Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Госдеп разрешил уехать из Украины дипломатам США и обязал вывезти их семьи
  2. Алимбекова стала второй в масс-старте на этапе Кубка мира
  3. С 1 февраля пересмотрят пособия на детей до трех лет. Как они изменятся
  4. Один из самых известных белорусских стартапов вышел из ПВТ и фактически прекратил работу в Беларуси
  5. Выводы — в пользу Беларуси, установить истину будет сложно. Эксперты оценили доклад ICAO о посадке самолета с Протасевичем
  6. В «Вайбере», за 15 минут, с участием провластных политологов. Как в госучреждениях обсуждают поправки в Конституцию
  7. Власти придумали, как утихомирить «взбесившиеся» цены на белорусские овощи (производители и торговля вряд ли заценят)
  8. Датская компания JYSK остановила показ рекламы на белорусском госТВ
  9. Генпрокуратура назвала новое число погибших белорусов в ВОВ — якобы их существенно больше, чем считалось. Вот какие цифры звучали ранее
  10. Мингорисполком пригрозил закрыть объекты торговли, если те за сутки не уберут снег
  11. В Беларуси будут сдерживать цены на импортные овощи и фрукты и на отечественные сыры. Почему могли ввести ограничения
  12. Рост пособий на детей, пересмотр пенсий, потяжелевшие жировки, обновление базы тунеядцев. Изменения февраля
  13. Председатель Госпогранкомитета: польские силовики планировали захватить белорусского пограничника
  14. Посольство США в Беларуси призвало американцев к повышенной осторожности из-за напряженности в регионе (и не только)
  15. В Беларусь прибывают российские боевые машины. Узнали, какая техника уже здесь
  16. В Минздраве рассказали о новой волне коронавируса и когда будет готова белорусская вакцина
  17. Российский академик: «омикрон» не станет выходом из пандемии
  18. Президент Армении Саркисян заявил, что уходит в отставку


Экс-­дипломаты Павел Мацукевич и Павел Слюнькин поделились с газетой «Белорусы и рынок» своими воспоминаниями об организации мероприятий высшего и высокого уровня, встречи «Нормандской четверки» и особенностях белорусской протокольной практики.

Фото использовано в качестве иллюстрации
Фото использовано в качестве иллюстрации

Главная сложность в работе протокольных служб заключается в том, что у каждого государства свои особенности, обычаи и требования к организации мероприятий высшего и высокого уровня. Поэтому в дипломатических отношениях придерживаются «принципа взаимности». Если принимающая сторона не прислушивается к пожеланиям своих гостей, то с большой долей вероятности потом она испытает аналогичное отношение на себе, когда уже сама будет в роли гостя, объяснили экс-дипломаты.

В качестве примера Павел Слюнькин рассказал одну интересную историю:

— Как-то белорусская делегация высшего уровня посещала одну ближневосточную страну, по правилам безопасности которой никто не может с оружием входить в главный дворец лидера, кроме его собственной охраны. Конечно, если бы приехали Меркель или Обама, для них наверняка сделали бы исключение. В Германии и США тоже есть свои требования к безопасности глав государств, и с учетом авторитета этих стран принимающей стороне, скорее всего, пришлось бы уступить. Но для делегации из Беларуси такого исключения сделано не было, несмотря на усилия сотрудников протокола и службы безопасности. Зато потом, когда ближневосточный лидер приехал с ответным визитом в Минск, сработал принцип взаимности: вооруженную охрану гостя не пустили во дворец Лукашенко, несмотря на недовольство приехавшей делегации. И когда уже в следующий раз мы снова полетели с визитом в эту страну, то уже за нами бегали и настойчиво уговаривали взять во дворец оружие, демонстрируя, что урок был усвоен.

Павел Мацукевич вспомнил другой пример из зарубежного опыта, иллюстрирующий принцип взаимности. В 2016 году президент России попал в неудобную ситуацию, когда под объективами телевизионных камер две минуты напряженно ждал в зале переговоров президента Турции. Спустя несколько лет уже Эрдоган в окружении своей делегации томился две минуты в ожидании встречи с Путиным. Пикантности моменту придавали портреты Суворова, которыми был увешан «зал ожидания» турецкой делегации.

Когда приедет Путин

Во время многосторонних встреч время прибытия и убытия делегаций имеет значение, пояснил Павел Слюнькин. Лидеры крупных и влиятельных государств всегда стремятся прибыть последними и даже немного опоздать, чтобы из аэропорта сразу приехать в зал встречи, где их уже все ждут. Часто этим пользуется Владимир Путин, особенно на мероприятиях уровня стран СНГ. Но главам других государств ждать президента России тоже не хочется, поэтому при организации многосторонних встреч у протокольных служб всех постсоветских стран один главный вопрос: во сколько прилетит Путин? Протокольщики регулярно уточняют у принимающей стороны детали прибытия в аэропорт кремлевского борта, пытаясь подстроить под него и время прилета своих начальников.

— Но такие опоздания случались не только у президента России (однажды он опоздал на 2 часа и 20 минут). Например, на одном из саммитов глав правительств СНГ в Минске все премьеры полтора часа ждали Дмитрия Медведева. Из-за такого отклонения по времени пришлось значительно сократить продолжительность переговоров, — вспоминает Павел Слюнькин.

Флажные моменты

— Встречу «Нормандской четверки» мы организовали за два дня, а это уровень, на котором в Беларуси визиты не проходили годами. Сотрудники службы госпротокола работали трое суток практически без сна. А после мероприятия СМИ подняли вопрос: почему в расстановке флагов немецкий оказался в центре? — продолжает Павел Слюнькин.

Самый простой способ расстановки флагов — по языковому принципу в алфавитном порядке. Такой подход исключает возникновение упреков от других партнеров: мол, какую-то страну дискриминируют.

— Но в ту ночь расстановка флагов не соответствовала языковому принципу. Секрет же был в решении самого Лукашенко: ему захотелось сделать джентльменский жест — на самое почетное место, в центр, поставить даму, Ангелу Меркель. От этого пункта уже «плясала» и дальнейшая расстановка флагов. К тому же решалась еще одна проблема — не ставить рядом Порошенко и Путина, которые в то время представляли враждующие стороны, — объяснил Павел Слюнькин. — В итоге такую расстановку все делегации восприняли хорошо.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Павел Мацукевич рассказал, как флаги и его заставили поволноваться.

— Я приехал в аэропорт встречать министра иностранных дел Австрии Себастиана Курца. Церемония встречи должна была происходить в VIP-зале, делегация встречающих с австрийской и белорусской сторон была в сборе, на месте встречи установлены флаги. Подвох был в том, что сотрудники аэропорта перепутали австрийский флаг с латвийским (они похожи), то есть главу МИД Австрии, если бы и я не заметил, встречал бы флаг Латвии. К счастью, в аэропорту нашелся флаг Австрии, его быстро отутюжили и незаметно даже для встречающих заменили, иначе мог выйти большой конфуз.

Особенности белорусского протокола

В каждой стране свои протокольные особенности, обычаи и традиции, с которыми вынуждены считаться зарубежные партнеры.

— Один из ярких примеров особенностей протокольной практики Беларуси — привычка Лукашенко брать на визиты своего младшего сына. Лидерам зарубежных стран приходится мириться с этой особенностью, — отметил Павел Мацукевич.

Экс-дипломат также рассказал о языковых нюансах протокольной переписки первых лиц Беларуси — президента, премьера и министра иностранных дел. Их послания лидерам и коллегам зарубежных государств готовятся на белорусском языке, к ним прикладывается неофициальный перевод на язык той страны, куда направляется послание. Исключение составляют страны СНГ, Грузия, Китай и Монголия. Протокольная переписка с этими государствами ведется на русском языке.

Павел Слюнькин работал в управлении Европы Министерства иностранных дел Беларуси. Участвовал в организации минских переговоров по Украине и работал политическим аналитиком в посольстве Беларуси в Литве. В сентябре 2020 года уволился из-за своей гражданской позиции. Сейчас является аналитиком Европейского совета по международным отношениям (ECFR).

Павел Мацукевич — старший исследователь Центра новых идей, экс-дипломат, бывший временный поверенный в делах Беларуси в Швейцарии, покинул дипломатическую службу после жестких подавлений протестов в августе 2020-го.