Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Почему Россия потеряла так много самолетов на крымском аэродроме в Саках? Разбираемся (спойлер: дело не только в украинском оружии)
  2. «На меня донесли, когда мне было 10 лет». Большое интервью с одним из лучших шахматистов мира, который вырос в Минске
  3. Исчез (скорее всего, убит), понижен в звании, умер. Как сложилась судьба силовиков, бросивших вызов Лукашенко
  4. На суде по делу о «захвате власти» дал показания Роман Протасевич
  5. «Давайте не строить иллюзий о митингах — это невозможно». Поговорили с Павлом Латушко о созданном Объединенном кабинете
  6. Проблемы РФ с экспортом оружия и добровольческий батальон в Орловской области. Главное из сводок штабов на 169-й день войны
  7. Сто семидесятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  8. Создание в России Третьего армейского корпуса и уничтоженный Gepard. Главное из сводок штабов на 168-й день войны
  9. Зеленский предлагает высылать всех россиян на родину. Похожее уже происходило во время Второй мировой — в лагеря попадали даже евреи
  10. «Обращение к Мартиросяну — это как говорить со стеной с буквой Z». Экс-резидент Comedy Club Таир Мамедов о войне, Беларуси и США
  11. Сгоревший двигатель, учения, карма. Как объясняют взрывы на зябровском аэродроме в Беларуси и Украине (и что там могло произойти)
  12. Головченко: Вся собственность недружественных государств в Беларуси известна, она подсчитана
  13. Сто шестьдесят девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  14. В Беларуси с 9 августа 2020 года возбудили 11 тысяч «протестных» уголовных дел
  15. Война в Украине глазами российского солдата: бардак, бездарное командование и нежелание убивать
  16. В Беларуси заведения закрывают после доносов пропагандистов. Рассказываем, как сложились судьбы доносчиков и их жертв в СССР
  17. До 16 лет колонии. «Рельсовым партизанам» из Бобруйска вынесли приговоры
  18. Партизаны, головотяпство, детонация. Кто и что говорит о взрывах на военном аэродроме в Крыму
  19. Лукашенко поручил наказать литовцев за «отжим» доли в порту Клайпеды
  20. «Кабинет делает ставку на силовое противостояние». Артем Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  21. Залечь на дно в Мексике, штурмовать границу и попасть в «обезьянник» в США. Невероятная история бегства отчаянной белоруски
  22. Произошло возгорание. В Минобороны Беларуси прокомментировали «хлопки» на аэродроме «Зябровка»


Британские эксперты, кажется, обнаружили причину, по которой у многих маленьких детей по всему миру ни с того ни с сего начались необъяснимые проблемы с печенью, пишет Русская служба Би-Би-Си.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Как показало проведенное ими исследование, два распространенных вируса гепатита, практически не напоминавшие о себе на всем протяжении пандемии Covid-19, «вернулись» после снятия введенных в большинстве стран строжайших ограничительных мер и начали активно распространяться в детских учреждениях, пользуясь ослабленным за время изоляции иммунитетом.

В результате гепатитом заболели уже более 1000 детей из 35 стран, причем многие из маленьких пациентов — в возрасте до пяти лет.

У некоторых из них инфекция протекала настолько тяжело, что единственным способом спасти ребенка была пересадка поврежденного органа. В одной Великобритании подобных случаев трансплантации печени насчитывается уже 12.

Две группы исследователей, из Лондона и Глазго, пришли к выводу, что многие дети, в течение двух лет практически не контактировавшие со сверстниками из-за коронавирусных ограничений, позже обычного столкнулись с двумя инфекциями, иммунитет к которым обычно развивается еще в младенческом возрасте:

  • аденовирус, вызывающий простуду и расстройство желудка;
  • аденоассоциированный вирус серотипа 2 (AAV2), который обычно не вызывает заболевания сам по себе, поскольку его размножение в клетках происходит только при условии одновременного заражения «вспомогательным» аденовирусом.

По мнению ученых, это может объяснить, почему у некоторых детей начались редкие осложнения со стороны печени.

Один из детей, у которых внезапно развившийся гепатит привел к необходимости трансплантации пораженного органа, — трехлетний Ноа, семья которого живет в графстве Эссекс на юго-востоке Англии.

По словам его матери, Ребекки Кэмерон-Макинтош, она была совершенно раздавлена болезнью ребенка.

«До того с ним никогда не случалось ничего плохого, — вспоминает она. — Все произошло настолько внезапно, а инфекция развивалась так быстро, что мы просто даже опомниться не успели».

Фото с сайта Русской службы Би-Би-Си
Ребекка говорит, что инфекция у ее сына развивалась стремительно. Фото с сайта Русской службы Би-Би-Си

«Поначалу мы думали, что это какая-то небольшая проблема, которую будет легко решить — но проблема становилась все больше и больше, она росла как снежный ком».

Ребекка планировала пожертвовать ребенку часть своей печени, но ее организм так резко отреагировал на препараты, прописанные для подготовки донорского органа к пересадке, что в результате она сама оказалась в реанимации.

Тогда Ноа внесли в список ожидания на трансплантацию. Благо, ждать пришлось недолго: вскоре ребенку пересадили новую печень.

Выздоровление мальчика идет нормально, но из-за перенесенной операции ему придется всю жизнь принимать иммунодепрессанты — иначе есть риск, что организм начнет отторгать чужеродный орган.

«Есть в этом какая-то душераздирающая ирония, — говорит Ребекка. — Ведь, казалось бы, ты все делаешь правильно: тщательно соблюдаешь необходимые ограничения, чтобы не подвергать риску людей с ослабленным иммунитетом — а в результате каким-то ужасным окольным путем с ослабленным иммунитетом на всю жизнь остается твой собственный ребенок. И единственная причина этого — то, что ты соблюдал предписания властей».

Впрочем, такие случаи довольно редки. Большинство детей, заразившихся этими типами вирусов — даже с вынужденным опозданием — быстро выздоравливают.

Не очень ясно, почему у некоторых заражение аденовирусом провоцирует воспаление печени — по всей видимости, свою роль тут может сыграть генетика.

При этом какую-либо связь развития гепатита с самим коронавирусом или вакцинами против него ученые полностью исключают.

«На всем протяжении карантина, пока дети сидели по домам и общались друг с другом исключительно виртуально, передача вирусов между ними была просто невозможна, — объясняет один из авторов исследования, профессор вирусологии Университетского колледжа Лондона Джудит Брейер. — А значит, у них не мог выработаться и иммунитет ко многим привычным инфекциям, с которыми мы обычно сталкиваемся в раннем детском возрасте».

«Когда ограничения сняли, дети вновь стали много общаться лично, вирусы стали свободно передаваться от одного ребенка к другому — и, наложившись на отсутствие предварительного иммунитета, вызвали в результате целую волну новых инфекций», — заключает эксперт.

Медики рассчитывают, что теперь количество подобных случаев должно пойти на спад, но не исключают варианта, при котором поздно сформировавшийся иммунитет еще проявит себя в будущем.

Многие вопросы по-прежнему остаются без ответа, говорит профессор Эмма Томсон, руководившая командой исследователей из Университета Глазго: «Необходимо срочно провести более масштабные исследования для изучения роли AAV2 в развитии у детей гепатита».

«Необходимо также как можно больше узнать о сезонной циркуляции AAV2 — сейчас за этим вирусом постоянно никто не следит. Возможно, сезонный пик аденовирусной инфекции совпал с пиком распространения AAV2, что и привело к необычным проявлениям гепатита у предрасположенных к нему маленьких детей», — предполагает эксперт.