Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «В Беларуси я засыпал в пять утра, а потом полдня не мог прийти в себя». Большое интервью с Владимиром Пугачем из «J:Морс»
  2. О чем говорили Лукашенко и Путин во время встречи в Санкт-Петербурге? Рассказываем главное
  3. Удары по Киеву, взятие Северодонецка и Шойгу в Украине. Сто двадцать третий день войны
  4. Неутешительная статистика. Беларусь стремительно теряет бизнес. Сколько ИП и компаний закрылось с начала года
  5. Украинские военные заявили о ракетном ударе самолетами с территории Беларуси. Белорусские власти это не комментируют
  6. Жара не отступает. В понедельник снова до +33°С и желтый уровень опасности
  7. Окончательный захват Северодонецка и изменившиеся планы России. Главное из сводок штабов на 123-й день войны
  8. В Минтруда рассказали о дефиците работников и назвали самые проблемные по занятости регионы
  9. С 2023 года введут новый налог. Сколько составит сбор, кто его будет платить


Война Украины с Россией будет продолжаться как минимум до осени-зимы, потому что «остановиться никто не сможет». Такое мнение высказал советник главы Офиса президента Михаил Подоляк в интервью «Интерфакс-Украина».

Фото: Офис президента Украины
Фото: Офис президента Украины

«До осени-зимы этого года все будет развиваться очень парадоксально. Почему? Потому что остановиться никто не сможет. Ни одна, ни другая сторона не получит в нынешнем виде чувство победы. Украина точно не может остановиться. Это объективные обстоятельства», — сказал Подоляк.

По его словам, война не может остановиться по линии разграничения. Ни Херсонская, ни Запорожская, ни Донецкая, ни Луганская области категорически не хотят в этом «русском мире» жить.

Советник главы Офиса президента также отметил, что военно-политическое руководство страны не сомневается, что война должна идти по сценарию Украины.

«Как только мы примем другое решение, на Банковую придут тысячи людей, потерявших своих близких, родных, детей, жен, мужчин, и спросят: а зачем были все эти смерти? Если бы Россия воевала действительно по правилам, то в любой момент можно было бы сказать: хорошо, мы поняли — это инфраструктурная война, военные объекты уничтожаются. Но здесь вопрос стоит не так. Нас всегда будут потом спрашивать: а зачем эти люди, вот эти детки пяти лет сидели три месяца в подвале и ели, по сути, то, что находили. Зачем этих людей изуродовали и убили оккупанты? И мы не ответим на него, если сегодня отложим войну на два года. Поэтому нет никакого дуализма в принятии решения — нужно ли нам бороться дальше», — подытожил Подоляк.