Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Беларуси стартовал единый день голосования. Офис Тихановской призвал оставаться дома и запустил онлайн-марафон
  2. Лукашенко усилил агрессивную военную риторику. Спросили у экспертов, действительно ли ему нужна война
  3. СК начал спецпроизводство в отношении девяти белорусов. Их хотят заочно судить по «народной статье»
  4. Странный энтузиазм российских военкоров, контратаки с обеих сторон и потери России за два года. Главное из сводок
  5. СМИ: Украина атаковала крупнейший сталелитейный комбинат в России
  6. «730 дней боли». Зеленский из Гостомеля обратился к украинцам во вторую годовщину начала войны
  7. «У меня оргазмов в двух браках не было». Рассказываем о сексе в жизни белорусов во времена СССР
  8. Обращение Тихановской к белорусам попало на экраны белорусских магазинов
  9. Дорога к войне. Вспоминаем тридцатилетнюю предысторию и реальные причины российского вторжения в Украину
  10. У Лукашенко спросили, будет ли он участвовать в президентских выборах 2025 года. Вот что сказал политик
  11. В Беларуси меняются условия начала отопительного сезона
  12. Карпенко придумал новое объяснение тому, что на выборах не будет избирательных участков за рубежом
  13. Как связаны заявление Медведева о «русской» Одессе и угроза аннексии Приднестровья, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  14. «С Днем защитника отечества!» ВСУ опять сбили российский А-50
  15. «Сбросили фото лица и черепа Сергея. Опознавать было нечего». Как два года войны в Украине прожили герои «Зеркала»
  16. «Вплоть до увольнения». Поговорили с белорусами, которых заставили проголосовать досрочно
  17. Фотографии для учебника истории. Как выглядит война, в которую из-за режима Александра Лукашенко оказалась втянута и наша страна
  18. Тело Алексея Навального отдали матери


Маргарита Лютова,

Российская армия уже несколько месяцев регулярно обстреливает энергетические объекты Украины, пытаясь вывести из строя системы, обеспечивающие страну теплом и электричеством, и вынудить ВСУ тратить боеприпасы на защиту электростанций. Несмотря на ожидания российских пропагандистов, кажется, что Украина в целом справляется с атаками. Энергосистема продолжает работать, однако премьер-министр страны Денис Шмыгаль предупреждает, что «расслабляться рано». Специальный корреспондент «Медузы» Маргарита Лютова подводит итоги первой половины зимы и рассказывает, как энергетика страны выстояла под бомбежками.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: sarangib / pixabay.com
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: sarangib / pixabay.com

«Энергетический фронт с первых дней войны дает достойный отпор врагу», — пишет на своем сайте Министерство энергетики Украины. За четыре последних месяца энергосистема страны выдержала 13 ракетных ударов и 15 атак с применением дронов. Ежедневные сообщения «Укрэнерго» о последствиях атак, плановых и аварийных отключениях, ремонтных работах и переговорах о международной помощи напоминают сводки с поля боя. Важнейшая задача на этом «фронте» — поддерживать баланс в энергосистеме.

Что за баланс?

Способов эффективно хранить произведенную электроэнергию «на будущее» практически не существует. Поэтому объем произведенной энергии в каждый момент времени должен быть равен объему потребления — с учетом потерь при транспортировке, экспорта (в Украине он остановлен с 11 октября) или импорта.

Оператор объединенной энергосистемы — в Украине это «Укрэнерго» — «дирижирует энергетическим оркестром», состоящим из электростанций страны, объяснял глава «Укрэнерго» Владимир Кудрицкий. Разные виды электростанций поставляют энергию в единую сеть, так что потребители необязательно получают ее от ближайшей станции — например, при необходимости можно перенаправлять потоки из разных регионов.

Диспетчеры «Укрэнерго» отдают команду электростанциям, сколько и когда производить энергии в зависимости от текущего уровня потребления. Быстро увеличить или, наоборот, сократить выработку энергии могут не все виды электростанций: так, у АЭС объем выработки постоянный, а гидро- и теплоэлектростанции могут без проблем их менять.

В мирное время главной задачей «Укрэнерго» было обеспечить баланс во время утренних и вечерних пиков, отмечал Кудрицкий. Потребление энергии обычно возрастает в начале рабочего дня и под вечер, когда люди возвращаются домой. Но с начала войны задач стало намного больше — например, определить, каким потребителям сейчас можно доставить энергию, а каким — нет, потому что разрушены линии электропередач или не хватает мощности.

После начала войны генерирующих мощностей в Украине стало намного меньше: часть электростанций находится на территориях, оккупированных Россией, или в опасной близости от линии фронта. Еще часть уничтожены или повреждены. Но проблема не только в дефиците мощностей: если разрушены участки самой сети, доставить энергию до некоторых жителей становится просто невозможно.

Из-за этого энергетики должны ограничивать потребление, то есть планово (заранее предупреждая о времени и длительности) или аварийно отключать электричество на несколько часов.

Аварийные отключения происходят не только во время ударов, но и когда лимит потребления оказывается превышен, например в пиковые часы, когда люди собираются на работу по утрам или возвращаются с нее вечером.

Плановые же отключения происходят так: сначала «Укрэнерго» распределяет лимиты для областных операторов системы распределения энергии (в Украине их называют «облэнерго»), учитывая доступные мощности. Затем уже операторы решают, кого именно и на какой промежуток времени отключать.

Правда, энергетикам зачастую не удается придерживаться заранее объявленных графиков (в Украине это даже стало поводом для мемов). Но отклонение от графиков фактически неизбежно, объяснял директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко. И не только потому, что невозможно предсказать российские удары — на график отключения влияют и восстановительные работы (а они, к примеру, могут затянуться из-за нехватки оборудования). По оценке Омельченко, подобные отключения продолжатся «до окончания активной фазы войны».

Точно сказать, насколько пострадала энергосистема Украины, просто невозможно. И вот почему

Большая часть энергетической статистики Украины либо полностью скрыта по соображениям безопасности, либо перестала обновляться с начала полномасштабного российского вторжения, еще в августе отмечал Андрей Билоус — менеджер направления открытых данных украинской аналитической компании DiХi Group, которая специализируется на энергетике.

По мнению Билоуса, доступ к данным о производстве и потреблении энергии следовало бы восстановить — например, для того, чтобы их могли изучать аналитики, оценивающие экономическую ситуацию в стране. Публиковать данные, чтобы они не могли «помочь» российской армии, Билоус предлагал с задержкой:

— Враг и без этих данных имеет «банк целей» энергетической инфраструктуры. Опять же враг знает, как нарушить цепи поставок [электроэнергии], а рыночная статистика лишь отразит это влияние и не является первопричиной [атак].

Однако осенью 2022-го атаки российских вооруженных сил на энергетическую инфраструктуру Украины резко усилились. Сразу после взрыва на Крымском мосту, 8 октября, Минобороны заявило о смене главнокомандующего «специальной военной операцией»: им стал генерал армии Сергей Суровикин. Источники «Медузы» называли его сторонником массированных ракетных ударов по инфраструктуре, в том числе гражданской.

Через два дня российская армия действительно устроила массированный обстрел практически всей территории Украины, и вплоть до новой смены главнокомандующего продолжала наносить удары по энергетике страны. Целью этих атак, вероятно, также было истощение украинской ПВО: российская армия пыталась заставить ВСУ снять с фронта значительную часть зенитных ракетных систем и потратить боеприпасы для них на противодействие ракетам и дронам, наносящим удары по электростанциям.

Все это время украинские власти и представители энергокомпаний регулярно выступали с официальными заявлениями о последствиях ударов, но приводили минимум подробностей о том, как сильно пострадали объекты энергетики.

Посмотреть примеры

Например, 18 октября президент Украины Владимир Зеленский сообщил, что с 10 октября были разрушены 30% электростанций страны, не уточняя, о каких именно станциях идет речь и означает ли разрушение, что они уничтожены без возможности восстановления. В начале ноября на встрече с еврокомиссаром по энергетике Кадри Симсон Зеленский заявил, что 40% всей энергетической инфраструктуры серьезно повреждены, но описывать, что именно это значит, не стал.

«Укрэнерго» после массированного ракетного удара по объектам инфраструктуры в конце ноября в течение недели регулярно сообщало, сколько составляет дефицит мощности, то есть насколько совокупная мощность всех работающих станций меньше, чем нагрузка потребителей. Но после 30 ноября публиковать точные значения дефицита мощности прекратило. Теперь его чаще всего называют или «значительным», или «существенным». Однако о том, когда дефицит мощности растет или снижается, «Укрэнерго» по-прежнему сообщает.

Минэнерго Украины на своей официальной странице в Facebook разъясняло:

«Россия пытается разрушить наши энергетические объекты до основания, обстреливая некоторые даже по десять раз подряд. Поэтому „отчитываться“, что куда попало и каковы масштабы разрушений, — значит помогать российской разведке».

В этом же посте министерство предупреждало, что Россия ведет информационную войну и на «энергетическом фронте», в том числе утверждая, что украинские власти якобы преуменьшают реальное повреждение энергосистемы. В российских государственных и провластных СМИ действительно публиковались сообщения такого рода. Например, 19 декабря на сайтах подобных изданий — от ТАСС и «Российской газеты» до МК и РИА ФАН — появились материалы, в которых со ссылкой на мнение «бывшего посла [самопровозглашенной] Луганской народной республики» Родиона Мирошника сообщалось, что власти Украины якобы «скрывают от населения истинное состояние энергосистемы страны, чтобы избежать массового отъезда жителей, которыми Киев прикрывается, как живым щитом».

Военнослужащий с российским флагом на форме стоит возле Запорожской АЭС. Энергодар, Украина, 4 августа 2022 года. Фото: Reuters
Военнослужащий с российским флагом на форме стоит возле Запорожской АЭС. Энергодар, Украина, 4 августа 2022 года. Фото: Reuters

На самом деле мэр Киева Виталий Кличко на фоне перебоев с электричеством, отоплением и водоснабжением, напротив, не раз призывал жителей города на время переехать в загородные дома и запастись предметами первой необходимости. Минэнерго Украины также призывало не верить мрачным прогнозам российских пропагандистов о том, что армия РФ якобы «скоро уничтожит всю украинскую электроэнергетику и Украина погрузится во тьму». Однако компания подчеркивала, что не стоит и недооценивать вред от разрушений инфраструктуры.

За все время массированных обстрелов Украина действительно «погрузилась во тьму» (но не полностью) только раз — после массированного российского ракетного удара 23 ноября. Во время этой атаки аварийные отключения произошли во всех регионах Украины, сообщало «Укрэнерго». К вечеру того же дня полностью без электричества оставались 11 из 24 областей страны, в остальных энергия подавалась на несколько часов или с существенными перебоями. Это был первый блэкаут в истории Украины.

На следующий день министр энергетики Украины Герман Галущенко констатировал: «Вчера на самом деле случился блэкаут в нашей энергосистеме в результате тех обстрелов, что произошли». Однако, по словам Галущенко, восстановить работу энергосистемы удалось уже к четырем утра следующего дня.

Как электростанции работают во время войны

После ноябрьской атаки армии РФ украинские атомные электростанции лишились внешнего питания (электроэнергия необходима для обеспечения их работы). На станциях сработали автоматические механизмы безопасности, и АЭС перешли в аварийный режим работы: энергоснабжение для собственных нужд станций обеспечивали дизель-генераторы. Впервые за 40-летнюю историю украинской атомной промышленности от энергосистемы оказались полностью отключены все АЭС страны.

При этом атомная генерация — главный источник энергоснабжения Украины. Всего в стране четыре АЭС, на которых в общей сложности установлены 15 реакторов. Крупнейшая из АЭС — Запорожская. Это самая большая атомная станция в Европе, и только на нее до войны приходилась примерно четверть всей производимой в Украине электроэнергии. Российские войска оккупировали станцию в начала марта, в сентябре ее работу остановили и она перестала подавать энергию в сеть, однако с перебоями продолжала получать питание на собственные нужды от украинской сети.

Если бы Запорожская АЭС продолжала снабжать Украину энергией, работая на полную мощность, никакого дефицита бы не было, говорил глава «Укрэнерго» Владимир Кудрицкий. На три оставшиеся АЭС, как и в 2021 году, пришлось 55% выработки электроэнергии.

С января 2023-го на всех действующих АЭС Украины, а также на остановленной Чернобыльской АЭС заработают постоянные миссии МАГАТЭ, которые будут следить за ядерной безопасностью. Главный государственный инспектор Украины по ядерной безопасности Олег Кориков объяснял, что каждый раз, когда станции переходят в режим аварийной остановки, риск происшествий растет — например, из-за того, что не сработает какое-нибудь оборудование или персонал допустит ошибку.

Второй по доле выработке вид генерации в Украине — это теплоэлектростанции (ТЭС) и теплоэлектроцентрали (ТЭЦ). Последние не только вырабатывают электроэнергию, но и обеспечивают централизованное отопление. В 2021 году на ТЭС и ТЭЦ суммарно производилось около 30% электроэнергии Украины. Какова их доля сейчас — не раскрывается.

Работа ТЭЦ и ТЭС очень важна для бесперебойного функционирования энергосистемы: в отличие от АЭС, они могут быстро нарастить производство энергии или снизить его для поддержания баланса. Правда, электроэнергия, производимая на ТЭЦ и ТЭС, дороже, потому что для ее выработки используются газ и уголь, цены на которые во всем мире существенно выросли за прошлый год.

Всего в Украине 15 ТЭС и три десятка ТЭЦ. В конце 2021 года из 88 энергоблоков украинских ТЭЦ и ТЭС работали 44%, или около 40, передавало издание «Українські Новини» со ссылкой на данные «Укрэнерго». Остальные находились на ремонте, были законсервированы или остановлены из-за нехватки топлива или обстрелов. Это, например, случилось с электростанциями на оккупированных территориях Луганской и Донецкой областей.

По состоянию на 27 января 2023 года, в Украине работали 24 блока ТЭЦ и ТЭС, сообщала экс-министр энергетики страны Ольга Буславец, которая регулярно публикует сводки энергетических новостей в своем Facebook. Согласно данным Минэнерго Украины, «выведено из строя или оккупировано» более 50% тепловой генерации.

По оценке директора энергетических программ Центра Разумкова Владимира Омельченко, в среднем этой зимой дефицит в энергосистеме Украины держится на уровне 25−30%, периодически возрастая до 40%, в основном сразу после атак российских вооруженных сил. Но помимо дефицита мощности есть проблема и с пропускной способностью сетей, которые были повреждены, — на их восстановление требуется время, объяснил эксперт.

Еще одна проблема, кроме времени ремонта, — специфика поврежденного оборудования. От ударов часто страдали трансформаторные подстанции: благодаря большой площади, они особенно уязвимы для атак.

Как Украина восстанавливает энергосистему

Чтобы восстановить уже разрушенные подстанции и при этом иметь резерв оборудования, потребуется не меньше 70 трансформаторов. Причем на их покупку и установку уйдет около года — а также 200 миллионов долларов (при самом оптимистичном сценарии), прогнозировал директор Центра исследований энергетики Александр Харченко в середине декабря.

В украинской энергосистеме с советских времен применяются мощнейшие трансформаторы, рассказывал Харченко. Каждый весит порядка 200 тонн и может стоить несколько миллионов долларов. В Украине их производил Запорожский трансформаторный завод, но сейчас он регулярно попадает под обстрелы и теоретически может поставить лишь 10% от необходимого количества устройств, полагает эксперт.

Найти их у зарубежных производителей не так-то просто: в Европе используются трансформаторы меньшей мощности, которые не подойдут для украинской сети, а производство одного нужного трансформатора может занять до года. Иногда такие устройства удается найти в старых запасах постсоветских стран — например, в январе 2023 года гигантский автотрансформатор, построенный еще в 1980 году, среди прочего оборудования передала Украине Литва.

Кроме того, для восстановления инфраструктуры после российских атак требуются не только большие трансформаторы, но и другие виды комплектующих и оборудования. Сейчас их передают Украине со всего мира — из Европы, США, Казахстана, ОАЭ и даже из Новой Зеландии. Важная часть «энергетической» помощи — генераторы, работающие на бензине и дизеле. Они помогают не только обеспечивать энергией (а следовательно, и теплом) квартиры и дома, но и поддерживать работу поликлиник и больниц, бизнеса из сферы услуг и даже промышленных предприятий.

Только за 11 месяцев 2022 года в Украину было ввезено 354 тысячи генераторов — примерно в шесть раз больше, чем годом ранее, а их совокупная мощность эквивалентна одному гигаватту — такая же у энергоблока Хмельницкой АЭС, подсчитал украинский Forbes. Этот объем мощностей дают только генераторы, которые Украина закупала, а значит, они проходили таможенное оформление, пишет Forbes. Техника, переданная в качестве гуманитарной помощи, проходит через границу по упрощенной процедуре и не попадает в стандартную статистику. То есть в действительности в страну ввезено значительно больше генераторов.

Из-за разрушения инфраструктуры жители Украины регулярно остаются не только без света и связи, но и без тепла и водоснабжения (поскольку для работы централизованных систем также требуется электроэнергия). Если эти системы остаются обесточены надолго, трубы могут замерзнуть, что во время оттепели грозит гуманитарной катастрофой, объяснял аналитик Dragon Capital Денис Саква изданию Vox.

Сводных данных о том, как часто происходят отключения и сколько времени длятся, в открытом доступе нет (на это, например, обращают внимание авторы экономических исследований). Судить об этом можно, в частности, по личным свидетельствам (например, из этого материала). Но и по ним говорить об общей картине трудно: отключения неравномерны по областям, городам и даже улицам одного и того же населенного пункта.

Из-за последствий ударов Dragon Capital существенно понизила свой экономический прогноз на 2023 год: вместо роста ВВП Украины на 5% аналитики теперь ожидают сокращение на 6% после падения почти на треть по итогам 2022 года.

«Как вообще экономика может работать при таких разрушениях гражданской инфраструктуры, да еще и обеспечивать военные действия в то же время? Думаю, прежде мы не видели ничего подобного», — отметил в комментарии The Washington Post профессор MIT Саймон Джонсон, который взаимодействует с властями Украины и участвовал в разработке «плана Маршалла» для послевоенного восстановления страны.

Соответственно Украине потребуется значительно больше внешней финансовой помощи. По данным источников The Washington Post, речь может идти о дополнительных двух миллиардах долларов ежемесячно (сейчас, по некоторым оценкам, с США и ЕС заключены договоренности о помощи на общую сумму порядка 28 миллиардов долларов).

Но удары по энергетике разрушают не только экономику. В интервью The Economist генерал ВСУ Валерий Залужный предупреждал, что это еще и попытка ударить по боевому духу украинцев. Но, кажется, этот план российской армии тоже не сработал. «Без газа или без вас? Без вас. Без света или без вас? Без вас. Без воды или без вас? Без вас. Без еды или без вас? Без вас», — обращался Зеленский к россиянам в своем телеграме после ракетных ударов по Харькову.

Чтобы минимизировать последствия обстрелов, украинские энергетики пытаются лучше подготовиться к каждой новой атаке, пишет Financial Times. Например, теперь, когда срабатывает воздушная тревога, аварийные системы временно отключают энергоснабжение, а ремонтники восстанавливают сети и инфраструктуру ускоренными темпами, рассказывает изданию о своей команде инженер энергокомпании ДТЭК: «Это мои супергерои Marvel».