Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Ядерные удары — уже не что-то из области фантастики. Шрайбман — о том, как Путин может захотеть выиграть войну и к чему это приведет
  2. Против мобилизации в России сильнее всего протестует Дагестан. Разбираемся, почему заполыхал именно этот регион
  3. В российском Ижевске неизвестный ворвался в класс и открыл огонь. Известно о 15 погибших, среди них семь детей
  4. «То, что мы не выступили против Путина намного раньше, — огромная ошибка». Легендарный Доминик Гашек — о России, Беларуси и войне
  5. Пятерых россиян из-за мобилизации сняли с поезда на границе с Беларусью
  6. «Бойся Бога и пацанов из Кривого Рога». Интервью с украинским депутатом, чье обращение к Зеленскому стало хитом «Вова, їб** їх»
  7. В случае ядерного удара России ответ прилетит… по Беларуси? Рассказываем о ядерном оружии США и возможности его применения против РФ
  8. Пересмотр пенсий и пособий, снижение ставок по кредитам, продление лимитов на товары из-за границы. Изменения октября
  9. Стартуют заочные суды для уехавших? СК начал «спецпроизводство» по делу «Черной книги Беларуси». Среди фигурантов — Дмитрий Навоша
  10. «Уничтожили до ста военнослужащих полка специального назначения «Гепард». Главное из сводок на 216-й день войны
  11. Соцопрос: Протестно настроенные белорусы сменили мирный настрой на поддержку силового метода разрешения политического кризиса
  12. «Защищал бы Путина после войны? Это очень простой моральный выбор». Интервью с российским адвокатом Ильей Новиковым
  13. Запад наконец передаст Украине зенитные комплексы NASAMS. Рассказываем, что они собой представляют и почему их важность огромна
  14. Фан-встречу с блогершей Хаметовой провели без согласования с властями. Виновных пообещали наказать
  15. На 69-м году жизни скончался уроженец Могилева, певец Борис Моисеев
  16. Лукашенко до сих пор не улетел из Сочи. В Кремле заявили, что он продолжает общаться с Путиным


После вывода войск США из Афганистана у многих возник вопрос: а что будет в стране дальше? Кто-то резонно начал проводить аналогии с 1990 годами, когда талибы находились у власти и жестко подавляли права местного населения, в особенности женщин. Так что, неужели ситуация может повториться? О том, что же сейчас происходит в стране, мы поговорили с одним из местных жителей Кабула. Он рассказал нам, как изменились улицы города после ухода американских военных из Афганистана и почему, по его мнению, решение властей США навсегда изменит будущее его страны.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

С 27-летним врачом Мейсаном из Кабула мы договариваемся созвониться по WhatsApp. И когда парень отвечает на звонок, сразу начинает извиняться: «Простите за сумбурность, я недавно узнал, что один из моих соседей умер. Он находился рядом с террористом-смертником, который решил себя подорвать». Сейчас местные жители Афганистана пытаются смириться с мыслью, что такие новости об их родных и знакомых им придется узнавать слишком часто. Все дело в отсутствии хоть какой-либо безопасности, к которой афганцы привыкли во время службы американских военных. Мейсан просит минуту, чтобы перевести дух, и мы начинаем разговор.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

— Все, о чем я сейчас думаю, это как мне спасти свою семью. Понимаете, мы просто пытаемся выжить. Продолжаем сидеть в стране и надеяться, что у нас получится уехать из Афганистана. Но талибы не позволяют это сделать. Я не знаю, зачем они держат нас в заключении. Несколько дней назад мы пытались пройти к границам, но они остановили нас на дороге и стали кричать, что мы неверные мусульмане. Мои друзья рассказывали: тех, кому удавалось пробраться к границам, били и расстреливали. Талибы говорят нам, что пришли в Афганистан, чтобы помочь. Какими же методами они собираются это делать? — риторически спрашивает Мейсан, прежде чем рассказать свою историю.

«Талибы продолжают действовать так, как в 1990-х годах. Они не могут понять, что афганское общество давно изменилось»

Мейсан родился в Кабуле, в этом городе он прожил большую часть своей жизни. И поэтому то, что сейчас происходит на улицах столицы Афганистана, уже долгое время держит Мейсана в состоянии шока. Еще две недели назад он успешно работал врачом в одной из частных больниц. Но после того, как правительство Ашрафа Гани сложило полномочия, талибы закрыли все частные медицинские учреждения. Сейчас мужчина безработный.

— Кто-то говорит, что талибы изменились и ведут себя скромнее, чем 20 лет назад (напомним, талибы находились у власти в Афганистане с 1996 по 2001 годы. — Прим. Zerkalo). Я мельком помню, что тогда происходило в стране, и думаю, они остались такими же, как и прежде. Просто очень хотят казаться лучшей версией себя для остальных стран и организаций, — рассказывает Мейсан. — Недавно они позвали всю нашу фирму на разговор. Моя семья просила меня не ходить на встречу. Но я все же решился. Когда я вошел в офис, они схватили меня и стали называть язычником. Я лишь смог сказать, что я простой доктор. Добавил, что я лечил заключенных, среди которых были представители «Талибана» и ИГИЛ. Только после этого меня отпустили.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

По словам Мейсана, об отсутствии серьезных отличий между «старым» и «новым» «Талибаном» говорят правила, установленные движением после прихода к власти. Следовать им сложно, но и в случае их стопроцентного соблюдения нет гарантии, что человек будет в безопасности. Количество условных «нельзя» по отношению к «можно» превосходит все ожидания.

— Моя мама говорит, что я самый большой счастливчик в нашей семье. Кроме меня у моих родителей есть еще две дочери. Одна из них больше не сможет ходить в школу. Вторую талибы выгнали с учебы в университете, крича: «Пошла отсюда!». Она прибежала домой в истерике: «Мое будущее разрушено!». Моя мама работала преподавателем в старшей школе. Больше она не сможет это делать. И все потому что она женщина, — продолжает рассказывать афганец. — Нашим мужчинам запрещено носить джинсы и стричь свои волосы, а выходить из дома можно, только получив специальное разрешение. Но даже в этом случае нет гарантии, что тебя не схватят и куда-нибудь не увезут. Талибы продолжают действовать так, как в 1990-х годах. Они не могут понять, что афганское общество давно изменилось.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

«Каждую ночь мы вынуждены прятаться в новых местах»

День, когда талибы захватили Кабул, Мейсан помнит очень хорошо. Говорит, в ночь перед этим событием он был на работе и отключил телефон. В семь утра Мейсан собирался идти домой. И когда он вышел из здания, столкнулся на улице со своими коллегами.

— Я увидел, что их лица были болезненно желтыми. Спросил, что происходит, не заболели ли они. Коллеги ответили: «Нет, друг, талибы уже в Кабуле, и они собираются занять всю территорию страны», — возбужденно рассказывает Мейсан. — Я был шокирован этим сообщением. Когда я шел домой, видел, как женщины и мужчины бегут по городу. Они кричали, что талибы входят в их офисы и стреляют. Абсолютно каждый человек на улице бежал, общественный транспорт стоял, а автомобилисты не могли проехать и метра.

По словам врача, никто из кабульцев не был готов к такому стремительному развитию событий. Когда мужчина подошел к своему дому, он услышал, что люди в соседних домах истошно кричат, а его родители и сестры плачут. Вскоре талибы появились на всех улицах города. Они начали стрелять по людям, которые сопротивлялись новой власти. Тогда стало ясно: то, чего так боялись местные, действительно произошло.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

— Когда талибы появились в нашем районе, то сразу пошли с обысками по домам. Особенно их интересовали дома военных. Во время таких рейдов случались и убийства. Я видел это сам, потому что некоторые из наших соседей как раз служили в местной армии, — продолжает Мейсан. — Что происходит в стране сейчас? Полный беспорядок. У нас нет президента, министров и полиции, на улицах высокий уровень насилия. Любая свобода наказывается. Мы вынуждены сидеть дома, чтобы не встретиться с талибами. И никто больше не чувствует себя в безопасности.

Кабулец добавляет: в городе есть серьезные проблемы с продовольствием, цены на продукты питания стремительно растут. Картина, когда люди днями сидят возле супермаркетов и ждут подвоза продуктов, сейчас обычное явление. Впрочем, это не единственная проблема. Банки в Кабуле тоже работают нестабильно, местные не могут снять свои деньги, а потому большинству из них нечем расплачиваться за покупки.

— Все сейчас думают о том, как прокормить свои семьи. Поэтому если ты выходишь в город с наличными, будь готов, что толпы людей могут тебя ограбить. Если ты все же окажешься на улице и тебя заметят талибы, они будут требовать больших денег. Их нет? Значит, человека заберут в плен и станут шантажировать его семью. Так произошло с моим двоюродным братом. Когда мой отец отправился на его поиски, талибы потребовали у него в качестве выкупа приносить им еду трижды в день. Отец вернулся и рассказал мне об этом. Я был в шоке и предложил ему уехать из дома, чтобы нас не нашли и не отомстили. Сейчас мы вынуждены прятаться каждый день в новых местах. Все это из-за людей, которые могут донести талибам, где мы находимся, — говорит Мейсан.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

«Я надеюсь, что талибы уйдут и мы снова будем свободными»

Мужчина пробует порефлексировать над решением США вывести войска из Афганистана. Мейсан вспоминает, что большая часть времени, когда они находились на территории страны, пришлась на его студенчество и работу.

— Когда американские военные служили в Кабуле, я почти ни о чем не беспокоился: у меня были работа и деньги. Иногда террористы-смертники устраивали взрывы, но эти случаи стабильно происходили с 1990-х годов. Это не мешало мне выходить на улицу, встречаться и обниматься с друзьями и родственниками. А сейчас мы можем лишь сидеть дома и наслаждаться хорошей погодой через окно, — грустно смеется Мейсан. — Я считаю, что вывод войск из Афганистана был серьезной ошибкой американцев. Если бы они этого не сделали, мы бы не оказались в такой сложной ситуации.

Врач вспоминает взрывы, которые произошли недалеко от международного аэропорта Кабула больше недели назад. В тот день Мейсан, как и многие местные жители, находился в этом районе. Афганец говорит, что в какой-то момент он услышал громкий хлопок, а в следующее мгновение толпа людей начала кричать.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

— Помню, кто-то позвал меня и сказал, чтобы я поскорее отсюда убирался. Тысячи людей толкали друг друга и кричали, везде была кровь. В моих ушах не переставало звенеть. Я видел, что были ранены и американские военные. Все выглядело очень жестко, — говорит мужчина. — Я не думаю, что эти атаки были организованы только боевиками ИГИЛ. Мне кажется, они и талибы имеют много схожего, представляют одну структуру и играют по общим правилам. Их цель — держать окружение в страхе, чтобы показать, на что они способны в случае неповиновения.

Напоследок Мейсан добавляет: сравнить свою жизнь до прихода талибов с нынешней ситуацией ему очень сложно. На какое-то время мужчина замолкает, но затем начинает говорить:

— Месяц назад я был свободным человеком: мог приехать в аэропорт и полететь, куда я хотел. Я спокойно ходил в дома к моим друзьям и родным. А сейчас я вынужден сидеть дома и смотреть телевидение, которое транслирует точку зрения талибов. У нас случаются проблемы с электричеством, поэтому мы заранее заряжаем свои пауэрбанки и телефоны, чтобы иметь возможность хотя бы поговорить друг с другом, — говорит Мейсан. — Я не думаю, что «Талибан» принесет Афганистану добро и яркое будущее. Надеюсь, что спустя какое-то время талибы отсюда уйдут и мы снова будем свободными.