Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «В интересах моей партии и страны». Байден снялся с президентских выборов
  2. В Минске сторонники Лукашенко празднуют его 30-летие у власти. Политику предложили дать звание Героя Беларуси — вот что еще там говорили
  3. Милиционер проверил телефон и что-то вводил в Telegram. «Киберпартизаны» рассказали, что делать
  4. Председатель Верховного суда заявил, что Лукашенко помиловал 14 участников протестов, и анонсировал возможное освобождение новых
  5. Экс-премьер Великобритании рассказал, каким может быть мирный план Трампа для Украины
  6. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  7. Попытки прорвать оборону, продвижение российской армии и 1100 погибших. Что сейчас происходит на фронте в Украине?
  8. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  9. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия


Верховный суд оставил в силе приговоры Марии Колесниковой и Максиму Знаку. Об этом сообщает пресс-служба Виктора Бабарико.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Судебный процесс прошел в закрытом режиме. Родственники Марии и Максима подали заявления на свидание и ждут ответа», — говорится в сообщении.

Верховный суд — последняя инстанция, где можно было обжаловать приговор. Теперь осужденных должны отправить в колонию.

В чем обвиняли Колесникову и Знака?

Напомним, суд назначил Марии Колесниковой 11 лет колонии общего режима, Максиму Знаку — 10 лет колонии усиленного режима.

И Марию Колесникову, и Максима Знака, обвинили по трем статьям Уголовного кодекса:

  • ч. 1 ст. 357 (Заговор или иные действия, совершенные с целью захвата или удержания государственной власти неконституционным путем),
  • ч. 3 ст. 361 (Публичные призывы к захвату государственной власти, или насильственному изменению конституционного строя Республики Беларусь, или измене государству, или совершению акта терроризма или диверсии, или совершению иных действий, направленных на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь, либо распространение материалов, содержащих такие призывы, совершенные с использованием СМИ или интернета);
  • ч. 1 ст. 361−1 (Создание экстремистского формирования либо руководство таким формированием или входящим в него структурным подразделением).

Как ранее сообщала Генпрокуратура, обвиняемые вместе с иными лицами не позднее 16 июля (прошлого года) вступили в «тайный сговор с целью захвата государственной власти неконституционным путем». По версии обвинения, они использовали «успешно апробированную в ряде стран методику смены власти незаконным путем». По мнению прокуратуры, такая методика предполагает «аккумулирование представителей протестного движения для формирования неорганизованной массы людей как инструмента достижения целей и способа формирования протестного настроения участников». Она была адаптирована к белорусскому обществу и современному развитию информационно-коммуникационных технологий.

Прокуратура утверждала, что в заговоре были распределены роли. План якобы состоял в том, чтобы провозгласить себя представителями подавляющего большинства граждан страны, озвучить заявления о победе на выборах Светланы Тихановской, утрате народом Беларуси доверия к властям.

«Неоднократно прямо и в завуалированной форме призывали к признанию выборов недействительными, а действующего главу государства — нелегитимным», — говорится в сообщении прокуратуры.

18 августа 2020 года было заявлено о создании Координационного совета. «Скрывая свой мотив, в качестве официальной цели создания „Координационного совета“ они заявили организацию процесса преодоления политического кризиса, обеспечение согласия в обществе, а также защиту суверенитета и независимости Беларуси», — отмечала прокуратура.

По версии обвинения, истинной целью совета была координация протестной активности, организация и проведение действий, направленных на захват госвласти, смену политического руководства, разжигание вражды, публичные призывы к воспрепятствованию законному функционированию органов государственной власти и управления. Именно эти направления обвинение считает признаком экстремистской деятельности.