Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  2. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  3. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  4. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  5. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  6. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  7. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  8. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  9. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  10. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  11. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  12. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  13. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  14. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»


Пыточную, которую россияне организовали в подвале госучреждения «УкрАгроПромПроект» в оккупированном Херсоне, называют одной из самых страшных в городе. Тут в нечеловеческих условиях держали местных жителей за отказ сотрудничать с оккупационными властями. «УП. Жизнь» рассказывает истории херсонцев, которые прошли через эти страшные подвалы и смогли выжить. Публикуем материал с небольшими сокращениями.

Отсчет дней пребывания в заточении. Telegram-канал "Херсон: Война Без Фейков"
Отсчет дней пребывания в заточении. Telegram-канал «Херсон: Война Без Фейков»

Александр, работник правоохранительных органов: россияне считали, что пытают с проявлением «гуманизма»

У Александра (имя героя изменено по его просьбе) после подвала диагностировали сотрясение мозга, три сломанных ребра, многочисленные гематомы и травмы рук. Мужчина прошел курс лечения, однако из-за того что при переломах ребер медицинскую помощь смог получить с опозданием, кости срослись неправильно и это провоцирует нестерпимую боль.

Пытки нарушили моторику рук и пальцев, из-за ударов электротоком поражены лицевые мышцы. Александр не чувствует мизинец и большой палец левой руки: нервные окончания сожжены из-за «звонков Путину» (так называли один из видов пыток. — Прим. ред.). Врачи не знают, восстановится ли чувствительность.

— Меня забрали в плен 1 сентября из-за профессиональной деятельности, а отпустили 11-го. Оккупанты угрожали посадить меня в тюрьму от 7 до 15 лет, инкриминировали экстремизм и терроризм, — рассказывает Александр.

Первое фото: обнаруженный в застенке противогаз. Второе фото: место для пыток. Telegram-канал СБУ
Первое фото: обнаруженный в застенке противогаз. Второе фото: место для пыток. Telegram-канал СБУ

Россияне, вспоминает мужчина, говорили, что пытают его с проявлением «гуманизма»: сняли наручники, вместо них надели стяжки на руки и ноги.

— Сказали, если сейчас они подключат ток, то наручники отрежут кисти. Когда били током, становились на мое тело сверху. Электроток провоцировал конвульсии такой силы, что я их сбрасывал с себя, — говорит Александр .

Выпустили мужчину без объяснений, как и коллегу, вместе с которым задерживали. Но и после плена продолжали постоянно звонить .

— Спрашивали, как у меня дела, все ли хорошо, а где мой друг и почему не могут дозвониться ему, — рассказывает Александр.

Все то время, пока он был в плену никто из его близких не знал, где он, хотя искали через комендатуру, рассказывает Александр. Пленникам от родных передачи тоже не передавали.

Виктор Белецкий, военный: Самое страшное началось, когда они узнали, что я служил в артиллерии

Виктора задержали в центре города. Пока везли — били ногами, спрашивая, служил ли он, есть ли контакты находившихся в зоне АТО лиц. Дома у парня провели обыск, забрали фотографии с присяги, изъяли телефон, где нашли телеграм-канал «Надзор Херсон», специализирующийся на передаче координат ВСУ.

По словам Виктора, из-за телеграм-канала его допрашивали каждый день. Заставили признаться в корректировке по Антоновскому мосту.

— Я говорил, что проходил срочную службу, понимал, что если скажу, что на контракте, то буду там долго. Когда во время обыска они нашли спрятанный мной контракт, то приказали приковать меня наручниками к батарее, заявив, ты наших детей убивал восемь лет, — вспоминает Виктор.

В первые дни на руках у мужчины были стяжки, а поверх наручники, но руки начали сильно отекать, тогда его приковали наручником к батарее за одну руку. Практически три месяца парень просидел в одном положении на стуле — задержали его 7 августа, а выпустили вместе со всеми пленными 22 октября 2022 года.

— Страшнее всего было, когда они узнали, что я служил в артиллерии. После этого для меня там начались жуткие дни, — с ужасом вспоминает Виктор.

Денис, местный житель: забрали с пакетом на голове

- В «Затерянный Мир» (оздоровительный центр в Херсоне) прилетело, где у российских военных баня была. Вышло все через телеграм-канал «Ху**вий Херсон». Мой сокамерник Даниил сбросил видео прилета, а админы не обрезали балкон и опубликовали. Россияне по видео и вычислили, кто его снимал, — рассказывает Денис.

Даниил скинул видео еще и в приватный чат своих одноклассников. Одним из участников этого чата был и Денис, одноклассник Даниила.

— Нашли чат у моего одноклассника и методом пыток начали выяснять, кто из этого чата где живет, — рассказывает Денис.

Скрыться парень не успел. У него дома тоже провели обыск, постоянно спрашивали, где украинский флаг, ограбили квартиру. Дениса забрали 4 сентября с пакетом на голове и руками за спиной в наручниках.

«Слоник», «электрофорез» и «звонок Путину»

Классическим методом пыток в русских застенках является избиение, вспоминает Денис. Заключенных били трубами, стульями, били по пяткам и ногам деревянными палками.

- Одним из руководителей там был полковник по прозвищу Седой. Это я неоднократно лично сам слышал. Он присутствовал на допросах. Я видел его очертания через мешок и чувствовал невероятный шлейф парфюма, когда он заходил в кабинет — таким образом я понимал, что это он, — рассказал правоохранитель Александр.

По словам Александра, российский полковник получал большое наслаждение от пыток.

— Когда Седой находил проволоку, то радовался, как злой ребенок, приговаривал: «Смотри, как сейчас будет» и бил по телу. Такой себе кабинетный работник с БДСМ уклоном. Как-то он мне под лопатку ткнул электрошокером, дал разряд и спрашивает: «Ну как тебе? «Было такое, что Седой мне на голову мешок надел, перекрыл дыхание, отпустил, когда я уже начал задыхаться. Для него это была забава, — вспоминает Александр.

Надписи на стенах: "Для нее живу", "Боже дай сил", "Господи Боже спаси и сохрани", "Моли Бога о нас". Telegram-канал "Херсон: Война Без Фейков"
Надписи на стенах: «Для нее живу», «Боже дай сил», «Господи Боже спаси и сохрани», «Моли Бога о нас». Telegram-канал «Херсон: Война Без Фейков»

Мужчина рассказывает, что сокамерника — участника АТО пытали с помощью противогаза: «Натягивали противогаз на голову с перекрытым для доступа воздуха клапаном» (пытка называется «слоник». — Прим. ред.).

Та же участь постигла Даниила, друга Дениса и сокамерника Виктора.

— Противогаз надевали на Даню и током били, чтобы быстрее начал задыхаться, но как только человек начинает терять сознание, они снимают противогаз. Не давали умереть: именно хотели, чтобы мучился, — рассказывает Виктор.

Александра ставили «на растяжку» у стены со скованными наручниками за спиной руками. Мужчина вспоминает, что российский военный стоял сбоку и методично бил между локтем и плечом посреди плечевой мышцы. Через какое-то время наступает момент, когда заключенный перестает чувствовать острую боль от ударов. Однако эффект от такой пытки наступает через несколько часов: мышцы становятся каменными, рука от избиения становится «фактически черного цвета» и ее невозможно даже поднять вверх.

Александр рассказывает, что во время такой пытки российские военные могли вести с заключенными беседы на абстрактные темы. Они часто обвиняли украинцев в отсутствии реакции на происходившие события на Донбассе, за что, по их мнению, народ Украины должен понести ответственность. Затем следователи уходили на час-полтора, оставляя пленника на растяжке под надзором конвоира.

— Ноги трясутся, с тобой никто не разговаривает вообще, будто потеряли к тебе интерес — по методичкам работают, дают время, чтобы человек осознал — потом начинается все сначала, — вспоминает мужчина.

Еще один распространенный метод пыток — пытка электрическим током с помощью полевого телефона, который в застенках называется «тапик». Таким образом пытали всех — прикручивали к пальцам задержанного или его половым органам оголенные электрические провода. Могли также крепить клеммы, чаще всего к мочкам ушей или кончикам мизинцев. Для лучшей проводимости тока пленников поливали водой.

— На пальцы лили воду. Такое ощущение, что от тока пальцы вот-вот лопнут, — говорит Виктор.

У пытавших задержанных российских солдат была своя терминология: пытки током они называли «электрофорез «и «звонок путину «, еще был еще «массаж» — это избиение дубинками. Выражение «ноги горят» означало, что сильно будут бить по ногам.

Александр говорит, что людей пытали не скрываясь, среди бела дня: «Крики регулярно звучали в течение трех-четырех часов, а окна в комнатах для пыток были открыты настежь».

Комнаты для пыток на втором и третьем этаже "УкрАгроПромПроекта". Телеграм-канал СБУ. Третье фото – лестница из подвала. Телеграмм-канал "Херсон: Война Без Фейков"
Комнаты для пыток на втором и третьем этаже «УкрАгроПромПроекта». Телеграм-канал СБУ. Третье фото — лестница из подвала. Телеграмм-канал «Херсон: Война Без Фейков»

Морили голодом и давили психологически

Применяли и психологическое давление. По словам задержанных, российские военные часто угрожали, что вывезут в так называемую ДНР, а там введена смертная казнь: мол, все пойдете там под суд и получите высшую меру.

Обманывали, говорив, что умер кто-то из близких.

По словам Виктора, российские военные показывали на телефоне видео с кастрацией украинского военнослужащего и угрожали, что легко сделают то же самое.

Задержанных также морили голодом.

— Когда три дня не ешь, потом тебе уже все равно, неделю тебя не кормят или больше. Когда меня отвезли в больницу, я весил 50 килограммов, а до плена — 90 при росте 170, — говорит Виктор.

Особенно жестоко российские военные относились к представителям терробороны, военнослужащим ВСУ и ветеранам АТО. По словам участника АТО, который был одним из заключенных, российские военные подсоединяли электрические провода к его тестикулам. Об этом факте известно и Виктору.

— Парню из 2-й камеры ток подсоединяли за мошонку и за уши. Это так называемый «звонок Байдену», — говорит он.

Пытки были невыносимыми. По словам пленников, некоторые заключенные думали о суициде. Чтобы не сойти с ума, оставляли на стенах камеры надписи с призывами к Богу или напоминаниями о любимом человеке.

— Когда кого-то пытали, я брал крестик и начинал молиться за этого человека. И за себя молился, думал, что снова придут и будут пытать, - рассказывает Денис.

Были случаи, когда пленники умирали под пытками. Александр рассказывает, что через две камеры от него находился работник СТО, который был прикован к батарее. Его держали в застенках около 1,5 месяца и подвергали пыткам за найденное у него в подвале оружие.

— Его жестоко пытали и, наконец, он начал задыхаться, это мы по звукам слышали. Затем военные принесли пакет и в нем вынесли труп, — утверждает Виктор.

Одна из комнат подвального здания "УкрАгроПромПроект". Фотоматериалы: Telegram-канал "Херсон: Война Без Фейков"
Одна из комнат подвального здания «УкрАгроПромПроект». Фотоматериалы: Telegram-канал «Херсон: Война Без Фейков»

К женщинам отношение было таким же: пытали и избивали всех одинаково

Бывшие пленники рассказывают, что возрастная категория задержанных была в основном от 16 до 60 лет. По словам Александра, первые 5 дней человек подвергался «серьезному прессингу», из которых первые три — самые тяжелые, обязательно «электрофорез». Затем напор ослабевал, и пленника могли «забыть» в камере на неопределенный срок.

— Лежишь в подвале со своими мыслями: забыли ли за тебя, или не забыли. И каждый шорох — это психологическое давление, с каждым грохотом, шагами ты понимаешь, что могут прийти за тобой, — вспоминает Александр.

В подвале было очень холодно, бетонные стены и полы, спать задержанные пытались на стульях. Потом россияне где-то разграбили склад ВСУ и кинули пленникам шинели «еще с этикетками».

— В туалет не выводили, то есть мы прямо с девушками на одну баклажку ходили, — вспоминает Виктор.

— Если уже нужно было не только малую потребность справить, ты должен был махать рукам перед камерой, и если надсмотрщик увидел, то мог тебя вывести. Но это редкость, — говорит Александр.

Виктор говорит, что военные выдавали пленникам пакеты, чтобы те в них ходили в туалет, хотя никто ими не пользовался. Многие просто не могли это делать в таких условиях. О душе не было и речи — люди не имели возможности помыться по несколько месяцев.

Первое фото: продукты человеческой жизнедеятельности в ПЭТ-бутылках. Второе и третье: этим коридором выводили пленных в туалет. Telegram-канал "Херсон: Война Без Фейков"
Первое фото: продукты человеческой жизнедеятельности в ПЭТ-бутылках. Второе и третье: этим коридором выводили пленных в туалет. Telegram-канал «Херсон: Война Без Фейков»

К женщинам, по словам рассказчиков, отношение было таким же: пытали и избивали одинаково. По словам Виктора, с ним в камере была участница АТО. С помощью тока ее заставили «признаться», что она корректировала прилет в их управление. Угрожали ее изнасиловать и вывезти в Донецк.

—  Проблемы были с приходом критических дней. С нами две девушки сидели, так мы свои футболки отдавали, — говорит Виктор.

Тюремщики полностью игнорировались женские потребности. Подобное рассказывает и Денис, сокамерница которого просила прокладки в течение полумесяца.

Денис вспоминает, что врач пришел, спрашивая «как дела», поскольку в камере умер мужчина. Медицинская помощь фактически не оказывалась. Если человек был на грани смерти, то по словам пленных, его пытались «откачать, чтобы дальше мучился».

— Приходил так называемый врач и говорил: «Не сдох, значит нормально», — рассказывает Александр.

Некоторые пленники утверждают, что нескольким лицам вводили неизвестные вещества. Один из пострадавших рассказывал, что начал задыхаться.

— Был случай, когда после пыток человек стал вообще лежачим. По словам конвоиров, которые между собой разговаривали, — его вывезли в город, просто бросили у входа в больницу и ушли, — вспоминает Виктор.

Иерархия: от ФСБ до предателей

В пыточной среди тюремщиков была своя иерархия. Во главе стояло ФСБ. Александра три часа проверяли на полиграфе работники ФСБ, которые сказали, что они из Тюмени.

Следователю Александра был около тридцати лет и он даже общался «на Вы», делая вид, что он «офицер».

— Я не употребляю нецензурную лексику, не применяю физическое воздействие, но если человек не хочет сотрудничать, то есть люди, которые займутся им вплотную, — говорил Александру следователь, намекая, что конвоиры все сделают по его указанию.

Всю «грязную работу» выполняли представители так называемого низшего звена — конвоиры. Часть из них были из самопровозглашенных республик и Крыма, а часть — местные херсонцы.

— Были наши херсонские ребята, работавшие в СИЗО или на зоне, потому что во время разговоров хоть и на русском языке наше «г» присутствовало, — вспоминает Александр.

Он говорит, что они очень хорошо ориентировались в городе, четко знали адреса, районы, выезжали и очень быстро находили, тех, кто им был нужен. Так Дениса и его друзей нашли за несколько часов.

Фото слева: Батарея, к которой были прикованы некоторые пленные. Telegram-канал СБУ. Фото справа: Стяжка, которой содержался один из пленных.Telegram-канал "Херсон: Война Без Фейков"
Фото слева: Батарея, к которой были прикованы некоторые пленные. Telegram-канал СБУ. Фото справа: Стяжка, которой содержался один из пленных. Telegram-канал «Херсон: Война Без Фейков»

Часто херсонские, которые были на «испытательном сроке», вели себя более жестоко, чем российские срочники, которым не нужно было выслуживаться, замечает Александр.

— Это месть. Пленная женщина кричала, что они — звери, а они не возражали, говорили, что вы сами нас такими сделали, восемь лет, мол, бомбили Донбасс, — отмечает Виктор.