Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Иностранных туристов на «Славянский базар» будут пускать в Беларусь без виз
  2. Попытки окружения Лисичанска и повестки белорусам в военкоматы. Главное из сводок штабов на 129-й день войны
  3. «Мы были и будем с братской Россией». Лукашенко рассказал о своей роли в российской «спецоперации»
  4. Вице-премьер рассказал, сколько долларов Беларусь потратила на борьбу с коронавирусом и когда ждать отечественную вакцину от COVID
  5. В правительстве Беларуси заявили, что хотят отвоевать часть российского рынка после ухода с него некоторых западных компаний
  6. Лукашенко заявил, что украинские войска пытались нанести удар по военным объектам Беларуси
  7. «Отход к Северску позволит украинским силам снизить риск окружения». Главное из сводок штабов на 130-й день войны
  8. В Беларуси на понедельник объявлен оранжевый уровень опасности из-за жары
  9. Шойгу рапортует о полном захвате Луганщины, взрывы в российском Белгороде и чей Лисичанск. Сто тридцатый день войны
  10. Украина объявила в международный розыск мозырянина, которого подозревают в убийствах в Буче
  11. Шойгу доложил Путину о захвате всей Луганской области
  12. Кризис кризисом, а займ на жилье — по расписанию. В Беларуси по-прежнему растут долги по кредитам на недвижимость
  13. В центре Минска под землей находилось элитное кладбище. Чтобы похоронить в этом месте, покойнику даже отрубили ноги


Правозащитники из международной организации Human Right Watch побывали на деоккупированных территориях Киевской и Черниговской областей Украины и задокументировали случаи преступлений против мирных жителей. Российские войска в захваченных районах устраивали внесудебные казни гражданских, пытали их и совершали другие действия, которые могут быть признаны военными преступлениями, говорится в заявлении, опубликованном Human Rights Watch 18 мая. Пересказываем содержание отчета.

Подвал школы в Ягодном. Надпись на двери комнаты о количестве в ней взрослых и детей. Фото: Human Rights Watch
Подвал школы в Ягодном. Надпись на двери комнаты о количестве в ней взрослых и детей. Фото: Human Rights Watch

Оккупация данных территорий продолжалась с конца февраля по конец марта. С 10 апреля по 10 мая сотрудники HRW посетили 17 населенных пунктов Киевщины и Черниговщины. Они задокументировали 22 внесудебные казни, 9 случаев незаконного лишения жизни, 6 потенциальных случаев насильственного исчезновения и 7 случаев пыток, а также записали 21 свидетельство мирных жителей о том, как их незаконно удерживали под стражей в нечеловеческих, унизительных условиях.

Всего собраны показания 65 человек — это пострадавшие, родственники убитых и свидетели событий. Лишь две жертвы пыток состояли в территориальной обороне. Остальные — обычные гражданские лица. В ряде случаев правозащитники были на местах происшествий, видели вещественные доказательства, имели возможность проанализировать фото и видео.

Незаконное удержание под стражей в нечеловеческих условиях

Многие опрошенные рассказали, что российские военные держали их сутками или даже неделями в грязных, тесных, душных помещениях — в подвале школы, на заводе, в котельной и т.д. — практически без еды, воды, туалета.

Село Ягодное в 15 километрах от Чернигова. Здесь россияне 28 дней держали в школьном подвале более 350 местных жителей — почти все население села, в том числе не менее 70 детей, из которых пять были младенцами.

Школа в Ягодном и дверь в ее подвал. Фото: Human Rights Watch
Школа в Ягодном и дверь в ее подвал. Фото: Human Rights Watch

Людей силой согнали туда 3 марта и почти не выпускали наружу. Подвал — это две большие и шесть маленьких комнат.

Людям было нечем дышать; не было свободного места, чтобы лечь. Первые несколько дней людям не давали еды совсем, потом ее было очень мало. Нужду справляли в ведра. Вскоре люди начали болеть. От постоянного сидения у некоторых появлялись пролежни. 17 апреля, когда в селе были правозащитники, некоторые из подвала были еще в больнице.

Цитаты опрошенных:

«Было сыро. Все кашляли. Воздуха не хватало… Там были сотни людей. Только представьте себе, каково это, когда неделями сидишь на стуле и не можешь даже прилечь».

«Люди сидели настолько плотно, что протиснуться можно было только боком».

«В комнате не было света. Можно было только сидеть на детских стульях или на узких скамейках. Мой ребенок сидел и спал на руках. В воздухе стояла пыль, от стен шел запах известки… Через неделю все начали сильно кашлять. Почти у всех детей была температура, спазмы в горле и рвота».

Подвал школы в Ягодном. Надпись на двери комнаты о количестве в ней взрослых и детей. Фото: Human Rights Watch

Подвал школы в Ягодном. Надпись на двери комнаты о количестве в ней взрослых и детей. Фото: Human Rights Watch

На двери подвала пленники мелом нарисовали календарь, чтобы не потерять счет дням. С правой стороны двери они записывали тех, кто умер: имя человека и дату смерти. В общей сложности за месяц умерло десять пожилых людей. С левой стороны двери они записывали имена тех, кого расстреляли или увели в неизвестном направлении. Таких было семь.

Дверь одной из комнат в подвале школы в Ягодном. Календарь, подсчет умерших и пропавших, даты смерти. Фото: Human Rights Watch
Дверь одной из комнат в подвале школы в Ягодном. Календарь, подсчет умерших и пропавших, даты смерти. Фото: Human Rights Watch

В самой школе российские военные устроили базу. Когда они ушли, там осталось много ящиков от боеприпасов.

В Новом Быкове 24 марта 66-летнего мужчину задержали за то, что у него нашли мобильный телефон. Его поместили в котельную в центре села, там было около 20 человек. Мужчину бросили в глубокий подпол в котельной, он был там 5 дней с еще четырьмя пленниками. Его только три раза выводили в туалет, есть не давали вообще, а из питья дали только бутылку лимонада на пять человек.

Подпол в котельной, где держали пятерых мужчин. Один был ранен и лежал, а остальные могли только стоять. Новый Быков. Фото: Human Rights Watch
Подпол в котельной, где держали пятерых мужчин. Один был ранен и лежал, а остальные могли только стоять. Новый Быков. Фото: Human Rights Watch

В Новой Басани 63-летний глава села был пленен 26 дней. Его держали в уличном погребе размером не больше 9 кв. метров, где было около 20 мужчин. Еды не давали, воды — два литра на всех. Потом глава села сменил еще несколько мест заключения: почта, склад… Пятой была маленькая летняя кухня, где было много задержанных и было очень тесно, солдаты грозились кинуть внутрь кухни гранату. Двое суток погреб был наглухо закрыт, люди начали задыхаться.

«Мы начали колотить в дверь и просить, чтобы нам открыли дверь и дали подышать. В итоге солдаты слегка приоткрыли дверь и впустили немного воздуха», — рассказал правозащитникам один из пленников.

Дымер — поселок на севере от Киева. Здесь россияне несколько недель держали десятки людей в компрессорной на оконном заводе — комнате площадью 40 кв. метров. Когда туда привезли респондента HRW, там было 49 человек, некоторые находились в этом месте уже пару недель. У людей почти не было еды и питья, вместо туалета — ведра. Мужчин держали с завязанными глазами и руки стягивали пластиковыми хомутами.

— Люди спали и сидели на полу, на пластиковых ведрах, на какой-то одежде. Кроватей не было… Места было слишком мало, лечь было негде, поэтому спали мы по очереди, — рассказал один из потерпевших.

Пытки и бесчеловечное обращение

Тех, кого держали на заводе в Дымере, допрашивали каждый день. Одному из мужчин россияне инсценировали казнь.

— Я сидел с завязанными глазами и со связанными руками. Они сказали, что мне конец. Я почувствовал, что мне приставили к голове автомат. Потом я услышал, как передергивают затвор — и три выстрела. Я слышал, как на пол падают гильзы… Они сказали, что если я немедленно не расскажу им все, то в следующий раз они не промахнутся… Они спрашивали, принимал ли я участие в Майдане и воевал ли в 2014 году. Во время второго допроса меня пытали электрошокером. Били током в затылок. Очень сильная боль, — рассказал потерпевший.

Мужчина из Новой Басани рассказал, как его однажды вывели на улицу с другими пленными, завязав глаза. Он услышал выстрелы, подумал, что кого-то расстреляли. Далее ему угрожали повесить его за ноги, порезать пальцы и посадить его на кол, чтобы он «умер в страшных мучениях».

В этом же селе пытали мужчину из теробороны. Сначала его с сыном поставили на колени, стреляли у них над головой и требовали рассказать, где спрятано оружие. Они отдали закопанное оружие, но затем отца увезли и продолжили требовать «остальное оружие». Его ударили, какое-то время держали, потом отпустили. Потом схватили снова и держали еще больше двух недель, угрожали отрезать ему руки или раздавить его танком, если он не расскажет все, что знает про территориальную оборону. Ему связали руки спереди и привязали за руки к тросу, свешенному с потолка. Он висел так 2−3 часа, едва мог достать носками до пола, это немного помогало избежать боли. Освободили мужчину только после отхода россиян.

В Гостомеле двое суток допрашивали в подвале местного жителя, схваченного у него дома. Его пытали током. Выпустили через два дня.

— Наручники настолько тугие, что у меня распухли запястья. На колене у меня была открытая рана, и они били током прямо в нее… Я кричал от боли и объяснял, что ничего не знаю, но они все равно снова и снова били меня током, — рассказал пленник.

Убийства и исчезновения

Через село Мохнатин 14 марта ехала российская колонна. Военные застрелили там двух 17-летних братьев и их 18-летнего друга. Из своего дома на главной улице села они шли к приятелю. Колонна ехала по главной улице. В ребят выстрелили. Одному оторвало голову, второму попали в грудь — они умерли на месте. Третий был ранен в живот и вскоре умер по дороге в больницу.

В Новой Басани 4 марта россияне застрелили 14-летнего мальчика. Он играл с мячом на спортплощадке у дома. В него начали стрелять, выстрелили и в старшего брата, который вышел позвать его домой, тот получил ранение ноги. В этом же селе убили выстрелом в голову 40-летнего мужчину, когда он шел мимо блокпоста россиян. Забрать его тело родителям не разрешали месяц.

Котельная рядом со школой в Ягодном. Здесь несколько дней лежали тела умерших в подвале, пока россияне не разрешили их похоронить. Фото: Human Rights Watch
Котельная рядом со школой в Ягодном. Здесь несколько дней лежали тела умерших в подвале, пока россияне не разрешили их похоронить. Фото: Human Rights Watch

В селе Левковичи 28 февраля прибывшие российские военные прямо в центре расстреляли четверых безоружных мужчин, у каждого было по несколько пулевых отверстий.

Среди прочего, несколько респондентов рассказали о случаях бесследной пропажи их близких после того, как их забрали россияне, или когда они оставались одни, или когда шли в другое село.

Внесудебные казни

В селе Андреевка в 40 км от Киева был убит 45-летний мужчина. Он жил с матерью. В начале войны к ним пришли россияне, забрали телефоны и пригрозили, что убьют, если у кого-то останется работающий телефон. Женщина спрятала более новый телефон под подушку. 19 марта россияне пришли снова и сказали, что их прибор показал наличие телефона. Его стали искать, а мужчину тем временем забрали. Военные заметили его старую армейскую куртку с начала 90-х. Женщина вышла из дома только 31 марта, после ухода россиян из региона. Она нашла тело сына в сарае в 100 метрах от дома.

— Он лежал, свернувшись клубком и подложив руки под голову. На плечи была наброшена куртка. Ему выстрелили в ухо. Все лицо было залито кровью. Его лучший друг лежал рядом. Его тоже застрелили. Ноги у него были неестественно вывернуты, — поделилась женщина.

В этом же селе в начале марта россияне забрали из дома 23-летнего парня, который несколько лет назад служил в армии. 31 марта родные нашли его тело на поле за селом.

В Новом Быкове 30 марта в котельную, где держали жителей, пришли россияне и сказали, что им приказано расстрелять 8 человек. Предложили вызваться «добровольцам». Таких не было. Они выбрали мужчин и увели. Назавтра россияне ушли из села. Респондент нашел тела двоих из тех восьми в 50 метрах от котельной с разбитыми головами. Еще одно тело лежало чуть дальше, остальных не нашли.

Котельная в центре Нового Быкова, где россияне держали пленных жителей. Фото: Human Rights Watch
Котельная в центре Нового Быкова, где россияне держали пленных жителей. Фото: Human Rights Watch

В Старом Быкове за время оккупации схватили и убили не менее четырех мужчин. Двое, сын и зять респондентки, вышли из подвала покурить, когда их забрали россияне. Назавтра респондентка нашла их тела на поле за селом. Позже была проведена эксгумация. Зятя ранили ножом в сердце и перерезали горло, сына тоже ранили в сердце, также у него были переломы ребер и пулевое ранение в голову. С ними на поле были тела еще четырех мужчин. Их личности также установлены.

В Ягодном 3 марта россияне выстрелом в голову убили местного жителя, заявив, что он был майором украинской армии, хотя это не так. Его тело закопали во дворе. Через несколько дней в подвале одного из домов нашли тела двух мужчин, которые приезжали в Ягодное. Они были со связанными сзади руками, каждый получил пулевое ранение в спину и голову. Еще одного мужчину, которого россияне посчитали полковником в отставке, сначала задержали и допрашивали, держали в подвале со всеми, потом увели. 31 марта было найдено его тело, по словам респондента — с пулевым ранением в висок и ногу.

В селе Михайло-Коцюбинское 4 марта россияне задержали 38-летнего мужчину, заподозрив, что он передавал информацию об их перемещениях украинской армии. Сначала его заставили рыть окопы. Потом его никто не видел. 8 апреля его тело нашли закопанным в лесу. Он был застрелен в голову.

С более подробными свидетельствами и именами жертв можно ознакомиться на сайте правозащитной организации.

Российские военные вырыли окопы и укрытия во дворе школы в Ягодном. Фото: Human Rights Watch
Российские военные вырыли окопы и укрытия во дворе школы в Ягодном. Фото: Human Rights Watch

— С каждым днем становится все более очевидно, что на оккупированных российскими войсками территориях мирным украинским жителям пришлось пережить чудовищные испытания. Российские войска совершили множество жестоких, гнусных, зверских преступлений, — сказал заместитель руководителя департамента Европы и Центральной Азии в Human Rights Watch Георгий Гогиа. — Мы понимаем, что для того, чтобы свершилось правосудие, может потребоваться определенное время, но ради всех, кто стал жертвой этих преступлений, сегодня нужно предпринять все необходимые шаги для того, чтобы в обозримом будущем справедливость восторжествовала и виновные понесли наказание.