Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  2. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  3. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  4. Экс-начальник Ленинского РУВД поставил вместо гудков фразу, что его слушают спецслужбы. Это оказалось правдой — вот что узнало «Зеркало»
  5. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  6. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  7. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  8. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия
  9. Россия заявила о захвате Ивано-Дарьевки в Донецкой области, эксперты говорят о значительных успехах армии РФ и в Нью-Йорке
  10. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  11. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  12. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  13. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа


Абитуриенты узнали результаты централизованного экзамена. Оказалось, 64 человека написали его на ноль баллов. Этим летом аттестат им не выдадут. Претендовать на главный ученический документ они смогут лишь через год, когда пересдадут испытание. Александр в число этих ребят не входит, но в свое время школа тоже отправила его на «штрафной круг». В восьмом классе мужчину оставили на второй год. О том, как эта история отразилась на его жизни, он рассказал «Зеркалу».

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Unsplash / Taylor Flowe
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Unsplash / Taylor Flowe

В целях безопасности имена героев публикации изменены.

«Знал, что не стану бомжом или алкашом»

Александру около сорока, и сейчас он живет в Дублине. У него дочь-второклассница и маленький сын. О том, что мужчину оставляли на второй год, в их семье знает пока только жена Марина. Она, к слову, из учениц-отличниц. Когда муж впервые рассказал ей свою школьную историю, женщина и внимания не обратила. Позже эта тема всплыла еще раз в компании друзей, супруга тогда даже переспросила: «Реально?» В ответ услышала: «Да». Но отношений в паре это не изменило. Случилось и случилось.

А начиналось все так. Александр учился в одной из брестских школ. К тому времени, как парень пошел в восьмой класс, его родители развелись. Папа эмигрировал в Ирландию, а сын остался с мамой.

— Я ходил на уроки, не прогуливал и почти не опаздывал, но не учился, — возвращается к тем событиям Александр. — Из всех предметов мне нравилась только география. По ней у меня была четверка (мы тогда еще занимались по пятибалльной системе). Я и сейчас много путешествую. Объездил почти все страны Европы. Еще историю любил послушать. А остальные предметы были мне неинтересны. Считал ненужным это зубрить, потому что оно мне никогда не понадобится.

В первые годы учебы такое отношение к школе «прокатывало». Александр стабильно получал «минимум тройки», и этого хватало. А потом ситуация ухудшилась. Мужчина вспоминает, что в восьмом классе за четверть у него появились двойки по беларусскому и русскому языкам и литературам, химии, физике, истории. Дела с каждым месяцем улучшались, но в итоге за год у ученика вышло пять двоек.

— Я не учился, не делал домашнее задание, настолько в тот год мне это было неинтересно, — объясняет он, как такое стало возможным. — Мы с друзьями веселились, отдыхали. Не то, чтобы гуляли по-взрослому с алкоголем и так далее (возраст еще был не такой), а просто проводили время вместе. Плюс думал, в первой и второй четверти это все не страшно. Надеялся, что в третьей и четвертой исправлюсь, и годовую поставят получше. А потом… Если честно, я сильно не вникал в ситуацию, пока по факту не оказалось, что остаюсь на второй год.

Несмотря на плохую успеваемость, маму Александра в школу не вызывали. Хулиганом он не был, стекол не бил, ни с кем не дрался. Женщина ходила почти на все собрания. Классная говорила, что у ее сына плохие оценки и с этим нужно что-то делать, но родительница реагировала спокойно.

— Понимала: я не могу взять и хорошо учиться, — шутит мужчина. — Не помню, чтобы меня наказывали за отметки. Возможно, запрещали ходить к друзьям, но это было некритично и не напугало. Говорили, пойдешь в дворники, на стройку. Хотя строители сейчас неплохо получают (смеется). Все эти слова шли мимо ушей. В таком возрасте не особо задумываешься о будущем, но я знал, что не стану бомжом или алкашом.

Одноклассники относились к Александру неплохо, хоть близко общался он не со всеми. В основном его приятели — стабильные троечники. А успеваемость лучшего друга была лишь чуть выше, чем у него. Ребята сидели на последней парте и радовались жизни. Не очень приятные моменты случались только в конце четвертей, когда озвучивали оценки.

— Называют мою фамилию, говорят, и там двойка, и тут, — вспоминает Александр. — Одноклассники посмеивались, но по-доброму. Воспринимали это как прикол. Было некомфортно, но не то чтобы я из-за этого плакал или страдал.

«Было грустно, что начинали мы одинаково, но сейчас они в девятом»

Разговоры о том, что Александра собираются оставить в школе на второй год, появились в мае. Учителя и классная просили его подумать о будущем, но парень воспринимал все несерьезно. Затем в школу вызвали маму. Она вернулась грустная и без ругани сообщила: «Снова пойдешь в восьмой класс».

— Ответил: «Ну, пойду и пойду». Это же не то, что в тюрьму посадят или выгонят из школы, — улыбается собеседник. — То, что что-то не так, стал понимать только 1 сентября, ведь вроде бы идешь в ту же школу, снова на урок, но все совсем другое.

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

Александра ребятам представили просто, как новенького. Некоторые знали: он второгодник, но за спиной об этом не шептались и не смеялись. Шутит, школа у них была «немного бандитская», поэтому ситуации, когда кого-то из учеников отправляли на «штрафной круг», тут происходили и до него. Подростки могли обсуждать между собой этот не совсем стандартный факт из жизни ребят, но этим «никто не тыкал».

— В тот год брата моей одноклассницы тоже оставили на второй год. Помню, иду на занятия, он мне с крыльца кричит: «О, второй раз в восьмой класс!» А я ему: «А ты второй раз в девятый класс!» — вспоминает Александр. — Позже мы сдружились, но у него не очень хорошо судьба сложилась. Выпивает.

Казалось бы, в новом классе Александр выглядел переростком, но нет. В его детстве первоклассниками становились в семь лет. Но мальчика отдали в школу с шести, поэтому среди новых одноклассников он по возрасту был как все.

— Интересно, что со мной учился человек, с которым я ходил в первый класс в школу-сад. Его тогда почему-то оставили на второй год. Возможно, из-за здоровья. И вот я с ним встретился в этом восьмом классе, — рассказывает мужчина. — В тот год ребят на параллели перемешали по успеваемости, поэтому со мной оказалось много тех, кто слабо успевал.

Со своими прошлыми одноклассниками Александр почти не пересекался. Их, вспоминает, тоже «разбили» по уровню знаний, плюс к ним добавились новенькие из других школ, поэтому отсутствие человека в глаза не бросалось. Хотя друзья оттуда у него оставались. Один из них жил по соседству.

— О том, что со мной произошло, они не говорили, — вспоминает собеседник. — Было грустно, что начинали мы одинаково, но сейчас они в девятом, и у них уже другие движухи.

Учиться стало скучнее, но не из-за повторения предметов. Хорошо Александр помнил только параграфы по географии, а остальной материал слушал словно в первый раз. К тому же большинство учителей теперь у него были другие и информацию преподносили чуть иначе.

— Но из-за того, что я мало кого знал, а кого и знал, то недостаточно, ходить в школу стало не так весело, — описывает мужчина свои переживания тогда. — А морально вся эта ситуация меня вообще не угнетала. Я не заморачивался.

С нового года успеваемость у парня выше не стала, но оценки улучшились. Говорит, учителя подтянули.

— Как мне кто-то сказал, второгодников не хотели больше оставлять. Это портит рейтинг школе. Решили: двоечников лучше выпускать. До девятого класса доучились, и все — до свидания, — говорит собеседник. — По-моему, все эти разговоры, что тебя оставят на второй год и ты будешь лучше учиться, — бред и запугивание. Если желания нет, то не поможет. Просто в жизни потом чему-нибудь научишься.

Девять классов Александр закончил слабо. Средний балл в районе тройки. Многие из его класса и параллели пошли в техникумы и ПТУ, но он предпочел остаться в школе. Для этого его маме и родителям еще нескольких слабых учеников, которые хотели пойти в десятый класс, пришлось даже обратиться с письмом в Министерство образования.

— Учиться мне было неинтересно, но вот ходить в школу — да, — объясняет он, почему так хотел остаться за партой.

«Мне нравится моя работа»

Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

Школу Александр так и не закончил. После десятого класса он переехал к отцу в Ирландию. Это было в начале 2000-х. Родители решили, что за границей у парня больше перспектив. Сам он тоже был не против. Шутит: «Кто не хочет уехать в Дублин?»

После переезда он пошел в колледж. Там изучал английский, математику и программирование. Занимался с интересом. Говорит, в отличие от Беларуси, тут было понимание, для чего учишь те или иные предметы. Закончил двухгодичную программу и даже поступил в колледж, чтобы в будущем работать в сфере туризма. Правда, через год желание заниматься пропало, Александр оставил образование. Чтобы не сидеть без дела, работал в ресторане быстрого питания, в доставке и торговле. Сейчас таксует.

— Мне нравится моя работа. Ни разу не сожалею, что живу без высшего образования. Сколько помню по друзьям из Беларуси, никто не пошел устраиваться по специальности. Да и работа в офисе не мое. Делать каждый день одно и тоже, находиться в одном и том же месте мне скучно, — объясняет свою позицию мужчина. — А в такси мне нравится, картинка перед глазами каждый раз меняется.

С финансами у Александра тоже все в порядке. Говорит, знакомые, которые работают в офисах, по деньгам больше него не получают, но ответственность у них намного выше. На вопрос, как история с повторным восьмым классом повлияла на его жизнь, отвечает так:

— Люди, кто не оставался в школе на второй год и никогда с такими не общался, представляют второгодника как человека, который пьяный на скамейке лежит. Хотя это не так. На меня все это никак не повлияло. Разве что познакомился с большим количеством людей. Хотя значительным плюсом назвать это не могу, так как мало с кем из них общаюсь. Единственное, если бы вернуть время назад, учил бы в школе больше иностранный и беларусский языки.

Кстати, успеваемость у дочки Александра хорошая. Он говорит об этом с гордостью. Хотя, признается, в будущем не против рассказать ей о своем учебном опыте.

— Но тут школа совсем другая. Было бы у нас так, думаю, все бы хорошо учились. Их тут не прессуют, они на релаксе. На переменах бегают на улице. Если кто-то испачкается, это нормально, — делится наблюдениями мужчина. — Порой дочке, конечно, лень делать уроки. Жена ей тогда помогает. Мне бы хотелось, чтобы она хорошо училась. Это все-таки дает больше возможностей.