Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  2. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  3. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  4. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия
  5. «В интересах моей партии и страны». Байден снялся с президентских выборов
  6. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  7. Попытки прорвать оборону, продвижение российской армии и 1100 погибших. Что сейчас происходит на фронте в Украине?
  8. Милиционер проверил телефон и что-то вводил в Telegram. «Киберпартизаны» рассказали, что делать
  9. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  10. Председатель Верховного суда заявил, что Лукашенко помиловал 14 участников протестов, и анонсировал возможное освобождение новых
  11. Экс-премьер Великобритании рассказал, каким может быть мирный план Трампа для Украины
Чытаць па-беларуску


«Радыё Свабода» поговорило с бывшим политзаключенным, который в мае освободился из новополоцкой колонии № 1. Он рассказал о том, что сейчас происходит с отбывающими там наказание Виктором Бабарико, Игорем Лосиком, Андреем Почобутом. По словам беларуса, администрация учреждения пытается любыми способами изолировать известных заключенных, при этом у них плохо со здоровьем — так, Бабарико в апреле возили под конвоем в городскую больницу.

Вход в часть колонии с ШИЗО и ПКТ в ИК-1 в Новополоцке, 2009 год. Скриншот видео Департамента исполнения наказаний по Витебской области

Георгия (имя изменено из соображений безопасности) задержали в августе 2021 года. Во время обыска сотрудники ГУБОПиК искали у него дома «запрещенную» символику, но не нашли. Однако якобы обнаружили несколько сухих листьев дикой конопли, а также переписку в Telegram.

Мужчину судили по «наркотической» статье 328 Уголовного кодекса и приговорили к 1,5 года «домашней химии». А сразу после освобождения в зале суда задержали повторно — на этот раз за «разжигание вражды» (ст. 130 УК). По новому приговору — три года общего режима — Георгия в апреле 2022 года этапировали в новополоцкую колонию № 1, известную своими суровыми условиями содержания.

Там беларус пересекался с известными политзаключенными, которых держат в режиме инкоммуникадо (без связи с внешним миром): экс-претендентом в кандидаты в президенты Виктором Бабарико, журналистом Игорем Лосиком, журналистом и членом Союза поляков Беларус» Андреем Почобутом.

«Оказали помощь и вернули под „крышу“»

— Когда больше года назад Виктора Бабарико сильно избили, некоторые видели, как он выглядел. Были видны следы побоев (по другой версии, которую он якобы сам озвучивал заключенным, Бабарико мог получить травмы в результате падения. — Прим. «Радыё Свабода»). В этом году в апреле ему было очень плохо. Вывезли под конвоем в городскую больницу, оказали первую помощь и вернули обратно под «крышу», в помещение камерного типа (ПКТ). Виктор Бабарико очень изменился внешне, сильно похудел, постоянно находится в одиночной камере, как и Андрей Почобут и Игорь Лосик, — говорит Георгий.

Связь с родственниками как слабое место

С Игорем Лосиком осенью 2022 года Георгий, по его словам, находился в одном бараке, они вместе работали на разборке кабелей. Тогда другие политзаключенные помогали Игорю обжиться, поддерживали его, когда задержали жену Лосика Дарью:

— К нему не пускали адвоката. Письма не доходили. Издевались, когда якобы разрешили переписку с женой, но на самом деле никаких писем Игорь не получал. Увидели слабое место — связь с родными. И бьют в эту точку.

Когда в марте 2023 года Игорь попытался «вскрыться», его поместили в ПКТ (15 марта 2023 года в ответ на давление со стороны администрации Игорь Лосик порезал себе руку и шею лезвием. По одной из версий — потому что его пытались заставить убирать туалеты. — Прим. «Радыё Свабода»). С тех пор он в основном в одиночке. Или подсаживают «активистов», которые пытаются вывести на разговор, схема налажена у них. Его ни разу не поднимали в отряд (не поместили в общее помещение с другими заключенными. — Прим. «Радыё Свабода»). Выпустят из ПКТ — и сразу за отказ чистить туалеты снова в одиночку. Сейчас у него четвертое ПКТ (четвертый срок в помещении камерного типа. — Прим. «Радыё Свабода»). Игорь очень расстроен из-за ситуации с дочерью и женой. У него тяжелое психологическое состояние. Видели его (другие заключенные. — Прим. «Радыё Свабода») во второй половине апреля.

Знаю, что приезжали кагэбэшники, кто-то в штатском, заставляли записать признание, — говорит Георгий.

Медчасть для Почобута

С журналистом Андреем Почобутом Георгий также некоторое время был в одном отряде. По его мнению, Почобут — очень сильный человек, морально стойкий. Но у него проблемы с сердцем, повышенное давление. Несмотря на это, журналиста постоянно держат в ПКТ, утверждает Георгий.

— Его выводят из ПКТ, переводят на вечер в отряд и сразу приставляют зека, который сотрудничает с администрацией. Зек спит на первом ярусе, Почобут на втором. Предупреждают весь отряд: «Будете контактировать, помогать Почобуту — к вам будут применяться санкции». А санкции — это ШИЗО. Запугивают людей. Большинство боятся с ним даже поздороваться. Как это и с Бабарико было.

Периодически, между очередным помещением в ПКТ, Почобута кладут в медсанчасть на 1−2 дня — формально делают вид, что обследуют. Но за 1−2 дня же ничего не успеешь обследовать! — возмущается экс-заключенный.

По словам Георгия, в конце апреля политзаключенных Александра Гашникова и Валентина Тереневича, осужденных по делу «Рабочага руху» на 14 и 12 лет соответственно, снова должны были судить, чтобы перевести в закрытые тюрьмы. Эту информацию подтверждает правозащитный центр «Весна».