каждого заключенного: буквально самые простые бытовые вещи, которые передают бандеролью с воли. Например, у него в камере даже не было бумаги, чтобы написать заявление и забрать свои собственные вещи из вещевого состава», — вспоминает бывший политзаключенный.

Глеб говорит, что однажды слышал, как Тихановский во время проверки ссорился с администрацией: ведь поскольку продуктовых передач нет ни у кого, то раз в год можно получить бандероль весом в два килограмма. Но ее не отдают в камеры, а кладут на склад. Чтобы забрать ее со склада, нужно написать заявление, но у Тихановского для этого не было даже бумаги и ручки. Поэтому он отстаивал свои права, говорил: «А где регламентировано, что заявление должно быть в письменной форме? Я вам устно на камеру говорю, ведь вы же представитель администрации!» Из этих разговоров видно, отмечает Глеб, что Сергей «в адекватном состоянии, он держится».

Нет у Тихановского и так называемой отоварки, как у каждого заключенного, имеющего право на 1 базовую величину (сегодня она равна 40 рублям) раз в месяц что-то купить в тюремном магазине: салаты, крабовые палочки или что-то другое. У Тихановского нет и этого, он полностью находится на казенном питании, а его, как отмечает Глеб, недостаточно для того, чтобы быть в адекватной форме.

Запрет на коммуникацию

Коммуникация с Сергеем в тюрьме запрещена, тем более она не разрешается между заключенными, сидящими в разных камерах. Поэтому, подтверждает Глеб, и сам Сергей, и другие политзаключенные придерживались правила не разговаривать между собой при встречах, а администрация колонии следит за этим.

Сам же Сергей, по словам Глеба, тоже старается не нарушать каких-то внутренних правил, так как за ним очень пристально следят и могут наказать за любое малейшее нарушение.

В определенное время появилась информация о якобы смерти Тихановского, что, по мнению бывшего политзаключенного, было сделано с целью проверки реакции общества. Подобные слухи появились и в самой колонии, о них заключенные узнали из своих источников.

В целом же передача на свободу информации о Тихановском начала блокироваться после того, как его осудили повторно по статье 411 (в феврале 2023 года Сергея осудили по ч. 2 ст. 411 УК за «злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения» и в дополнение к 18 годам колонии еще прибавили полтора года заключения).

Приблизительно в то время, как вспоминает Глеб, один из заключенных написал родственникам на свободу письмо, в котором вспомнил о Тихановском. Это письмо не выпустили, а самого заключенного вызвал оперативник и сказал ему такие слова: «Пока людям рано знать об этом». То есть, объясняет Глеб Готовко, было какое-то решение или какой-то план полностью изолировать Тихановского от свободного мира, чтобы никакой информации от него не поступало на свободу, в том числе от других политзаключенных, сам же Тихановский тоже не получает писем и не ходит на звонки. И такие решения, скорее всего, спускались сверху, так как внутри у администрации тюрьмы таких компетенций, по мнению Глеба, нет.