Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Путин хочет создать коалицию стран, которую будет позиционировать как альтернативу НАТО. Вот на кого, кроме Северной Кореи, он рассчитывает
  2. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
  3. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  4. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»
  5. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  6. «Честно? Всю Украину надо забирать». Поговорили с экс-вагнеровцем, который после мятежа Пригожина жил в Беларуси и вернулся на войну
  7. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  8. «К сыновьям Лукашенко три раза в день подбегает кто-то с палкой, бьет и убегает». Поговорили с необычным «решалой» проблем в Беларуси
  9. Прослушивали, похищали рукописи, избили, заставили эмигрировать и поливают грязью сейчас. Как власти издевались над Василем Быковым
  10. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  11. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  12. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
Чытаць па-беларуску


Боевой дух и решимость у украинских военных «несравненно выше», чем у россиян, но решения командующего группировкой ВС РФ в Украине генерала Сергея Суровикина снизили шансы ВСУ на наступательные действия в южном направлении. Об этом, как пишет «Спектр», говорится в материале Financial Times о пяти уроках российско-украинской войны.

Фото: Reuters
Мариуполь, 24 декабря 2022 года. Фото: Reuters

Издание сравнивает неудачную для ВС РФ битву за Киев с попытками СССР так же молниеносно завершить конфликт в Афганистане, затянувшийся в итоге на десять лет. «Существует удручающе прямая параллель между тем, как группа стариков в Кремле приняла ошибочное решение вторгнуться в Афганистан, и тем, как другая группа стариков решила вторгнуться в Украину. В обоих случаях военные считали это плохой идеей, но к ним не прислушались», — рассказал изданию британский эксперт и историк Марк Галеотти, специализирующийся на российской тематике. Галеотти — автор книг «Нам нужно поговорить про Путина», «Воры — русская супермафия» и «Краткая история России».

Тем не менее Москва не отказывается от своих планов, говорит он. Украина неоднократно предупреждала, что Россия планирует еще одну пехотную атаку на столицу, несмотря на истощенность ресурсов.

Британская газета называет вторым и ключевым уроком этого конфликта возвращение «большой войны»: «Большая война вернулась, а вместе с этим необходимость для стран иметь промышленный потенциал и огромные запасы оружия для поддержания высокоинтенсивных боев».

FT отмечает, что Запад, опасаясь эскалации конфликта и прямой конфронтации между странами НАТО и Россией, сопротивлялся предоставлению современных танков, ракет большой дальности и реактивных самолетов Киеву. «Ключевой вопрос 2023 года заключается в том, какую военную поддержку Запад будет оказывать Украине», — заявил изданию эксперт по безопасности в Королевском колледже Лондона Домитилла Саграмозо.

Третьим уроком для Москвы издание называет недооценку важности качества над количеством. Несмотря на хорошую логистику, численное преимущество и неплохую военную технику, ВС РФ демонстрировали низкий моральный дух и слабые стандарты наступательных действий.

По мнению эксперта аналитического центра Rand Corporation Дары Массико, назначение генерала армии Сергея Суровикина командующим российскими войсками в Украине оказалось успешным.

«Суровикин укрепил линию фронта мобилизованными и спроектировал успешный отход из Херсона, где российские войска находились под угрозой разгрома. Новые оборонительные позиции россиян снижают шансы ВСУ на зимнее наступление, в ходе которого они намерены отрезать сухопутный коридор, тянущийся вдоль побережья Азовского моря и связывающий Россию с Крымом», — заявил он.

Анонимный западный эксперт по обороне заявил, что бойцы ВСУ страдают от нехватки оружия и усталости, но при этом их моральный дух и решимость «несравненно выше», чем у россиян.

Еще одним уроком газета считает важность гражданского общества в поддержке усилий армии. Так, украинские программисты разработали приложения, чтобы помочь своим военным обнаруживать российские позиции, повара готовят еду для солдат на передовой, а волонтеры собирают средства для покупки разных принадлежностей — от приборов ночного видения до аптечек.

Профессор Йельского университета Тимоти Снейдер заявил, что «большая часть успеха украинцев на поле боя зависит от уверенного в себе гражданского общества, поддерживающего солдат». FT отмечает, что, по последним опросам, 70 процентов украинцев хотят продолжать войну до победы, а российская поддержка войны к ноябрю сократилась до 27 процентов.

Пятым и, возможно, самым главным уроком конфликта журналисты называют войну на нескольких фронтах, и не обязательно с помощью вооружений. Financial Times отмечает, что Путин начал обстрелы объектов гражданской и энергетической инфраструктуры Украины, чтобы попытаться сломить волю народа и устроить кризис беженцев в Европе. Также он угрожал сокращением поставок газа Западу с приближением зимы и сохраняет возможности блокировать экспорт украинского продовольствия в Черном море. «Путин как бы говорит, что будет обстреливать Украину так долго, как захочет. Даже если стороны договорятся о прекращении огня в следующем году, его агрессия просто переместится в другую плоскость», — заявил Марк Галеотти.

Напомним, ранее издание The New York Times опубликовало большой текст, посвященный анализ того, почему Россия провалила вторжение в Украину.