Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  2. «С Днем защитника отечества!» ВСУ опять сбили российский А-50
  3. Как связаны заявление Медведева о «русской» Одессе и угроза аннексии Приднестровья, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  4. Как закрытие Литвой еще двух погранпунктов с Беларусью отразится на пассажирских перевозках (уже влияет). Поговорили с перевозчиками
  5. «Вплоть до увольнения». Поговорили с белорусами, которых заставили проголосовать досрочно
  6. Угадайте, сколько зарабатывает гендиректор государственного завода. Узнали зарплаты топ-менеджеров
  7. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  8. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  9. Лукашенко усилил агрессивную военную риторику. Спросили у экспертов, действительно ли ему нужна война
  10. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  11. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  12. СК начал спецпроизводство в отношении девяти белорусов. Их хотят заочно судить по «народной статье»
  13. «Город на ушах стоит». Что будет, если через TikTok пожаловаться Лукашенко на невыплату зарплат (работники этого предприятия проверили)
  14. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  15. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  16. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го


В пятницу, 10 декабря, задержали пресс-секретаря А1 Николая Бределева, обвинив его в распространении закрытой информации о клиентах мобильного оператора. В тот же день в телеграм-канале сотрудника СТВ Григория Азаренка появилось видео, на котором Николай говорит о своей гомосексуальности и о том, что последние семь лет жил с мужчиной. Похожее «признание» записали и с участием Сергея Бабашкова, начальника отдела маркетинга «Хёндэ АвтоГрад». Разбираемся, что не так с признанием ориентации «из-под палки» и как такие действия силовиков могут повлиять на дальнейшую жизнь и психическое здоровье.

Для начала стоит разобраться с терминами, и не путать каминаут с аутингом. Если каминаут — добровольное раскрытие собственной сексуальной ориентации или гендерной идентичности, то аутинг — явление прямо противоположное. В этой ситуации раскрытие ориентации человека происходит без его добровольного согласия. Здесь речь пойдет именно об этом.

Что чувствует человек, говоря о своей ориентации на видео силовиков?

О том, что может ощущать человек в такой ситуации, рассказывает клинический психолог Йоланта Арманде.

— Конечно, это чувство страха и ужаса. Понятно, что человек говорит о своей ориентации не потому, что сам хочет рассказать о ней миру. Все это делается для того, чтобы он почувствовал унижение из-за разглашения такой информации, которая в обществе, где он живет, не воспринимается как позитивная.

Здесь Йоланта приводит пример других подобных видео: на них мужчины не говорят, что семь лет состоят в браке со своей женой. То есть те отношения, которые возникают между людьми одного пола, в такой ситуации изначально определяются не как любовь, а как что-то «ненормальное».

— Я думаю, что человек также испытывает чувство беззащитности, беспомощности и обнаженности, потому что вынужден говорить то, чего не хотел бы говорить, особенно этим людям и в этих обстоятельствах. Тем более, что он вынужден говорить на видео — непонятно, кто эту запись посмотрит и что будет думать о человеке в кадре. Это ненормальная ситуация для человека: как будто грязными руками залезли во что-то личное.

Фото: pixabay
Фото: pixabay

Валентина Лихошва, кандидат психологических наук, сотрудница Московского комьюнити центра для ЛГБТ-инициатив, считает, что такие действия силовиков имеют довольно ясные мотивы: опустить человека на самые низкие социальные ступени. И в дальнейшем мужчина, попадая в места лишения свободы, обрекается на насилие и пытки.

— При записи такого видео абсолютно грубо нарушаются личные границы человека, его личная зона. Что нужно сделать с человеком, чтобы он совершил публичный каминаут в таких обстоятельствах под давлением — остается загадкой. Это способ сломить мужчину, подавить его волю, и дальше делать с ним все, что угодно.

Мы не знаем, насколько открыто говорил Николай о своей ориентации до задержания (хотя мама обо всем знала и поддерживала сына). Но, основываясь на опыте России, Валентина считает, что полная открытость маловероятна. Общество на постсоветском пространстве все еще достаточно гомофобное, и из-за существующей дискриминации у людей из ЛГБТ-сообщества часто появляется внутренняя стигма непринятия себя.

—  Если бы у нас были абсолютно безопасные условия, где гомосексуальная ориентация не являлась бы поводом для отказа в работе, разрыва отношения с близкими или потери социального статуса, то и принятие происходило бы быстрее. В этом случае мы видим, что сексуальная ориентация — это уязвимость, видео это очень хорошо показывает. Даже имея высокий социальный статус ты все равно живешь в страхе быть раскрытым и в страхе, что эта информация будет использована против тебя. Что и случилось.

Как должен проходить каминаут, чтобы это было как можно менее болезненно?

Каминаут — понятия очень личное и индивидуальное, рассказывает Вика Биран, ЛГБТК+ активистка и культурная исследовательница. У каждого будет своя история, непохожая на остальные, говорит девушка, универсальных историй нет.

— Прежде, чем человек решает, делать или не делать каминаут, стоит разобраться, зачем ему это нужно, к чему это может привести, какой может быть самый неблагоприятный исход, сможет ли человек с этим справиться, есть ли рядом поддержка. И только после этого можно принимать решение. А вот в том, как себя чувствуют люди, ничего универсального нет, это очень разнообразный опыт.

Фото: pixabay
Фото: pixabay

До момента, когда человек открывает свою идентичность, есть множество переживаний, как примут это окружающие. И, к сожалению, отмечает активистка, мир по-прежнему часто является гомофобным, патриархальным и дискриминирующим по отношению к гомосексуальным людям.

Как должен происходить каминаут, чтобы не травмировать человека, решившегося рассказать о своей сексуальной идентичности, сказать сложно — здесь снова все слишком индивидуально. Но общие черты все-таки есть: должна быть поддержка в первую очередь родителей, которые любят своего ребенка, а тот знает, что может делиться с ними своими сомнениями, поддержка друзей и окружения, в котором находится человек.

— А вот в идеальном фантастическом обществе каминаут не нужно совершать вообще. Это общество предполагает, что люди имеют абсолютно разные гендерные идентичности, и никто по умолчанию не записывает нас в категорию гетеросексуалов.

Почему признание своей ориентации не должно быть вынужденным?

То, что случилось с Николаем и Сергеем, ЛГБТ-активисты и эксперты уверенно называют аутингом. По словам Валентины, аутинг нарушает права человека на частную жизнь и считается недопустимым поведением, тем более со стороны людей, которые имеют власть.

— Здесь личное становится публичным, и человек уничтожается как социальное существо. Последствия могут быть абсолютно разными, и, как правило, долгосрочными. От панических атак, стрессового и травматического состояния до попыток суицида. Представьте, что все личное, что вы скрываете, все ваши уязвимости сначала заставляют говорить на камеру, а потом еще и предают это обсуждению и публичному унижению.

Фото: pixabay
Фото: pixabay

Правда, отмечает психолог, в данной ситуации последствия аутинга вряд ли будут в чистом виде — скорее всего, признанию на камеру предшествовало серьезное давление. И такое публичное признание стало конечной точкой, когда человек уже сломлен.

Последствия такого вынужденного признания могут сказаться и на физическом здоровье, дополняет Йоланта. Из-за зашкаливающего в такой ситуации уровня стресса могут начаться соматические проблемы: нарушения сна, проблемы с питанием и так далее.

Отголоски такого слома скорее всего будут проявляться довольно долго: человеку надо будет восстанавливаться и психологически, и психически, и социально. И все равно не факт, что получится. Для этого, поясняет Валентина, нужна комплексная работа, и, самое главное, чувство безопасности, что в этой ситуации вряд ли получится обеспечить.

P.S. Пока мы готовили этот материал, появилась информация, что Николай получил 15 суток ареста. За что — неизвестно.