Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Синоптики и МЧС предупредили о грозах 9 августа
  2. Штамп о принудительном возвращении. Кто и почему заставляет белорусов выезжать из Украины
  3. «Люди сидели избитые, плакали…» Силовики, уволившиеся в августе 2020-го, — о жизни спустя два года, экс-коллегах и своем решении
  4. Израиль объявил о достижении целей спецоперации в секторе Газа и наступлении режима прекращения огня
  5. «Дело о заговоре». Зенкович признал вину по всем пунктам обвинения
  6. Заучивал книги наизусть. Как врач из Лунинца строит карьеру в Италии
  7. Противопехотные мины «Лепесток» и сбитые снаряды HIMARS. Главное из сводок штабов на 166-й день войны
  8. «Перестаньте ссориться и объединитесь». В Вильнюсе началась конференция демократических сил «Новая Беларусь»
  9. Тихановская ответила на ультиматум Прокопьева о «передаче полномочий»
  10. Сто шестьдесят седьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  11. Обвиняемый в заговоре Зенкович рассказал о плане убийства Лукашенко. Его исполнителем хотели сделать Автуховича, но тот отказался
  12. Похоже, Лукашенко национализировал частный завод в Миорах. В прошлом году чиновники взялись его «спасать» после ареста владельцев
  13. «Мы были глупыми и наивными». Монологи четверых белорусов, стоявших в очередях на участках и ждавших итоги выборов 9 августа 2020-го
  14. В Беларуси начали прививать от коронавируса детей от 5 лет
  15. «Светлана из 365 дней провела 180 в зарубежных поездках». Вероника Цепкало о муже, отношениях с Тихановской и ботоферме
  16. «Мирный протест похоронен». Артем Шрайбман подвел итоги первого дня конференции «Новая Беларусь»
  17. «Теперь только война, только хардкор». На конференции демократических сил рассказали о сценариях выхода Беларуси из кризиса
  18. Польша примет закон о подсанкционных компаниях (в том числе и белорусских): их можно будет продавать или изымать
  19. «Асфальта у нас почти нет». В российской Туве бывший депутат помогает солдатам отказаться воевать в Украине — поговорили с ним
  20. Азаренко не попадет на турнир в Торонто — ей не дали канадскую визу
  21. Легально, нелегально и сменив фамилию. В Украине осудили белоруса, который постоянно возвращался в страну несмотря на запреты
  22. Дополнительные силы в Беларуси, саботаж от российских военных. Главное из сводок штабов на 165-й день войны


Арабский мир сдержанно отреагировал на войну в Украине, не поддержал санкции против России и не порвал с ней связи. Ближний Восток поверил в многополярный мир версии Владимира Путина еще после показательной войны в Сирии, а теперь лишь укрепился во мнении, что Россия борется с Западом на стороне всех, кто недолюбливает Америку. Об этом пишет Русская служба Би-би-си.

Молящиеся в Дубае. Фото: Levi Meir Clancy, Unsplash
Молящиеся в Дубае. Фото: Levi Meir Clancy, Unsplash

В условиях, когда западный мир проигрывает информационную войну в арабоязычном пространстве, страны привыкшего к войнам региона стараются сохранить нейтралитет по отношению к войне в Европе, развязанной Кремлем. Некоторые вяло осуждают, другие помалкивают. Никто не хочет ни гневить США, ни ссориться с Россией.

«Многие страны поняли, что им надо диверсифицировать связи и разложить яйца по разным корзинам, Россия — одна из таких корзин», — говорит директор Ближневосточной программы Центра Вудро Вильсона Мерисса Хурма.

Подобный подход — типичный для стран арабского мира.

Сирия — безоговорочный союзник России во всем. Она первой и пока единственной в регионе признала вслед за Россией самопровозглашенные ДНР и ЛНР. Она же проголосовала против мартовской резолюции ООН, осуждающей российскую агрессию.

Часть стран Ближнего Востока и Северной Африки, среди которых Алжир, Ирак, Иран и поначалу ОАЭ, воздержались. Некоторые, как Марокко, предпочли вообще не участвовать в голосовании.

«Несмотря на то, что у многих стран региона исторически более тесные связи с США, за последнее время Россия стала гораздо более важным партнером как в коммерческом, так и военном плане», — отмечает координатор программы Ближнего Востока и Северной Африки Европейского совета по международным отношениям Келли Петилло.

Выжидательной тактики придерживалось большинство стран региона как до вторжения, так и после, говорит Мерисса Хурма. Многие ближневосточные страны в итоге проголосовали за резолюцию ООН, осуждающую российские действия в Украине, но дальше этого символического жеста не пошли.

Фото: un.org
Фото: un.org

«Мы не выбираем ничью сторону, мы действуем в рамках наших деловых интересов», — сказал катарский министр энергетики Саад аль-Кааби в конце июня в интервью Си-эн-эн на международной конференции в Дохе.

В последние годы даже традиционные союзники США старались диверсифицировать связи, выстраивая отношения с другими странами, в том числе с Россией, особенно на фоне постепенного ухода американцев из региона. Поэтому сейчас им важно не растратить накопленный капитал.

Тем более что «для многих арабских стран Россия фактически воюет со всем НАТО, а не только с Украиной», подчеркивает Кирилл Семенов, эксперт Российского совета по международным делам (некоммерческой организации, основанной распоряжением президента Дмитрия Медведева в 2011 году).

Битва за умы и сердца

После терактов 11 сентября 2001 года американские политики и военачальники ставили целью «завоевать умы и сердца» в Ираке и других странах Ближнего Востока, имея в виду попытку выиграть идеологически, а не на поле боя.

Битву за умы и сердца в арабском мире сейчас в полной мере ведет Россия, а Запад информационную войну проигрывает, замечает эксперт Надя Овейдат, доцентка Университета Канзаса и сотрудница Ближневосточной программы Международного центра Вудро Вильсона. Она изучает, в частности, то, как в арабоязычном мире освещается тема войны в Украине.

Молодежь — а ее большинство в арабских странах, где 60% населения моложе 25 лет — сидит в соцсетях, читает «Фейсбук» и «Твиттер», а информация на арабском языке об украинском конфликте исходит в основном от связанных с Россией каналов.

Это значит, что молодые арабы читают ту интерпретацию событий, которую предлагает им Россия, а не Украина и западный мир. Альтернативной точки зрения почти нет, а тот минимум, что появляется из независимых каналов, тонет в тысячах сообщений из российских арабоязычных СМИ.

Уже сейчас, по данным последнего исследования настроений молодежи в арабских странах, арабская молодежь тяготеет больше к России, чем к США: 70% назвали Россию союзником (26% — врагом), США назвали союзником 57% (и 41% — врагом).

В арабоязычном интернете антизападный сантимент регулярно подпитывается, повторяются установки о колониализме и двойных стандартах Запада. Один из частых рефренов — разница в отношении к беженцам из Украины, которых тепло приняли в Европе, и к беженцам из Йемена, Сирии и Афганистана, от которых Запад «отгораживается заборами».

«Демократические принципы не защищены, альтернативная точка зрения не представлена», — сетует эксперт Надя Овейдат.

Российские СМИ, вещающие на арабском языке, заваливают аудиторию огромным количеством сообщений, чтобы получить больший охват, чем у противоположного лагеря, подтверждает обозреватель Службы мониторинга Би-би-си Ахмед Нур.

Арабские потребители новостей и раньше критиковали западный подход и с удовольствием приняли то, что им предлагают российские СМИ, добавляет обозреватель.

Трое иранцев в городе Кум. Фото: mostafa meraji, Unsplash
Трое иранцев в городе Кум. Фото: mostafa meraji, Unsplash

Увод дискуссии в сторону от войны в Украине, заявления о двойных стандартах Запада и сравнение текущей ситуации с прежними войнами на Ближнем Востоке — одни из тех приемов, которыми пользуются российские СМИ в арабоязычном пространстве.

Итог — Россия представляется как Давид, поражающий Голиафа, в ее праведной войне с западным миром, воплощением колониального зла, добавляет Овейдат.

«Не вижу абсолютно никакой разницы между вторжением Джорджа Буша в Ирак в 2003 году и вторжением Путина в Украину. Эр-Рияд не принимает участия в этом конфликте», — описывает в интервью Spiegel общую для стран Персидского залива мысль профессор политологии и директор Центра стратегических исследований Института дипломатических исследований принца Сауда Аль-Фейсала в Эр-Рияде (Саудовская Аравия) Мансур Альмарзоки.

«Сама по себе постановка вопроса по поводу украинского кризиса, которую пытаются навязать арабскому миру США и Европа, арабским странам не близка», — соглашается эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов.

По его словам, война в Йемене для арабского мира гораздо важнее, и она в глазах многих стран региона как две капли воды похожа на украинскую: «Поэтому позиция России для многих стран не является непонятной и необъяснимой, как например, в Европе».

Новый дивный мир, или При чем тут Сирия

Победа России добавит аргументов тем, кто ищет модель управления, альтернативную демократической, сдвиг в геополитике, новый взгляд на международное право и другую модель безопасности.

Кровопролитные протесты 2011 года, вошедшие в историю как «арабская весна», не привели к демократическим переменам, а имели в арабском мире обратный эффект — почти все страны с тех пор совершили разворот к авторитаризму и растеряли последние крупицы веры в демократию.

Последний опрос общественного мнения показал, что граждане стран арабского мира теряют веру в то, что демократия может обеспечить стабильность на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

«Успех России только укрепит авторитаризм на Ближнем Востоке, многим государствам арабского мира захочется и у себя сделать миникопию России», — убеждена эксперт кафедры международной безопасности и права Крэнфилдского университета Анисе Ван Энгеланд.

Россия пользуется тем, что США потеряли интерес к Ближнему Востоку, и давно пытается заполнить образовавшийся вакуум. Поворотным моментом, изменившим расстановку сил и отношение к России и миру, многие эксперты называют войну в Сирии и особенно — присоединение России к участию в конфликте.

Российский солдат идет к автомобилю в одном из захваченных районов Алеппо, декабрь 2016 года. Фото: Reuters
Российский солдат идет к автомобилю в одном из захваченных районов Алеппо, декабрь 2016 года. Фото: Reuters

«Россия показала, на что способна, еще в Сирии, она продемонстрировала жесткую силу, а арабский мир силу уважает и так же относится к России», — говорит преподаватель Университета Лион-2 и директор исследовательской группы по Средиземноморью и Ближнему Востоку Вашингтонского института политики Ближнего Востока Фабрис Баланш.

США не выполнили собственное обещание и не наказали режим сирийского президента за использование химоружия, чем развязали руки Башару Асаду и его главному союзнику — России.

С тех пор, полагает эксперт, арабские страны считают, что коллективный Запад не так всесилен и страшен, как Россия, и не может применить силу так, как это делает Путин.

«Они больше не боятся США, не боятся санкций Запада. Чуть что — они могут повернуться к России, — говорит Баланш. — Война в Сирии ознаменовала конец гегемонии Запада в мире. Впервые с момента распада СССР Россия помешала свержению режима. Каддафи был последним лидером, которого свергли. В 2011—2016 годах произошел сдвиг».

«Они понимают, что Россия становится неким новым полюсом, новой силой в новом многополярном мире, о котором так часто говорит Путин, и [за ним] повторяют арабские лидеры», — говорит Баланш.

У арабских лидеров от сирийской войны появилось ощущение, что Россия «своих не бросает», в то время как США не поддержали ни Мубарака в Египте, ни Зина аль-Абидин Бен Али в Тунисе, ушедших на волне протестов «арабской весны».

Нефть, газ, зерно

Война в Украине уже затронула несколько важных для экономики арабского мира секторов — от нефти и газа до импорта сельскохозяйственной продукции, торговли оружием и туризма.

Нефтяным монархиям Персидского залива сегодняшняя ситуация на руку, растущие цены на энергоресурсы позволят им больше заработать и нарастить поставки газа в Европу.

Ливан, Тунис и Египет зависимы от российского зерна, в ОАЭ переезжают российские бизнесмены, Египет вместе с Россией поддерживает одну из воюющих сторон в соседней Ливии.

Алжир покупает у России оружие, Марокко надеется на голос России в Совбезе в споре с Западной Сахарой, а Иран и Россия — союзники в Сирии.

Страны Персидского залива общаются с Россией в рамках ОПЕК+ и пока не прислушиваются к призывам США и Европы увеличить добычу нефти.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Уговорить их попытается на этой неделе президент США Джо Байден, который приедет на саммит в саудовской Джидде, где впервые встретится с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом.

Отношения между МБС (как называют принца) и США — напряженные после убийства в Турции журналиста Джамаля Хашогги. Спецслужбы Соединенных Штатов показывали пальцем лично на МБС, утверждая, что именно он одобрил убийство Хашогги, всегда критиковавшего власти и именно из-за своих политических взглядов уехавшего в США. Байден еще в 2019 году обещал, что Саудовская Аравия поплатится за жестокую расправу над журналистом.

«Многие страны Ближнего Востока пытаются найти баланс в отношениях с США и Россией, но они могут стать заложниками конфликта по мере его развития», — пишет научная сотрудница Вашингтонского института Маргарет Дин.

Недовольство населения тем, как власти борются с очередным кризисом, спровоцированным вторжением России в Украину, может повлечь протесты и еще больше усилить нестабильность на Ближнем Востоке и за его пределами.

Дальнейшее отношение арабского мира к войне в Украине будет зависеть от успехов или неудач России, отмечают эксперты.

Арабские государства прагматичны и будут наблюдать и за тем, как поведут себя США, поскольку Вашингтон остается важным союзником для многих стран региона, полагает Мерисса Хурма из Центра Вильсона.

«Влияние России в регионе останется неизменным. России удастся сохранить все позиции. Пока ничего не указывает на ослабление», — убежден российский эксперт Кирилл Семенов.