Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «Это как пытаться посадить в самолет 5000 человек вместо 100». Медики рассказали о проблемах с подачей кислорода в 6-й больнице Минска
  2. Евро и доллар продолжают падать. Что происходит на валютном рынке и что будет с рублем в ближайшее время
  3. Виктория Азаренко вышла в финал турнира в Индиан-Уэллсе
  4. Правозащитники показали белоруса, который передал видео пыток в российских колониях. Он во Франции
  5. «Мы не приемлем версию государственных СМИ». В ООН не согласились с оценками событий вокруг минского офиса
  6. Силовики месяц назад пришли к главному конкуренту госкомпании по таможне и логистике. Что известно об этом
  7. Заметный недобор зерна и проблемы с картошкой. В сельском хозяйстве еще больше упало производство
  8. «Неофициально мы знаем следующее». Главред «Комсомолки» рассказал подробности о задержании Геннадия Можейко
  9. Минздрав рассказал, сколько зарегистрировали новых пациентов с коронавирусом и сколько человек умерло
  10. «Это трагедия». Читатели рассказали, как COVID-19 отразился на работе предприятий и учреждений образования
  11. Глава предприятия по производству медкислорода рассказал о 100%-ной загрузке
  12. История мальчика из Пинска, который пережил 27 революций, 12 вооруженных конфликтов и одну «футбольную войну»
  13. Министр здравоохранения: Для коронавирусных больных отдали треть больничных коек в Беларуси


В четверг администрация президента США Джо Байдена подала в суд на штат Техас из-за закона об абортах, вступившего там в силу 1 сентября. Он запрещает прерывание беременности после шестой недели, без исключений на случаи инцеста и изнасилования.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Байден говорит, что этот запрет противоречит Конституции. Но техасский закон и был написан так, чтобы обойти ее и чтобы суды не смогли его отменить.

Техасский закон стал важным достижением американских консерваторов в их полувековой борьбе c легализацией абортов, проведенной решением Верховного суда в 1973 году.

Теперь многие опасаются полной отмены этого решения. Дональд Трамп провел в высший суд страны троих консервативных судей, и теперь они имеют в нем большинство.

Если конституционные нормы об абортах будут переписаны, в Америке утвердятся две реальности: одна, с доступными абортами на Восточном и Западном побережьях, и с полным запретом или максимальным ограничениями на них на Юге и Среднем Западе.

«Акт сердцебиения»

1 сентября в Техасе вступил в силу самый строгий закон об абортах на всей территории США, официально названный «Актом сердцебиения». Он запрещают аборты после шестой недели, когда у эмбриона появляются признаки сердечной активности — без исключений.

Такие законы прежде пытались провести несколько консервативных штатов, но суды отменяли их все как противоречащие решению Верховного суда США от 1973 года, известному как «Роу против Уэйда» по псевдониму, скрывавшему личность заявительницы, и имени техасского прокурора, бывшего ответчиком.

Суд тогда постановил, что аборт является фундаментальным правом женщин, а запрет на аборты до третьего месяца беременности противоречит Конституции, а именно прописанному в ней праву на неприкосновенность частной жизни.

Позже суд уточнил сроки, до которых можно делать аборт. Суд взял за точку отсчета время жизнеспособности плода — срок, после которого зародыш может выжить вне организма матери, в том числе с медицинской помощью. Его принято отсчитывать после 23 недель, или пятого месяца беременности.

Но техасский «Акт сердцебиения» разрабатывался специально, чтобы обойти эту норму. В итоге получилась юридическая головоломка, которая пока что оказалась не по зубам его оппонентам.

Юридическая лазейка

Новинка техасского закона в том, что ответственность за его исполнение ложится не на власти, а на простых граждан: он позволяет любому жителю страны подавать в суд на «сообщников» женщины, делающей аборт. В случае проигрыша в суде ответчик должен будет выплатить заявителю 10 тыс. долларов и покрыть издержки на адвокатов.

Перекладывая исполнение закона с плеч прокуроров на общество, авторы делают апелляции против него очень сложными.

Оспорить закон в американской судебной практике можно, подав иск против представителя власти, который должен его исполнять. Напрямую штаты судить нельзя.

Но если закон будет приводить действие не прокурор, а любой американец — на кого подавать в суд несогласным правозащитникам?

Одна из апелляций была подана против всех судей в Техасе и их клерков исходя из теории о том, что они будут рассматривать иски и таким образом станут представителями власти, приводящими закон в исполнение.

Это дело дошло до Верховного суда, который вынес предварительное решение оставить техасский закон в силе до последующего детального рассмотрения (5 голосов за, 4 — против).

Президент Байден жестко раскритиковал это решение. По его словам, оно существенно ограничит доступ женщин к здравоохранению, особенно малообеспеченных и представительниц расовых меньшинств.

Байден попросил министерство юстиции бороться с применением этого закона, но возможности федерального правительства ограничены: оно не может запретить штатам исполнять их законы.

Юридическое нововведение техасских законодателей вызвало критику не только либералов, но и некоторых консерваторов, которые обычно выступают против абортов. Они опасаются, что в правоприменении граждане получат финансовый стимул для своих жалоб.

Они задаются вопросом: что, если завтра либеральный штат решит давать по 10 тыс. долларов жителям, которые подадут в суд против тех, кто хранит дома оружие?

«Закон устанавливает ужасный прецедент, который должен претить консерваторам», — отреагировал отдел мнений газеты Wall Street Journal.

За техасским законом стоит Джонатан Ф. Митчелл, 45-летний юрист, служивший главным поверенным штата Техас. Он связан с влиятельным «Обществом федералистов», воспитавшим целое поколение консервативных судей. Митчелл консультировал законодателей, писавших закон.

Пример Техаса вдохновил и другие консервативные штаты, такие как Флорида и Арканзас. Их власти уже заявили, что изучают этот закон.

Полувековая борьба вокруг права на аборт

Сами американцы говорят о том, что есть две Америки. Речь не только о выборе между двумя партиями, Демократической и Республиканской, но о социальной и культурной дистанции между консервативными и либеральными штатами.

Их границы проходят по многим аспектам повседневной и общественной жизни: отношению к религии, огнестрельному оружию, марихуане, миграции, сексу и гендерным вопросам, феминизму, борьбе с расизмом, образованию и внешней политике.

Даже коронавирус стал частью политики: демократы поддерживают ношение масок и обязательную вакцинацию госслужащих. Республиканцы выступают против.

Но аборты уже больше 50 лет остаются, возможно, самым сложным вопросом в американских культурных войнах.

По-настоящему остро этот вопрос встал в 1960-х, во время сексуальной революции. Спор разрешился в пользу либералов, и ключевую роль в этом сыграла судьба Нормы Маккорви, женщины тяжелой судьбы и противоречивых убеждений.

Когда в 1969 году Маккорви забеременела в третий раз, ей был 21 год. К тому моменту она пережила развод родителей, алкоголизм матери, интернат, жизнь у двоюродного дяди, который ее насиловал, и несчастливый брак, в котором она также подвергалась насилию.

Норма не хотела третьего ребенка, но аборты в Техасе были запрещены. Ей посоветовали обратиться к двум юристам, которые искали женщин в ее положении.

От лица Маккорви — под псевдонимом «Джейн Роу» — эти юристы подали иск против окружного прокурора Генри Уэйда.

Дело «Роу против Уэйда» дошло до Верховного суда, который и постановил, что аборт является фундаментальным правом женщин в США и признал техасский закон неконституционным.

Однако оппоненты абортов не смирились с поражением. В 1970-е консервативные евангельские христиане стали активно участвовать в политике, объявив борьбу за «семейные ценности» и библейские уроки в школах — и против разводов, абортов, феминизма и равных прав для геев и лесбиянок.

Они даже убедили Норму Маккорви перейти на свою сторону. Она приняла крещение и на долгие годы стала активисткой борьбы против абортов, публично отрекшись от своих прежних взглядов. Впрочем, искренность этого обращения сейчас подвергают сомнению: незадолго до смерти Маккорви призналась, что сотрудничала с фундаменталистами за деньги. Ее истинные взгляды остаются предметом споров.

К началу 1980-х это движение стало оказывать значительное влияние на Республиканскую партию.

Демократы, наоборот, стали склоняться к позиции активистов, которые считали негуманным положение женщин из южных штатов, перед которыми прежде стоял выбор: ложиться в клинику в другой штат — роскошь, доступная далеко не всем, — или рисковать своей жизнью, обращаясь в подпольную клинику.

В 1980-м году президентом был избран Рональд Рейган. В прошлом, на посту губернатора Калифорнии, он подписывал законы, разрешающие аборты и упрощающие условия развода. Но въехав в Белый дом, Рейган стал союзником фундаменталистов.

В эссе «Аборт и совесть нации» Рейган выступил против «Роу против Уэйда». Все президенты-республиканцы после него разделяли эту позицию.

Президенты в США не могут влиять на решения Верховного суда напрямую. Зато они могут номинировать кандидатов в судьи, и эти позиции — пожизненные.

Наследие Трампа и будущее «Роу против Уэйда»

Когда в 2016 году лобби христианских фундаменталистов поддержало кандидатуру Дональда Трампа в президенты, многие увидели в этом противоречие. Разве дважды разведенный ведущий реалити-шоу, который строит казино, ведет конкурсы красоты и демонстрирует очень плохое знание Библии, — не воплощение всего, с чем борются защитники «семейных ценностей»?

Но за выбором религиозных стратегов стоял расчет: Трамп обещал номинировать в Верховный суд кандидатов, которые готовы запретить аборты.

Контроль над высшим судом страны десятилетиями оставался недостижимой мечтой консерваторов. В 2016 году одно место в суде было вакантным, и они хотели использовать этот шанс.

Расчет оправдался с лихвой. За один президентский срок Трампа республиканцам удалось утвердить трех консервативных судей в Верховный суд — два места освободились после ухода Энтони Кеннеди на пенсию и смерти Рут Бейдер Гинзбург.

Теперь судей консервативных взглядов вдвое больше, чем либеральных: 6 против 3. Все шестеро на разных этапах своей карьеры ставили под сомнение право на аборты. Это, впрочем, не означает, что они автоматически отменят «Роу против Уэйда» — они разбирают каждое дело отдельно.

В течение года Верховный суд вынесет решение относительно закона Миссисипи, запрещающего аборты после 15-й недели. Этот вердикт может сохранить «Роу» или прямо его отменить, а может оставить в силе закон штата Миссисипи, не отменяя прямо право на аборты, но давая штатам самим устанавливать правила.

На этот случай в десяти штатах уже готовы законы, которые немедленно запретят все аборты; в еще целом ряде консервативных штатов аборты будут ограничены.

В нескольких южных штатах уже сейчас остается лишь одна клиника, где делают аборты.