Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Глава парламента призвал беларусов «не бояться» и возвращаться. Уехавшая ему хлестко ответила
  2. Появился первый список беларусских спортсменов, которых допустили к Олимпиаде в Париже. Вот сколько атлетов будет участвовать
  3. Западная военная помощь начала поступать в Украину. Первый замминистра обороны этой страны объяснил, что с ней не так
  4. Власти очень хотели забрать успешное предприятие и воспользовались трагедией — тогда погибли 14 человек. Вспоминаем, как это было
  5. Тепло, но с дождями и грозами. Прогноз погоды на следующую неделю
  6. Лидеры «Большой семерки» упомянули Беларусь в финальном заявлении саммита G7. Узнали, как это стало возможным
  7. «Изолятор захвачен боевиками „Исламского государства“». В российском СИЗО ликвидированы заключенные, взявшие в заложники двух сотрудников
  8. Лукашенко — «кукла Путина в Беларуси»: президент Польши на Глобальном саммите мира оценил «позорную роль» политика в агрессии против Украины
  9. Вместе с BELPOL проверили, чем владеет семья экс-министра труда Щеткиной, с «легкой» руки которой ввели налог для «тунеядцев»


В Беларуси заметно выросло количество случаев заражения COVID-19, Минздрав публикует статистику с высоким приростом — впервые с начала пандемии число новых случаев официально превышало более чем восемь тысяч. Заявлялось, что в эту волну увеличилась нагрузка на поликлиники, и большинство пациентов переносят болезнь легко. Медики, работающие в больницах, рассказали Zerkalo.io, сколько сейчас у них пациентов и на самом ли деле на них снизилась нагрузка.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Кладем людей в палаты на подставные койки, в коридоры, на маленькие диванчики, на железные стульчики, выкатываем в коридоры концентраторы»

«С самого начала ковида в 2020 году у нас весь терапевтический корпус отведен под „грязную зону“; мы ни разу с начала пандемии не закрывались», — рассказывает Яна (имя изменено), медсестра одной из городских больниц Минска, которая с начала пандемии принимает пациентов с коронавирусом. Девушка говорит, три отделения в корпусе рассчитаны на 54 койки, еще два — по 48 коек, в том числе с реанимационными палатами. Сейчас, по словам медика, все они заполнены.

— После осенней волны была передышка, когда у нас лежало столько людей, на сколько рассчитано отделение. Да, бывали тяжелые пациенты, но мы работали в штатном режиме. С 27 января снова пошел подъем. Тогда наша больница приняла около 70—80 пациентов. Поступали в основном очень пожилые люди, они нуждались в подаче кислорода.

Тогда, рассказывает Яна, медики могли разместить всех в палатах. Но к выходным конца января мест стало не хватать, хотя, по ее словам, пациенты стали проводить в отделении меньше времени.

— Нам в те дни сказали, что появился документ, по которому пациенты с ковидом должны лежать в больнице шесть койко-дней. В день мы должны выписать минимум восемь пациентов, неважно, будний или выходной. Мы стали одних выписывать домой на самоизоляцию, других переводить в другие больницы, где они могут долечиться (эти люди уже стабильны, но для подстраховки им лучше какое-то время оставаться под присмотром врачей). Но тех мест, что мы освободили, было недостаточно — администрация больницы начала делать обходы и выписывать пациентов, — поясняет девушка и добавляет, что некоторые пациенты поступают и с COVID-19, и с гриппом. — Сейчас в отделении лежит больше 70 человек. Где-то 8—10 в сутки выписывают, а поступает еще 8—16. И мы кладем людей в палаты на подставные койки, в коридоры, на маленькие диванчики, на железные стульчики, выкатываем в коридоры концентраторы кислорода для тех, кому они нужны.

«Сейчас умирает меньше людей, но ни одного дня официальная статистика не отражала реальность»

Медик отмечает, что сейчас к ней в отделение поступает много пожилых пациентов, у молодых нередко помимо COVID-19 диагностируют также грипп.

— Как-то у меня поступило 11 женщин старше 80 лет за один вечер. Но сейчас меньше пациентов доходят до реанимации. И больше тех, кто из нее выходит! К примеру, в корпусе под реанимационные палаты сейчас отведено 38 коек (когда только открылись под ковид, было 18), из них, может быть, 26—28 заняты. И пациентов среднего возраста, попадающих туда, чаще всего выхаживают. Мы ощущаем, что смертность при «омикроне» ниже. В предыдущую волну были страшные цифры. И речь не про 10 человек, которые были в сводке по республике, — бывало, только у нас за сутки в морг попадало столько пациентов. Сейчас умирает меньше людей, но мне кажется, ни одного дня официальная статистика не отражала реальность, учитывая, сколько больниц в Минске, в областных и районных городах.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Яна пояснила, что не может сопоставить реальную заболеваемость среди населения со статистикой Минздрава, однако, по ее словам, показатели по выписке пациентов могут совпадать.

— Некоторых пациентов отправляют в другую больницу долечиваться, но ведь от нас они выписываются и попадают в сводку по республике. Но во вторую больницу они тоже переходят с диагнозом COVID-19, и оттуда их ведь тоже выпишут. Вероятно, один выписанный может попадать в статистику дважды, — высказала предположение девушка, с ним согласна и вторая собеседница, терапевт другого отделения той же больницы Виктория (имя изменено).

Врач также подтвердила, что в больницу после «межволнового затишья» в конце января стало поступать больше пациентов. По ее словам, сейчас в отделениях, рассчитанных примерно на 50 человек, лежит около 65—70.

— Сейчас у нас на 20—30% больше пациентов, чем в «спокойный» период. Но в «дельту» это доходило до 30—40%. Сейчас приходят люди с «омикроном». Считается, что у него более легкое течение. В сравнении с «дельтой» так и есть. Но тем не менее тяжелые больные тоже есть. И чем больше число заболевших по стране, тем больше таких случаев.

«Есть план на выписку, он отправляется в комитет по здравоохранению. Там могут его не согласовать и потребовать увеличить»

Виктория также подтверждает, что сейчас пациентов стараются выписывать после шести суток в больнице.

— Какое-то время люди лечатся и, если стабильны, могут пойти домой. Если нужно еще наблюдение врача — в другую больницу. Раньше на это давалось 12 дней, потом — 10, сейчас — 6. Сложно объяснить логику Минздрава, почему идет тенденция на уменьшение, ведь заболевание тяжелое, некоторым пациентам нужно несколько недель пробыть в стационаре. Возможно, это связано с тем, что вирус легче, или с тем, что заболевших еще будет во много раз больше, ведь мы пока не дошли до пика. Есть ориентировочный план на выписку. Он создается в начале недели и отправляется в комитет по здравоохранению Мингорисполкома. Там могут его не согласовать и потребовать увеличить. Также, если мы не уложились в этот план, ругается руководство больницы, комитет. Все это очень нервно, неприятно и мешает работе, — говорит собеседница. — Но койко-дни были и до ковида, чем их меньше дается на пациента, тем больше людей мы можем пролечить. Нужно понимать, что никто не заставит выписать человека, если он не готов к этому, хотя это тоже непросто и требует железных нервов доктора.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

По словам врача, за ночь все места, которые в отделении удалось освободить выпиской, заполняются новыми пациентами. Уже начинают появляться кровати с больными в коридорах отделения.

— В последние полторы недели только за ночь в среднем поступает 8—10 человек в каждое отделение. Но могу сказать, что в реанимации лежит меньше людей, чем в «дельта»-волну. Но еще недели две назад пациенты поступали в более легком состоянии, чем сейчас, потому что «легких» теперь отсеивают в поликлиниках или в приемном отделении. К примеру, если поступили температурящий и кислородозависимый человек, место в стационаре отдадут второму. И на кислород идет все больше людей — вероятно, это связано, опять же, с тем, что среди населения все больше болеющих. А в Беларуси выбрали стратегию перепрофилирования коек для госпитализации тяжелых больных. В то время как акцент должен быть на предотвращение заражения тех, кто может заболеть тяжело или имеет риски умереть, — это вакцинация, социальное дистанцирование, ношение масок.

Сейчас в больнице также болеют врачи.

— На прошлой неделе многие заболели. К этой — выздоровели, но заболели новые сотрудники. А пациентов много, нагрузка на докторов повышенная. Врач, который работает в будни с пациентами, уходит не в 16 часов домой, а когда закончит всю работу с пациентами, их анализами, еще бывают форс-мажоры. Иногда человек уходит с работы в 19—20 часов.