Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «В перспективе станет еще сложнее». Поговорили с консультантом, который помогает получить визы
  2. Синоптики рассказали, какими будут последние дни осени и начало зимы
  3. Компания МТС объявила, что повышает стоимость некоторых услуг, вводит изменения по кешбэку и анонсировала новый способ расчета
  4. Гибель иностранных добровольцев, подготовка новой волны скрытой мобилизации. Главное из сводок штабов Украины и России на 277-й день войны
  5. В 2023 году планируют заметно поднять земельный налог. Повышение коснется и населения, и бизнеса (размер прибавки многих может удивить)
  6. Умер глава МИД Владимир Макей
  7. Чиновники хотят ввести много налоговых изменений, которые затронут почти каждого. Сделали подборку возможных правок по налогам
  8. Налаживал отношения с Западом, устраивал праздники вышиванки и оправдывал репрессии. Чем запомнится глава МИД Владимир Макей
  9. Повышений пенсий, новшества для «тунеядцев», штрафы для водителей, подорожание сигарет. Изменения декабря
  10. Сайт «МакДональдс» теперь переадресовывает на новый адрес с измененным меню. В нем нет Биг Мака и Хеппи Мила, из названий убрали «мак»


Недавно мы перепечатывали историю белоруски Валерии, которая попала в медицинский лагерь во Вьетнаме из-за положительного теста на коронавирус. Там девушку больше всего впечатлила грязь в палатах и неаккуратность местных жителей. А сейчас блог «Отражение» рассказал историю белоруса Владислава, который тоже попал на карантин в другой стране. В ноябре прошлого года он провел десять дней в изоляции в Дубае. Мы перепечатываем эту историю.

Фото: соцсети
Один из обедов, которые получил на изоляции герой материала. Фото: соцсети

Владислав — гражданин Беларуси, который последние несколько лет живет в Москве. Его жена — россиянка, и в ноябре 2021 года они посещали Дубай. Но вернуться назад в Москву вместе им не удалось: все из-за позитивного теста на коронавирус у Владислава. То, что у него есть инфекция, мужчина выяснил в аэропорту перед вылетом.

— Врач сразу попросил меня отойти в сторонку. Жене он сказал, что она может лететь в Россию, а мне придется остаться, — рассказывает Владислав. — Там было много людей, которые сдавали тесты. В основном это были граждане Индии, Пакистана, но у них тесты были отрицательными.

Мужчину сопроводили в отдельную зону аэропорта. Она была отделена перегородками. Рядом с ним был охранник. В эти минуты Владислав с женой думали над тем, стоит ли ей остаться в Дубае. Но этот вариант был слишком дорогим, поэтому жена Владислава все-таки отправилась в Москву. Перед вылетом она успела обменять билет мужа на более позднюю дату. Это стоило пять тысяч российских рублей (около 65 долларов).

 — Я остался в аэропорту ждать своей участи. Подошла медсестра и сообщила, что в государственной клинике нет мест, а остались только платные варианты: по сути это простые гостиницы, которые могут принять больных. Стоить это будет 200 долларов в сутки, не считая цен на еду и процедуры. Деньги у меня были, но я подумал, что оно того не стоит, — делится герой.

По словам мужчины, в аэропорту он провел пять часов, время от времени повторяя медсестре, что денег на платный карантин у него нет.

— Она прямо выпрашивала у меня деньги: мол, позвони жене, пускай она возьмет в долг, или возьмите кредит в банке, — вспоминает собеседник.

В конце концов через пять часов ему сообщили, что есть вариант провести карантин бесплатно. Ехать к месту проведения нужно было на специальном такси, которое пришлось оплатить за свой счет. Водитель машины был в защитном костюме.

— Меня повезли в сторону пустыни. Прямо посреди нее и находился COVID-центр. Мне показалось, что его строили специально, предполагая, что в стране будет много зараженных. Меня привезли в приемную, медсестры замерили давление. Там же я повстречал россиянина. Он был в нормальном состоянии, ничего не боялся. Я подумал, что вот, сейчас я с ним подружусь, но нас развели по разным зданиям, — рассказывает мужчина.

После приемной Владислава отвели в палату. Вот как он ее описывает:

— Палата такая: белые стены, две кровати, телевизор, чайник, холодильник. Есть интернет — быстрый и бесплатный, так что я еще мог немного работать. В душевой — голый бетонный пол, унитаз и умывальник. Немножко грустненько, но зато чисто и комфортно, без плесени.

Фото: соцсети
Так выглядела палата. Фото: соцсети

В самом начале у Владислава спросили, христианин он или мусульманин — на карантине представители разных религий жили отдельно. В итоге Владислав в палате оказался один. В центре также были мусульмане и католики. Первые регулярно молились, а вторые, по словам героя, в какой-то момент впали в истерику.

—  Это были итальянцы, они тоже не особо говорили по-английски и не понимали, что им делать, — вспоминает он. — Я записал своей жене видео. Она немножко говорит по-итальянски и смогла перевести, что там мужик впал в панику: мол, куда я попал, что теперь делать, надо отсюда выбираться. Начал крушить все, ломать. Я даже вышел его успокоить: ненавижу, когда орут. Там уже был медбрат. Предложил ему свою помощь, но тот отказался. Зато в следующие дни они ко мне очень уважительно обращались: «Хэллоу, бро!»

Владислав рассказал, что, по его ощущениям, свободных мест в центре, куда его привезли, было много. Ночью было видно, что в большинстве окон в корпусах не горит свет. Весь персонал ходил только в противоэпидемических костюмах желтого цвета. Дверь в палату не закрывалась на ключ, но по правилам выходить из нее было запрещено.

Также запрещались контакты с другими людьми. На карантине действовал распорядок дня: в семь утра — завтрак, в девять — проверка медсестрой, в 11 — измерение давления, в 13 — обед. После обеда было время медицинских процедур: на третий день мужчине начали колоть препарат, разжижающий кровь. Вечером был предусмотрен ужин, а перед ним — уборка палаты. По словам мужчины, симптомы коронавируса у него были.

— В Дубае мы с женой попали в индийский квартал, где очень острая еда. Мне она показалась вообще безвкусной. У жены были духи, от которых можно задохнуться, но я их тоже не чувствовал, — рассказывает он.

Зато мужчина оценил еду, которую давали на карантине:

— Питание оказалось моей радостью. Кормили очень вкусно, три раза в день. Мне приносили специальную коробку, в которой было мясо, гарнир, сок и какие-нибудь фрукты. Готовили очень вкусно. Как оказалось, в Дубае есть специальная фабрика, которая поставляет еду в школы, детские сады, в разные организации и в клиники. Было настолько хорошо, что я даже нашел их инстаграм и написал, какие они молодцы. Еще я мог пользоваться интернет-магазином. Можно было заказывать еду. Курить и пить было запрещено, но, мне кажется, что даже по этому вопросу можно было как-нибудь договориться.

Фото: соцсети
Фото: соцсети

Мужчина отмечает, что по-английски не говорит, поэтому с персоналом приходилось общаться чуть ли не «на пальцах». Во время карантина это было главной проблемой. Не было понятно, что делать, когда изоляция закончится.

— Надо будет опять сдавать тест, но что, если он опять будет положительным? Мне опять лежать десять дней? На этот вопрос мне никто ответить не мог. Получается, что я десять дней отлеживался в непонимании.

Пока Владислав был на карантине, его жена пыталась понять, что нужно делать в этой ситуации. Она даже звонила в белорусское посольство в ОАЭ, но что-то пошло не так.

— В посольстве с ней сначала говорили на русском. Но сотрудники сами не знали, что нужно делать в таком случае, и разговор зашел в тупик. Тогда они перешли на белорусский язык и сказали, что по-русски не понимают, — утверждает собеседник.

Когда карантин закончился, мужчина сдал ПЦР-тест. Результата пришлось ждать сутки. В итоге тот был отрицательным, поэтому он смог вылететь в Москву по билету, который в самом начале обменяла его жена. Вспоминая пережитый опыт, Владислав говорит, что самое главное было — не нервничать.

— Я очень много нервничал, а оказалось, что надо было просто расслабиться и получать удовольствие, — резюмирует собеседник.