Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Почему Россия потеряла так много самолетов на крымском аэродроме в Саках? Разбираемся (спойлер: дело не только в украинском оружии)
  2. «На меня донесли, когда мне было 10 лет». Большое интервью с одним из лучших шахматистов мира, который вырос в Минске
  3. Исчез (скорее всего, убит), понижен в звании, умер. Как сложилась судьба силовиков, бросивших вызов Лукашенко
  4. На суде по делу о «захвате власти» дал показания Роман Протасевич
  5. «Давайте не строить иллюзий о митингах — это невозможно». Поговорили с Павлом Латушко о созданном Объединенном кабинете
  6. Проблемы РФ с экспортом оружия и добровольческий батальон в Орловской области. Главное из сводок штабов на 169-й день войны
  7. Сто семидесятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  8. Создание в России Третьего армейского корпуса и уничтоженный Gepard. Главное из сводок штабов на 168-й день войны
  9. Зеленский предлагает высылать всех россиян на родину. Похожее уже происходило во время Второй мировой — в лагеря попадали даже евреи
  10. «Обращение к Мартиросяну — это как говорить со стеной с буквой Z». Экс-резидент Comedy Club Таир Мамедов о войне, Беларуси и США
  11. Сгоревший двигатель, учения, карма. Как объясняют взрывы на зябровском аэродроме в Беларуси и Украине (и что там могло произойти)
  12. Головченко: Вся собственность недружественных государств в Беларуси известна, она подсчитана
  13. Сто шестьдесят девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  14. В Беларуси с 9 августа 2020 года возбудили 11 тысяч «протестных» уголовных дел
  15. Война в Украине глазами российского солдата: бардак, бездарное командование и нежелание убивать
  16. В Беларуси заведения закрывают после доносов пропагандистов. Рассказываем, как сложились судьбы доносчиков и их жертв в СССР
  17. До 16 лет колонии. «Рельсовым партизанам» из Бобруйска вынесли приговоры
  18. Партизаны, головотяпство, детонация. Кто и что говорит о взрывах на военном аэродроме в Крыму
  19. Лукашенко поручил наказать литовцев за «отжим» доли в порту Клайпеды
  20. «Кабинет делает ставку на силовое противостояние». Артем Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  21. Залечь на дно в Мексике, штурмовать границу и попасть в «обезьянник» в США. Невероятная история бегства отчаянной белоруски
  22. Произошло возгорание. В Минобороны Беларуси прокомментировали «хлопки» на аэродроме «Зябровка»


Доктор физико-математических наук, специалист в области лазерной физики Дмитрий Колкер из Новосибирска 30 июня был задержан ФСБ прямо в клинике, где находился на жизнеобеспечении с раком поджелудочной железы 4-й стадии, перевезен на самолете в Москву и помещен в СИЗО «Лефортово». Через три дня он умер. Пытаясь сначала достать его из-под стражи, а затем оспорить незаконное решение, адвокат выявил: ученого отправили в СИЗО по справке от не его лечащего врача, а обычного больничного терапевта, который неправильно указал заболевание и заверил, что здоровье позволяет Колкеру быть за решеткой. Об этом пишет «Медиазона».

Дмитрий Колкер. Фото из соцсети
Дмитрий Колкер. Фото из соцсети

54-летнего ученого забрали рано утром 30 июня из новосибирской клиники «Авиценна». По словам его сына, Максима Колкера, ученый попал туда накануне, так как его состояние ухудшилось, он был практически при смерти, «питался через трубочку в вене». Близких об аресте уведомили коротким звонком уже во время вылета в Москву, затем домой пришли с обыском. Как оказалось, Колкера подозревают в госизмене: якобы во время выступлений с лекциями перед студентами в Китае в 2018 году он разгласил некую гостайну в сфере лазерной физики. Хотя на конференции с ним, говорит Максим, постоянно был сотрудник ФСБ, а содержание докладов заранее заверялось как раз на предмет отсутствия секретной информации.

Следователь запросил для Дмитрия Колкера меру пресечения в виде ареста на два месяца, и суд согласился. В протоколе заседания записано, что Колкер спросил: «Как вы думаете, до 29 августа я доживу?» Следователь Морозов ответил: «В материалах имеются справки врачей, из которых видно, что в следственных действиях вы участвовать можете, я больше чем уверен, что доживете».

С 1 июля адвокат Александр Федулов пытался вступить в дело, но в ФСБ и «Лефортово» ему заявляли, что Колкера у них нет и передать ему лекарства нельзя. 2 июля Колкера из СИЗО перевели в ближайшую городскую больницу, ночью он умер.

После этого адвокат подал в суд жалобу на решение об аресте. 11 июля Новосибирский суд рассмотрел ее и оставил решение в силе.

При этом адвокату удалось получить доступ к протоколу первого суда. Следователь там заявил, что материалов, говорящих о невозможности ареста, в деле нет. Как оказалось, в дело не включили выписку из больницы, откуда Колкера забирали и где ему за неделю до ареста делали КТ, выявившее рак поджелудочной железы последней стадии с метастазами. Справку о состоянии Колкера взяли не у его лечащего врача, а у терапевта областной больницы Александра Романенко. Она была выдана 30 июня в 8 утра и написана от руки. В ней указано, что пациента осмотрели, у него «заболевание предстательной железы» (на самом деле — поджелудочной железы), его состояние «средней тяжести» (вместо тяжелого, с которым в СИЗО нельзя) и он может участвовать в следственных действиях и присутствовать на судебном заседании.

По мнению адвоката, справку следователь получил, просто зайдя в больницу и попросив об этом случайного врача. Он и родные Дмитрия Колкера намерены обжаловать решение об аресте в дальнейших инстанциях, добиваться закрытия дела и реабилитации ученого.