Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Это были непростые несколько дней». Соболенко заявила, что «не чувствовала себя в безопасности», когда ее спросили о войне и Лукашенко
  2. Участники «заговора» в тюрьмах уже более 20 лет, что с ними — никому не известно. Как диктатор 20 лет назад расправился с оппозицией
  3. «Причин не поясняют». В BYPOL рассказали, что из-за проверок на границе некоторых белорусов не пустили в страну
  4. «Как такое возможно». У Соболенко спросили о праздновании Нового года с Лукашенко в 2020-м — она отказалась отвечать
  5. Люди на болоте. Смотрите, как выглядел быт жителей Полесья 90 лет назад — его запечатлела американская путешественница
  6. Россия нанесла по Киеву комбинированный удар — шестой за шесть дней
  7. С 1 июня для населения подорожало электричество. На сколько вырастут платежки
  8. «Цена может оказаться крайне высокой». Кто больше потеряет из-за новых транспортных ограничений со стороны Польши — Минск или Варшава
  9. В Украине задержали белоруса — бывшего афганца. Его обвиняют в передаче информации КГБ Беларуси
  10. Что стоит за конфликтом между Пригожиным и чеченскими командирами, ДРГ под Луганском, российский паспорт или депортация. Главное из сводок
  11. Глава КГБ объяснил смысл усиленных проверок на границе
  12. Минобразования: Результаты первого ЦЭ пересчитали по новой методике


Анастасия Платонова, Святослав Хоменко,

Русская служба Би-би-си нашла автора фотографии, попавшей на билборды в оккупированном Херсоне. Уроженка Киевской области Анна Пасичник опубликовала этот снимок с детьми в вышиванках в поддержку украинской армии.

Фото: Анна Пасичник
Фото: Анна Пасичник

В мае Анна Пасичник опубликовала в «Инстаграме» фотосессию со своим сыном и его лучшей подругой — дети стояли на рапсовом поле в Киевской области в вышиванках.

«С Украиной в сердце», — написала Анна. — «Спасибо ВСУ! Слава Украине».

Пасичник — профессиональный фотограф и зарабатывает в том числе продажей своих работ на фотостоках (фотобанках). Ту фотоссесию Анна тоже выложила на сайт для продажи фотографий. «Дети просят поддержки для Украины», — значилось в описании фото по-английски.

Это была не первая фотосессия с национальной символикой, которую она опубликовала после начала войны, но именно эти кадры с детьми в вышиванках Анна обнаружит на билбордах в оккупированном Херсоне.

«Россия здесь навсегда!», «Херсон — навеки с Россией», «Херсон — русский город», — фотографии билбордов с такими лозунгами через несколько недель опубликовал пророссийский паблик Херсон.ру. В изображениях на билборде Анна узнала свои фотографии — за спины детям прифотошопили российский флаг, а цветы рапса заменили на цветочный луг.

«Хотела, чтобы это были украинские дети»

Фото: Анна Пасичник
Фото: Анна Пасичник

Новость о том, что Россия пришла с войной в Украину, застала семью Анны в Боярке в Киевской области. Первые дни войны семья оставалась дома: спали с телефонами в руках, просыпаясь каждые полчаса, в случае опасности шли в укрытие. Подвала в доме не было, поэтому сидеть приходилось под лестницей.

Сын Анны Ярослав, которому вот-вот должно было исполниться шесть, успокаивал себя аудиокнигами. «Мы ему говорили: „Ярик, иди в укрытие“. Укрытие так укрытие. Он берет телефон и слушает аудиосказки. Для него „укрытие“ значило, что он включает сказки и ему нормально», — вспоминает Анна в разговоре с Би-би-си.

Несколько недель семья провела в Западной Украине, но потом вернулась домой, в Боярку. Все это время Анна продолжала заниматься фотографией: «Сейчас такая жизнь, что все статьи иллюстрируются фотографиями, и они нужны. [Я решила, что] надо фотографировать наших детей, чтобы наши дети были на фотографиях. Украинские дети. Не какие-то там из студии дети, а те дети, которые действительно все это уважают, поют украинские песни. Чтобы это было про Украину».

«Тут даже не о деньгах речь шла, я больше всего хотела, чтобы были украинские дети, украинские люди, украинская природа, вот мы, украинцы. Я везде писала (там же нужно подписывать фотографию): „Остановите войну“, „привлечь внимание мира к войне“ и так далее», — объясняет она.

Ту самую фотосессию Анна сняла ко Дню вышиванки 15 мая в Киевской области — вместе с сыном и его подругой: «Мы поехали к нашим родственникам в село, увидели по дороге это цветущее рапсовое поле. Оно было таким чудесным, желтым, и это небо…»

«А эта девочка, наша подружка, она очень любит фотографироваться, и она постоянно спрашивала меня: „Аня, когда пойдем фотографироваться?“ Ее родители были „за“. Мы поехали с большим флагом, мы там фотографировались именно в вышиванках, и основной мотив был — День вышиванки», — объясняет девушка.

После фотосессии Анна выложила на «Шаттерсток» несколько фотографий — на одной из них ее сын Ярослав и его подруга стоят в вышиванках на рапсовом поле, на другой — сама Анна обнимает девочку на том же поле.

Фото: Kherson.ru
Фото: Kherson.ru

То, что ее фотографии используются на пропагандистском билборде, Анна узнала из чата фотографов: «Чувства были очень плохие. Я рыдала, я вообще не знаю, что меня остановило, — вообще хотела портфель удалять из этих стоков. Больше вообще ничего общего не иметь. А потом подумала: а как же я удалю, а потом нужно будет доказывать, что это мои фотографии».

«Они не понимают, что они на святое позарились. Во-первых, это дети наши, за которых мы воюем, это будущее наше. А второе — это вышиванка, — говорит Анна. — У них же нет такого, это только у нас вышиванка — это просто до мурашек, это наш генетический код. Ты надеваешь ее и чувствуешь себя самой красивой».

Би-би-си обратилась к оккупационным властям Херсонской области с просьбой прояснить происхождение билбордов с фотографиями Анны и ожидает ответа.

Агитация в оккупированном Херсоне

Херсон был захвачен российскими военными в начале марта, и, как и в других оккупированных районах Украины, там вскоре отключили украинские телеканалы. Вместо них гражданам Украины предлагается смотреть российское телевидение, в том числе канал «Крым-24», в эфире которого выходят специальные выпуски новостей для захваченных территорий под двойным названием «Херсон-24» — «Запорожье-24».

Кроме того, практически сразу в «Телеграме» появились местные пророссийские каналы. Как показало расследование Би-би-си, эти каналы объединяет проект «Южный плацдарм», который занимается созданием и распространением пропаганды через YouTube, «Телеграм» и веб-сайт — главным образом в районах Украины, недавно перешедших под контроль России.

У «Южного плацдарма» есть сайт, зарегистрированный на следующий день после начала войны, 25 февраля. Первоначально он базировался на серверах российского хостинг-провайдера Beget из Петербурга, но потом переехал на американский Cloudflare, который позволяет скрывать реальных владельцев сайта. Контактная почта проекта привязана к российским мобильным номерам, которые используются в Сибири.

На оккупированных территориях меняют и государственную символику. 31 марта в центре Херсона у мемориала Небесной сотне сняли украинский флаг, а на самом мемориале с фотографиями погибших участников протестов на Майдане написали «прокляты и забыты». В середине июля местная администрация объявила, что памятник будет полностью демонтирован.

В начале апреля на той же аллее Славы вывесили советское знамя. Правда, знамя сорвали, поэтому военным Росгвардии пришлось вешать его повторно и брать под охрану.

Наружная агитация, в частности, билборды, также активно используется оккупационными властями. Ко Дню России в городе появились плакаты с князем Потемкиным и императрицей Екатериной.

«1779 год. Русский военачальник забил первые сваи будущего Херсона», — говорилось на одном из плакатов.

За продажу фотографий на стоковом сайте сама Анна, как она утверждает, получила 20 центов, и, если бы она знала, что фотография будет куплена Россией, она бы не продала ее ни за какие деньги. «Мы [пользователи «Шаттерстока"] знаем только город, из которого купили», — объясняет Анна.

«Я точно не помню, Запорожье это было, Мариуполь, Херсон. Но для меня это история не про деньги, — говорит она Би-би-си. — Если бы ко мне Россия обратилась: мол, продайте нам эту фотографию за сто долларов или за тысячу, и мы вот такое напишем, я бы не согласилась, ни в коем случае».

Плакаты с ребенком Анны появились в Херсоне не позднее 18 июля. Всего в похожем стиле было выполнено три билборда, на двух из которых Анна узнала свои фотографии. Билборды из той же серии Би-би-си нашла и в Новой Каховке.

Позднее в сети появились фотографии испорченного билборда в Херсоне. В надписи «Херсон — навеки с Россией» неизвестные закрасили буквы «сон» в названии города.

24 августа Анна опубликовала пост в «Инстаграме», в котором публично высказалась против использования ее фотографий в оккупированном Херсоне. После этой публикации, говорит она, ей начали писать жители оккупированного Херсона, которые, как пересказывает Анна, разозлились: мол, россияне нарядили своих детей в наши вышиванки и теперь рассказывают, что мы хотим в Россию.

«Сейчас они мне пишут: спасибо, что вы все это рассказали, потому что нам было очень противно это видеть, а теперь мы понимаем, что они даже ничего не фотографировали», — говорит она.

После публикации Анна решила одеть Ярослава и его подругу в те же вышиванки, что и тогда, в мае, выйти с ними в поле и записать видео, чтобы окончательно опровергнуть пропагандистский билборд.