Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В эфире ОНТ назвали цифру уехавших беларусов, у которых власти собираются конфисковать квартиру или дом
  2. Лукашенко — «кукла Путина в Беларуси»: президент Польши на Глобальном саммите мира оценил «позорную роль» политика в агрессии против Украины
  3. Прогноз по валютам: паники не случилось, но чего ждать от курсов после новых санкций
  4. Власти очень хотели забрать успешное предприятие и воспользовались трагедией — тогда погибли 14 человек. Вспоминаем, как это было
  5. Откуда в беларусской вертикали власти берутся женщины? Изучили биографии топ-чиновниц из системы Лукашенко — и вот что выяснили
  6. Лукашенко озадачился проблемой в торговле, которая набирает обороты. Раньше чиновники говорили, что ее провоцирует население
  7. Итоговое коммюнике саммита мира в Швейцарии подписали 80 стран из 92. О чем идет речь в документе
  8. «Изолятор захвачен боевиками „Исламского государства“». В российском СИЗО ликвидированы заключенные, взявшие в заложники двух сотрудников
  9. Эксперты рассказали, повлияют ли на Путина итоги Саммита мира и что стоит за заявлением его кума — экс-депутата Рады Медведчука
  10. «Это решение учредителей». Закрывается один из старейших частных вузов Беларуси — узнали подробности
  11. «Все хотят податься в первый день». В Минске выпускники выстроились в огромные очереди на апостиль
  12. Западная военная помощь начала поступать в Украину. Первый замминистра обороны этой страны объяснил, что с ней не так


Сегодня, 21 сентября, Владимир Путин объявил о частичной мобилизации в России. Затем министр обороны страны Сергей Шойгу добавил, что людей, которые подходят под критерии для мобилизации, почти 25 млн человек, но будут призваны лишь 300 000. «Зеркало» спросило военного эксперта Густава Гресселя из «Европейского совета по международным отношениям», может ли это решение изменить ход войны.

Фото: Reuters
Военнослужащие российских войск на улице осажденного Мариуполя, 31 марта 2022 года. Фото: Reuters

До прихода в ECFR Густав Грессель работал в Министерстве обороны Австрии, пять лет служил в австрийских вооруженных силах. Получил докторскую степень в области стратегических исследований на факультете военных наук Национального университета государственной службы в Будапеште и степень магистра политологии в Зальцбургском университете.

Эксперт отмечает, что 300 000 человек в качестве дополнительной силы недостаточно для «большой победы» России.

— Сейчас нужно понять, как именно эти люди будут задействованы. И в этом состоит сложность. Здесь у россиян есть несколько вариантов. Начну с того, что остатки сухопутных войск России — это костяк сил для обучения новобранцев, подготовки новых призывников и поддержания личного состава вооруженных сил на должном уровне. В России уже есть обученные призывники в сухопутных войсках. Примерно 80 тысяч человек уже можно отправить на войну (вопрос — для чего именно). При этом как раз они и могут обучить те самые триста тысяч новичков и затем отправить их воевать. Поэтому один из вариантов развития событий — эти люди будут обучаться и затем включаться в существующие военные формирования в Украине для замены людей, которые воюют уже долгое время, чьи контракты уже фактически истекли или истекут в течение следующего месяца, кто устал от этой войны. В основном эти триста тысяч человек будут удерживать то, что Россия уже завоевала.

Эксперт говорит и о втором варианте, который предполагает использование резервистов в качестве дополнительной ударной силы.

— В таком случае этим людям нужно будет выделить оборудование, предоставить руководство. Возникают вопросы: кто будет их офицерами? Каково будет их оснащение? Все это придется забирать из уже задействованных на войне запасов. В таком случае России придется сознательно пойти на истощение своих вооруженных сил — и это довольно непросто. Если военные ошибутся, если они неправильно проведут наступление, им будет очень трудно восстановить российскую армию.

Густав Грессель добавляет, что не до конца понятно, что именно Россия решила делать с мобилизованными.

— Дело в том, что даже если триста тысяч будут отправлены напрямую на фронт, это не такая и большая сила: нужно принять во внимание, что они, вероятно, не будут достаточно хорошо обучены. Они не смогут сравниться в эффективности даже с теми людьми, которые были отправлены в Украину в феврале. Если они столкнутся с жестким украинским сопротивлением, то потеряют много людей, не достигнув своих военных целей. Так что это решение далеко не такое однозначное. В ближайшие месяцы мы увидим, как россияне будут справляться с этими вопросами.