Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Стало известно, какую сумму государство получило за «отжатый» у частника экс-McDonald's (у ресторанов новый собственник)
  2. «Группа Вагнера» набирает наемников для работы в Беларуси. Попытались устроиться — и вот что узнали
  3. «После визита Дуды в Китай мигранты как будто растворились в воздухе». Репортаж «Зеркала» из буферной зоны на границе Польши и Беларуси
  4. У бывшего ведущего ОНТ Ивана Подреза конфисковали квартиру. Его 78-летнюю мать выставили на улицу
  5. В Могилеве бюджетников отправляют на семинар про «сильного лидера». За вход нужно еще и заплатить (угадайте сколько)
  6. Нацбанк анонсировал валютное изменение
  7. Эксперты рассказали, сколько еще ВСУ будут обороняться и когда смогут провести крупномасштабное контрнаступление
  8. В воскресенье до +38°С. Когда из Беларуси уйдет тропическая жара
  9. Визовый центр Польши сообщил о важном нововведении для пожилых беларусов — владельцев карт поляка
  10. Оперная певица Маргарита Левчук вышла замуж. Пара ждет ребенка


Украинских военнопленных вывозили в Россию через территорию Беларуси. Об этом «Настоящему времени» рассказал освобожденный в результате большого обмена 4 февраля Максим Колесников.

Украинский военнослужащий после возвращения из российского плена пробует яблоко, 4 февраля 2023 года. Фото: Координационный штаб по обращению с военнопленными
Украинский военнослужащий после возвращения из российского плена пробует яблоко, 4 февраля 2023 года. Фото: Координационный штаб по обращению с военнопленными

— Два дня, да, ночевали на территории Беларуси, увезли нас через нее. Поскольку нас взяли в плен на севере Киевской области, там, где у нас были бои на первоначальном этапе. 20 марта мы попали в плен, а 21 и 22 марта мы провели на территории Беларуси, — рассказал Колесников.

Максим Колесников стал известен благодаря фото и видео, где он сразу после обмена ест яблоко и признается, что впервые за год ест свежий фрукт.

Мужчина попал в плен в марте 2022 года и пробыл там 11 месяцев. Содержали его в СИЗО в Брянской области. Говорит, за все это время им ни разу не давали фруктов.

По словам Колесникова, в российском плену находится много гражданских украинцев, они не попадают в обменный фонд потому, что у них нет статуса военнопленных.

— Просто для сравнения пропорции: находились в камере в следственном изоляторе из 14 человек первого состава моей камеры — четверо военных и десять гражданских.

— Я знаю, что случаи, когда гражданских просто пачками, десятками, если не сотнями, хватали и отвозили, известны. Был совершенно вопиющий случай, когда пытались вывезти гражданских из Черниговской области россияне, предложили им эвакуацию, всех взрослых мужчин погрузили и забрали. И вот соседняя с нами камера в числе 12 человек, они были все 100% гражданскими, — продолжает он.

Колесников не рассказывает подробностей об отношении российской стороны к пленным, говорит лишь, что отношение менялось.

— К гражданским они вообще одно время были мягкими, потом наоборот. Потому что они сами понимают, что какой-то бред, что гражданские захвачены. И при этом они же не могут признать, что это преступление, совершаемое их страной. Поэтому они говорят: «Ты просто врешь, что ты гражданский. Ты какой-то наводчик, шпион, диверсант. Вот что бы ты тут, гражданский, делал». Когда гражданские пытаются им объяснить, что действительно «мы сами не понимаем, что мы тут делаем так долго», то идет, наоборот, претензия в том, что обманывают. Очень сложно признавать, что их страна совершает такое преступление.

Самым тяжелым для себя в плену украинец называет отсутствие связи с родными и невозможность сообщить им, что жив.

Напомним, ранее Александр Лукашенко заявлял, что участие Беларуси в войне заключается в том, чтобы не допустить распространение конфликта на свою территорию, а еще она «прикрывает спину» России.

— Да, мы лечим. Лечили людей, если нужно. Да, мы кормим людей. И не только россиян. Мы больше всего кормим тех беженцев, нищих, бедных людей, которые по 400−500 человек за сутки прибывают к нам из Украины. Ну как их не накормить, как их не лечить?! Вот такое наше участие в этой военной операции. Другого нет и не будет, — заявлял Лукашенко.