Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте
  2. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  3. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  4. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  5. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  6. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия
  7. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  8. Экс-начальник Ленинского РУВД поставил вместо гудков фразу, что его слушают спецслужбы. Это оказалось правдой — вот что узнало «Зеркало»
  9. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  10. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  11. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  12. Россия заявила о захвате Ивано-Дарьевки в Донецкой области, эксперты говорят о значительных успехах армии РФ и в Нью-Йорке
  13. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  14. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа


Далеко не все расставания проходят мирно — некоторые из них даже сопровождаются угрозами одного из партнеров покончить с собой. Как действовать в таких ситуациях? Что стоит говорить человеку? И как не чувствовать вину за свое решение после таких пугающих слов? «Зеркало» задало эти вопросы Анне Матуляк, психотерапевтке и директорке Европейского института современной психотерапии.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: freepik.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: freepik.com

Партнер (или партнерша) угрожает убить себя, если мы расстанемся. Но почему?

Анна Матуляк считает, что объяснить такое поведение можно тремя причинами.

— Первая — у человека ненадежный тип привязанности, который заложен еще с родительской семьи. Такие люди могут воспринимать расставание как конец жизни, крах всего, — говорит психотерапевтка. — В момент разрыва они как бы бессознательно становятся беспомощным младенцем, который буквально не выживет без мамы (в ее роли выступает партнер или партнерша). Каждый из нас несет свои незакрытые дефициты, потребности и чувства в партнерские отношения — и там все наши схемы взаимодействия начинают расцветать. Наш детский опыт и ранние травмы играют огромную роль в том, как мы будем строить отношения во взрослой жизни.

Другим фактором, который может привести к угрозам покончить с собой, становится окружающий контекст.

— Человека, например, уволили с работы, у него или нее закончились отношения с лучшим другом или подругой, случился переезд в другую страну и так далее. Череда тяжелых, кризисных событий может сложиться — и расставание становится последней каплей. Она и может буквально разрушать человека, толкать на такие слова, — уверена Матуляк.

Третий вариант — это различные психопатологические проблемы. По словам собеседницы, это значит, что у человека может быть какой-то синдром или симптом, депрессия, заболевание или просто индивидуальные особенности. Все это может не позволять ему или ей переварить ситуацию расставания, терять устойчивость в такой ситуации.

Ясно. А что с этим делать?

— Мы никогда не знаем, угрозы покончить жизнь от бывшего партнера — это шантаж и манипуляция или же человек правда находится на грани, — подчеркивает Матуляк. — Так что здесь очень важно сначала вместе проговорить ситуацию и придерживаться своего, без крайностей вроде «я дам тебе второй шанс» или «это твои проблемы». Между ними должна возникнуть средняя позиция, в которой вы проявляете внимание, но не берете на себя ответственность за решения другого человека. Из этой точки уже можно, оставаясь совершенно четким в своих побуждениях, предпринять какие-то шаги, которые помогут и человеку справиться с расставанием, и вам остаться без тяжелых переживаний.

Например, можно произносить фразы о том, что вам жаль, что партнер переживает расставание так тяжело и хочет причинить себе боль, но это его/ее решение и вы не можете никак на него повлиять. Здесь буквально в каждой фразе должно звучать, что вы готовы поддержать человека, дать контакт службы помощи, помочь найти психолога. Все это актуально, если при вашем расставании не было плохих историй с агрессией и насилием и вам действительно жаль, что так происходит.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pexels.com

Во время личных разговоров важно не вступать в спор с человеком и не говорить таких фраз, как «ты шантажируешь», «ты манипулируешь» (даже если вам так почему-то кажется).

— Мы можем только догадываться, о чем правда думает человек, так что лучше больше говорить о своих чувствах, — замечает психотерапевтка. — При этом нужно, чтоб партнер считывал уверенность в вашем решении расстаться и непоколебимость в этом вопросе.

Не поддавайтесь на высказывания о суициде и отвечайте на них: «Я не хочу, чтоб ты причинял себе вред, но это будет твое решение. Я не отвечаю за твои решения и поступки. Мне будет очень жаль, если ты такое выберешь, но я не могу этим управлять».

— Заботиться о партнере, который угрожает покончить с собой, не равно передумать расставаться, эмоционально обслуживать его или ее тревогу и неспособность сепарироваться. Оставайтесь при своем мнении, несмотря на угрозы, — говорит Матуляк.

В случае, когда правда подозреваете, что он или она может что-то с собой сделать, — поговорите об этом с общими знакомыми или родными партнера (партнерши). Расскажите о ситуации, объясните, что высказывания о суициде могут вас пугать и поэтому вы просите их приглядеть за человеком, уделить ему внимание в сложный период. Так вы позаботитесь о том, чтобы у бывшего партнера была социальная сеть поддержки от людей рядом.

А если разговоры не сработали, то обратитесь за помощью к специалисту. Это важно даже не только для того, кто угрожает покончить с собой, но и для того, кому адресованы высказанные намерения.

Меня все равно мучает чувство вины. Как с ним справиться?

—  В первую очередь попробовать отсоединить рациональную вину от иррациональной. Рациональная вина — это когда я действительно сделал что-то, что вызвало у человека определенные чувства, и тогда я несу за это ответственность. В таких случаях цикл вины закрывается искуплением. То есть есть что-то, что вы можете компенсировать, чтобы исправить ситуацию, и она «закроется», — объясняет Матуляк. — В случае расставания невозможно рационально винить себя за то, что вы разлюбили или почувствовали желание закончить отношения. Здесь рациональная вина может быть связана только со способом того, как вы это доносите до партнера. Например, если вы без причин исчезаете. Но тогда вы будете виноваты только в этом и, по сути, должны будете извиниться, чтобы закрыть цикл. Вина из-за желания закончить отношения — иррациональная, ведь вы имеете на это право.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: freepik.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: freepik.com

Если ваша вина иррациональная, то это уже задача для рефлексии и, как следствие, собственной психотерапии. По словам Матуляк, даже она может стать поддержкой во время тяжелых переживаний, если возможности обратиться к специалистам нет.

Теперь мне боязно начинать новые отношения. Со мной все нормально?

— Начнем с того, что бояться — нормально. В вопросе о страхе необходимо смотреть на то, насколько он глубокий. Понятно, что, например, если вы попали в мелкое ДТП, то, совершенно очевидно, на следующий день вы будете испытывать страх сесть за руль. Здесь имеет значение, что вы дальше будете делать и как этот страх будет разворачиваться, — подчеркивает специалистка. И приводит пример: — Условно, приведет к тому, что я уже десять лет не езжу за рулем, или к тому, что я шаг за шагом буду возвращаться за руль, сначала как пассажир, потом — ездить на мелкие дистанции с поддержкой родных, а потом — далеко и сама. Так наш страх появляется после какой-то тяжелой, травмирующей ситуации — расставания с угрозами в том числе — это тоже нормально.

Психотерапевтка советует обращать внимание, как меняется ваше состояние со временем.

— Если страх укрепляется, скорее всего, для него есть заложенная почва, на которой это происходит. А вот на какую именно почву это все упало — стоит разбираться детально в психотерапии, — считает Матуляк.