Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Коллега еще чувствует себя неважно». Попытались узнать, что известно о белорусах, заболевших менингитом на складах Ozon в Подмосковье
  2. Вступительная кампания в вузы в 2023 году пройдет по новым правилам (и с характеристикой)
  3. «Чувствует себя нормально». Мария Колесникова остается в больнице до понедельника
  4. Какую игру ведет Лукашенко, подготовка к мобилизации в Крыму, число убитых и сдавшихся в плен. Главное из сводок на 282-й день войны
  5. Генштаб ВСУ: Россия отводит воинские подразделения из пунктов в Запорожской области. Рассказываем, что это может значить
  6. В США при странных обстоятельствах погибла белоруска, ее муж, свекровь, двое дочерей и собака
  7. В Беларуси утвердили планы йодной профилактики на случай аварии на Белорусской, Смоленской или Ровенской АЭС
  8. Подоляк озвучил потери украинской армии в войне с Россией. Ранее это называли закрытой информацией
  9. В Миорах силовики задержали не меньше 13 человек. Среди них — «Человек года Витебщины» и его сын
  10. «Предупреждают, что за мной уже выехали». Поговорили с Валерием Сахащиком об угрозах, полке Калиновского и плане «Перамога»
  11. «Ни вы, ни мы войны не хотели и не хотим». Лукашенко встретился с министром обороны России
  12. Посольство: информация о белорусе, получившем в Челябинске повестку о мобилизации, вероятно, фейковая
  13. Как изменился Мариуполь на снимках из космоса: больше могил, снос домов, экран вокруг драмтеатра
  14. В Беларусь прилетел министр обороны России Сергей Шойгу
  15. Военкоматы просят военнообязанных явиться в комиссариат без повесток. Обязательно идти?
  16. Атаки и контратаки на Донбассе, зачем России Бахмут и нужны ли Путину переговоры. Главное из сводок на 283-й день войны


После ухода российских войск из-под Киева и с северо-востока Украины в конце марта нередко говорилось, что решающей для исхода войны может стать битва за Донбасс. С тех пор прошло уже два месяца, и, исходя из информации, которая поступает из районов боевых действий, ситуация для Украины на этом направлении складывается непросто. Под контроль россиян перешла почти вся Луганская область, вероятным выглядит скорое взятие Северодонецка, а успехи РФ признают даже публичные представители украинских властей. Попытались разобраться, насколько тяжелой для ВСУ выглядит ситуация на востоке страны.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

У Украины действительно проблемы на Донбассе?

Ответ на этот вопрос зависит от того, что считать для Украины успехом. Относительно первоначальных прогнозов, предрекавших не только быструю потерю контроля над востоком страны, но и в целом поражение украинской армии, ситуация выглядит неплохо. Через три месяца после начала российской агрессии боевые действия продолжаются в основном на востоке, части Луганской и Донецкой областей все еще остаются под контролем Украины, а обстрелы центральной и западной частей Украины почти прекратились.

Однако российские войска на Донбассе продолжают медленное продвижение вперед.

В начале недели россияне готовили наступление на Славянск. А уже сегодня самопровозглашенная ДНР объявила о взятии находящегося в 20 километрах от него города Лиман (информацию об этом косвенно подтверждают и официальные представители Украины). Отсюда армия РФ и донбасские сепаратисты смогут провести наступление на Славянск и Краматорск, где сконцентрированы значительные силы ВСУ на Донбассе.

Уже несколько дней россияне предпринимают и попытки отрезать от украинских сил три находящихся рядом населенных пункта: Северодонецк, Лисичанск и Рубежное. Первый из этих городов после перехода Луганска под контроль сепаратистов в 2014 году стал административным центром одноименной области. Ключевой эпизод здесь — борьба за трассу Лисичанск — Бахмут, связывающую агломерацию с остальной Украиной (при этом идет наступление и на сам Бахмут, находящийся в 40 километрах к юго-западу), — по этой дороге организовано снабжение украинской группировки на Донбассе. Проблема заключается в том, что уже в начале недели расстояние между «клещами» российских войск, сжимающимися вокруг трассы, по данным разведки Великобритании, составляло всего 25 километров.

По последней информации американского Института по изучению войны, российские войска нацелены на взятие Северодонецка уже в ближайшие дни. Но даже без этого, по словам главы Луганской областной военной администрации Сергея Гайдая, уже 95% территории Луганской области захвачено россиянами (на момент начала войны сепаратисты из самопровозглашенной ЛНР контролировали лишь треть региона). Он характеризует ситуацию на Луганщине как «очень тяжелую».

Также на протяжении последней недели Россия активно атакует Запорожье (город важен для логистики украинских войск на востоке) и местный завод «Мотор Січ», поставляющий, среди прочего, комплектующие для украинского оружия, в частности двигатели для самолетов и ракет.

Ситуация на Донбассе на утро 26 мая 2022 года. Графика: understandingwar.org
Ситуация на Донбассе на утро 26 мая 2022 года. Красным цветом выделены территории под контролем России и сепаратистов, желтым — зоны российского наступления. Кругами — зоны активных боестолкновений. Графика: understandingwar.org

Проблемы ВСУ на Донбассе признают и официальные представители украинских властей.

«Сейчас ситуация на Донбассе крайне сложная, — говорил президент Украины Владимир Зеленский в начале недели. — Фактически туда для наступления брошена вся мощь российской армии, которая у них еще осталась. Лиман, Попасная, Северодонецк, Славянск — оккупанты хотят разрушить там все».

«Мы проиграли по темпам сейчас, российская сторона успела накопить резервы раньше (они ускоренно это очень делали, использовали все возможные силы и средства централизованного государства), — говорил 25 мая в эфире программы „ФЕЙГИН LIVE“ советник главы офиса президента Алексей Арестович. — И мы сейчас отстаем от них, что делает ситуацию на фронте крайне тяжелой. Возможной делает возврат российской армии на севере нашей страны, усиление давления по линии Херсон — Запорожье [на юге Украины]. <…> Новая стадия настала, она была неизбежна. Эта фаза продлится месяц-полтора — до тех пор, пока придет западная помощь по ленд-лизу. <…> Потому что сейчас мы в тяжелом положении находимся, оно будет усугубляться это положение. Возможны и окружения, возможно и оставление населенных пунктов, возможны тяжелые потери у нас».

В этом же эфире Арестович рассказал про попытки россиян сомкнуть кольцо окружения вокруг Северодонецка и Лисичанска, назвав это главной задачей войск РФ. По его словам, в административном центре Луганской области Россия хочет создать «новый Мариуполь». «Непрерывные удары артиллерией и авиацией, практически непрерывные атаки наземных сил противника. Превосходство по артиллерии, по авиации у противника. И там, мягко говоря, мы едва-едва выгребаем», — сказал советник главы офиса Зеленского.

Днем позднее Арестович во все той же программе «ФЕЙГИН LIVE» подтвердил потерю города Лиман и заявил, что уровень российских войск значительно вырос. «То, как она его захватила, показало, что там очень талантливые командиры, правильно организовавшие операцию. И это показывает в принципе возросший уровень оперативного управления и тактического умения российской армии. Он, безусловно, вырос — не везде, не во всех подразделениях, но вырос», — сказал он.

Еще одной проблемой для Украины становится укрепление российских позиций в тылу — на уже захваченных украинских территориях. Институт по изучению войны предполагает (а представители украинской разведки подтверждают), что российские войска в оккупированных районах южного направления готовят «третью линию обороны», чтобы закрепить долгосрочный контроль над регионом и иметь возможность отражать будущие украинские контрнаступления. Сейчас это не является проблемой, однако значительно осложнит потенциальные попытки вернуть контроль над регионом в будущем.

Это означает, что Украина проигрывает битву за Донбасс?

Не совсем.

Выше мы перечислили основные успехи российской армии на Донбассе, однако это лишь часть направлений, на которых идут бои. В подавляющем большинстве других случаев россиянам все еще не удается значительно продвинуться вперед, а на некоторых — например, Харьковском — они и вовсе лишь пытаются удержать свои позиции.

Захват стратегически важного Лимана, о котором мы говорили выше, — действительно важное событие. Однако это все еще не критическая угроза для Славянска. Преграда на пути к этому населенному пункту из Лимана — река Северский Донец. Последний связывающий два ее берега мост, вероятно, был взорван ВСУ. А прошлая попытка россиян форсировать эту реку, по информации The New York Times, окончилась для России одним из самых крупных поражений за всю войну с потерей около 400 человек личного состава. Россиянам дали переправиться на южный берег реки, затем открыли по ним плотный артиллерийский огонь, а по руслу пустили мины, взорвав переправы и отрезав путь к отступлению.

Фото: Reuters
Люди позируют для фотографии на фоне уничтоженной российской техники, Киевская область, апрель 2022 года. Фото: Reuters

По оценкам международных аналитиков, не так критична и ситуация возле Северодонецка. «Россия оказывает давление на Северодонецкий „котел“, хотя Украина по-прежнему удерживает множественные укрепленные районы, не позволяя российским войскам установить контроль над всей территорией Донбасса. Для продолжения наступления на юге Украины российское командование получило устаревшие танки Т-62 полувековой давности, находящиеся в глубоком резерве», — пишет британское Минобороны.

Также отметим, что даже потенциальный захват или окружение Северодонецка парадоксально может привести к ухудшению стратегического положения россиян. «Закрытие Россией Северодонецкого котла приведет к тому, что вся Луганская область окажется под российской оккупацией. Если линия фронта на Донбассе сдвинется на запад, это удлинит пути сообщения РФ и, вероятно, приведет к тому, что ее силы столкнутся с трудностями с пополнением материально-технического снабжения», считает все то же Минобороны Великобритании.

В этом аспекте важно и то, каким именно образом Россия ведет войну на Донбассе. Из информации в открытых источниках и свидетельств очевидцев можно сделать вывод, что армия РФ и сепаратисты при наступлении широко применяют артиллерию. Это приводит к масштабным разрушениям инфраструктуры, что, в свою очередь, будет затруднять дальнейшее продвижение на новые территории. Так, по заявлениям украинских чиновников, в Северодонецке 90% жилого фонда уничтожены или повреждены. Практически полностью разрушен и захваченный россиянами ранее город Попасная. Вероятно, что и важная для военных инфраструктура (больницы, дороги, промышленные объекты, системы водоснабжения) в этих городах также понесла потери.

Люди идут по улице мимо застрявшей в земле ракеты в Рубежном, Луганская область, 21 апреля 2022 года. Фото: Reuters
Люди идут по улице мимо застрявшей в земле ракеты в Рубежном, Луганская область, 21 апреля 2022 года. Фото: Reuters

Важно также понимать, что окружение украинских войск в крупных населенных пунктах не означает их автоматическую сдачу. «Российские войска, вероятно, столкнутся с затяжными городскими боями, если они успешно окружат Северодонецк (а также другие крупные города, такие как Бахмут)», — писали 25 мая эксперты Института по изучению войны. О том, насколько долгими и тяжелыми могут быть такие бои с учетом высокого морального духа украинских солдат, мы можем судить на примере Мариуполя. Этот город, попав в окружение в самом начале войны, продолжал сопротивляться почти три месяца.

Отметим также, что Донбасс — не единственная зона боевых действий в Украине. На другом направлении — Харьковском — ВСУ в середине мая удалось провести успешное контрнаступление и отбросить российские войска от города. С учетом того, что в том числе через Харьковскую область идет снабжение российской группировки на Донбассе, дальнейшие успехи Украины на этом направлении могут доставить россиянам немало проблем. В этом смысле крайне важным для России является контроль над Изюмом. Последнюю попытку отодвинуть силы Украины от города Россия предпринимала 23 мая — тогда это, по информации украинского Генштаба, завершилось для РФ неудачей и крупными потерями.

При этом, если верить военным экспертам, к наступлению на Донбассе Россия привлекла значительную часть (если вообще не все) имеющиеся сейчас ресурсы. У Украины же остается «козырь в рукаве» — поставки тяжелого вооружения от западных стран. Именно ускорения этого процесса требуют публичные представители украинских властей, говоря о ситуации на Донбассе (выше мы приводили цитату Арестовича, в которой он говорит о критическом значении американского ленд-лиза). Поэтому риторику Зеленского и других руководителей Украины можно объяснить попыткой надвить на Запад в вопросе скорости поставок оружия.

«Поскольку у них на этом направлении есть преимущество в артиллерии, авиации, танках, да и в живой силе, они активно его используют. Поэтому ситуация очень сложная, но пока контролируемая, — сказал в сегодняшнем интервью „Настоящему времени“ командир сражающегося в Луганской области добровольческого батальона „Свобода“ Петр Кузик. — <…> Соотношение в артиллерии — 1 к 50 [в пользу россиян]. <…> Чтобы иметь паритет в силах, в первую очередь нужны контрбатарейные системы, которые нам обещали зарубежные партнеры. Они с дальнего расстояния могли бы очень точно уничтожать силы противника. Также нужно восстановить паритет в небе: с помощью истребителей или систем ПВО, которые прикроют нашу артиллерию. Это единственное, в чем враг нас сейчас превосходит. Он об этом знает и использует это преимущество <…> Поэтому я бы очень хотел, чтобы темпы поставок такого вооружения ускорились».