Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  2. «В интересах моей партии и страны». Байден снялся с президентских выборов
  3. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  4. Председатель Верховного суда заявил, что Лукашенко помиловал 14 участников протестов, и анонсировал возможное освобождение новых
  5. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  6. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  7. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  8. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  9. Экс-начальник Ленинского РУВД поставил вместо гудков фразу, что его слушают спецслужбы. Это оказалось правдой — вот что узнало «Зеркало»
  10. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  11. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия


32-летняя минчанка Татьяна Батуро, которую задержали 15 ноября перед судом над политзаключенной Ольгой Золотарь, провела в ЦИП на Окрестина 45 суток. Она должна была выйти на свободу 30 декабря, но ее снова перезадержали и составили новый административный протокол. За день до освобождения у Татьяны умер отец. На похороны силовики ее не отпустили, но 31 декабря судья Фрунзенского района выписал постановление на освобождение женщины, перенеся суд на 3 января. Из РУВД Татьяна сразу попала на похороны отца, а затем уехала из Беларуси. Она рассказала правозащитникам, что с ней происходило во Фрунзенском РУВД и ЦИП на Окрестина.

Фото: spring96.org
Фото: spring96.org

Напомним, Татьяну Батуро задержали 15 ноября перед судебным заседанием над Ольгой Золотарь. На собственном суде минчанка заявляла, что в РУВД ее ударили головой о шкаф. Травму зафиксировали в больнице. Несмотря на это, тогда ее в первый раз арестовали на 15 суток.

1 декабря над женщиной снова прошел суд. Ее обвиняли по административной статье 19.1. Женщина якобы агрессивно вела себя во время профилактической беседы во Фрунзенском РОВД. Ее снова арестовали на 15 суток.

На суде она рассказывала, что с 18 ноября и до момента перезадержания она находилась в карцере, где кроме нее были еще пять женщин. Спали все на полу. Она также заявила, что сотрудники РУВД пообещали, что будут держать ее за решеткой два месяца.

После второго своего ареста женщина на свободу так и не вышла. 16 декабря ее снова осудили на 15 суток по ст. 19.1 КоАП. Причиной стало мелкое хулиганство, которое она якобы совершила во Фрунзенском РУВД днем ранее.

30 декабря правозащитники признали Татьяну Батуро политзаключенной.

29 декабря у Татьяны умер отец. Адвокат вместе с матерью отвезли необходимые документы в РУВД, так как хотели добиться освобождения женщины, чтобы она успела проститься с отцом. Но им отказали, сославшись на то, что тогда на ней будет «висеть» неотсиженное время.

Утром 30 декабря женщину привезли во Фрунзенский РУВД. Там на нее составили очередной протокол по ст. 19.1 КоАП (Мелкое хулиганство). Согласно протоколу, Татьяна «вела себя агрессивно и задиристо, громко кричала, бросила кружку в стену, на замечания не реагировала». Но она утверждает, что в этот раз ее даже не заводили в кабинет, где она совершила «правонарушение», а сразу «посадили в камеру к алкоголикам». Следующие сутки Батуро провела в милиции.

О перезадержании дочери мама узнала только в управлении около 19.00. Там они с Татьяной даже смогли увидеться. Мама эмоционально рассказала дочери о смерти отца и требовала от милиционеров освободить ее, потому что на следующий день были назначены похороны. На что один из сотрудников Фрунзенского РУВД грубо ответил, что ему все равно.

Суд над женщиной должен был состоятся 31 декабря, но судья постановила перенести заседание на 3 января и ее отпустили.

Из РУВД Батуро сразу повезли на похороны отца. После первого задержания Татьяны он заболел COVID-19. Уже по истечении вторых «суток» он встречал дочь с Окрестина. Но тогда она на свободу так и не вышла. За день до освобождения женщины его сердце остановилось.

После похорон Татьяна покинула Беларусь. Суд состоялся без нее, но с участием адвоката.

Согласно показаниям свидетеля-милиционера, Татьяну 30 декабря уже в третий раз решили отвезти на «профилактическую беседу», во время которой она снова начала «хулиганить». Побеседовать с ней милиционеры решили, чтобы напомнить ей об ответственности за участие в массовых мероприятиях в связи с тем, что она раньше была оштрафована по ст. 23.34 КоАП (Участие в массовых мероприятиях).

В своем рапорте милиционер указал, что в 18.00 30 декабря во время разговора Татьяна якобы облила его водой. Но в протоколе написано, что она бросила кружку в стену. Протокол личного осмотра участковые и вовсе не составляли. Милиционер, который выступил свидетелем на суде, ничего не помнил. Оригинальный протокол в материалах дела отсутствовал, была только его копия. Но судья Скуратович на ошибки не обратила внимания, а показания милиционера сочла доказательством вины Татьяны. Ей выписали 15 суток ареста.

Татьяна рассказала, что в день первого задержания во Фрунзенском РУВД ее избил лично заместитель начальника РУВД Денис Марцуль.

По словам женщины, когда она потребовала вызвать защитника, Марцуль сказал «вот тебе, а не защитник» — и ударил ее в лицо между носом и скулой. Она ударилась затылком о стоявший у нее за спиной металлический сейф. Только через день по требованию адвоката оказать женщине медицинскую помощь Денис Марцуль повез ее в поликлинику, где ей диагностировали ушиб головы.

После того как к правозащитникам попали аудиозаписи момента задержания Татьяны и даже фотографии тех, кто пытался залезть в ее телефон, милиционеры говорили ей, что следующие «сутки» она получит благодаря публикациям лишенного регистрации правозащитного центра «Весна», и что они вообще не собирались больше ее перезадерживать. После задержания у Батуро изъяли два телефона, за один из которых она еще платит рассрочку. Татьяна сразу удивилась тому факту, что их вообще отдали, а дома уже заметила, что в них залита вода.

Также Татьяна рассказала, что 13 дней голодала: за 45 дней похудела на 8 килограммов. 20 дней она находилась в карцере. Спала на полу, так как нары охранники не отстегивали. Вода в карцере была только холодная, поэтому мыть голову Татьяна могла только во время перезадержаний в РУВД.

Третьи «сутки» женщина сидела в камере № 11. Помимо нее, в этой камере не было больше никого из «политических» — только бездомные.

Она также рассказала, что у нее после первой отсидки появились вши. В последней камере были еще и клопы.