Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  2. Силовики могут быстро получить доступ к вашему аккаунту в Telegram. Рассказываем о еще одной уязвимости
  3. С 1 сентября у десятиклассников из расписания исчезнет «История Беларуси» как отдельный предмет. Вот чем ее заменят
  4. СК завел уголовное дело на всех участников выборов в Координационный совет — им угрожают отъемом жилья
  5. С июля беларусов будут хоронить по-новому. Теперь чиновники объявили, что подготовят очередные изменения по ритуальным услугам
  6. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  7. Взломан популярный беларусский портал Realt.by — в сеть утекли данные 900 тысяч пользователей
  8. «Дед заслужил эту квартиру, потому что свое здоровье положил на войне». Что рассказали герои сюжета госТВ об изъятии жилья у эмигрантов
  9. В минский паб «Брюгге» на диджей-сет российского экс-комика «ЧБД» ворвались силовики. Вот что удалось узнать
  10. Минск снова огрызнулся «недружественным» странам. Крайним, похоже, снова будет население нашей страны
  11. Власть грозит уехавшим беларусам арестом и конфискацией жилья. А это законно? Можно ли защитить собственность? Спросили у юристов
  12. Политзаключенная Полина Шарендо-Панасюк не вышла из колонии в предполагаемую дату освобождения. Она в СИЗО Гомеля
  13. В Беларуси цены на автомобильное топливо постепенно вырастут на 8 копеек. Первое подорожание — 21 мая
  14. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  15. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов
  16. Эксперты сообщили о продвижении россиян в Волчанске и рассказали, на каких направлениях у армии РФ есть еще успехи
  17. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  18. После гибели президента Ирана пропаганда в Беларуси и России обвиняет всех подряд. Вот какие версии выдвигаются — и что с ними не так
  19. Эксперты рассказали, зачем Путин убирает сторонников Шойгу из Министерства обороны, а Медведев завел тему о нелегитимности Зеленского


За три дня до президентских выборов в Турции один из четырех кандидатов, Мухаррем Инче, выбыл из гонки, пишет Русская служба Би-би-си.

Реджеп Тайип Эрдоган на пресс-конференции 7 сентября. Фото: Reuters
Реджеп Тайип Эрдоган на пресс-конференции 7 сентября. Фото: Reuters

Инче подвергался растущему давлению за раскол в оппозиции, которая не без оснований полагает, что у нее наконец появился реальный шанс отстранить Реджепа Тайипа Эрдогана от власти.

«Я снимаю свою кандидатуру», — сказал политик журналистам.

В качестве одной из причин снятия своей кандидатуры он назвал поддельные фотографии сексуального свойства и пожаловался, что на него клеветали и подвергли травле на протяжении полутора месяцев, а турецкие власти не смогли защитить его репутацию.

«Поддельные счета, поддельные видео, фотографии… они взяли видео с израильского порносайта и добавили туда мое лицо, — сказал он. — К сожалению, некоторые в Турции поделились ими ради того, чтобы быть в так называемой оппозиции».

Инче также заявил, что не желает оказаться крайним в случае проигрыша и терпеть обвинения альянса оппозиционных партий, если Эрдогану удастся удержаться у власти.

Решение Инче отказаться от участия в выборах — отличная новость для главного соперника президента Эрдогана, Кемаля Кылычдароглу. Кылычдароглу возглавляет альянс шести оппозиционных партий, и по последним опросам он может набрать на выборах 49% голосов.

Турецкий фондовый рынок также отреагировал резким ростом.

Президент Эрдоган руководит страной более 20 лет. В последние годы его правления Турция столкнулась с серьезными экономическими проблемами, в частности, с инфляцией в 44%. Многие аналитики обвиняют в этом лично президента, вмешивавшегося в политику Центрального банка Турции.

Центробанк фактически не имеет автономии и принимает те решения, которых ждет от него президент. А президент придерживается своеобразных взглядов на кредитно-денежную политику.

Эрдогана также критикуют за запоздалую и недостаточно активную реакцию на разрушительное землетрясение в феврале, которое унесло жизни более 50 тысяч человек в 11 провинциях.

Несмотря на авторитаризм Эрдогана, в Турции выборы играют важную роль — за последние десятилетия люди привыкли к тому, что у них есть возможность влиять на политику, и расстаться с этой возможностью никто не готов.

Хотя по опросам доля голосов Инче невелика, сторонники оппозиции надеются, что его ухода с выборов будет достаточно, чтобы Кылычдароглу смог набрать 50%, необходимые для победы в первом туре в воскресенье.

Если ни один из кандидатов не наберет 50%, то через две недели состоится второй тур выборов.

Пять лет назад Инче набрал 30% голосов, выдвигаясь от главной оппозиционной Республиканской народной партии, но в следующем году покинул ее.

Турецкая оппозиция

Турецкая оппозиция, известная как «Народная коалиция», состоит из шести партий: это кемалистская Республиканская народная партия, созданная еще Ататюрком, исламистская Партия счастья, правая националистическая «Хорошая партия», центристская Демократическая партия, Партия будущего и Партия демократии и прогресса. Готовность таких разных сил объединиться в политической борьбе — индикатор того, как сильно их избиратели ждут перемен в стране.

За объединение оппозиции отвечал Кемаль Кылычдароглу — лидер Республиканской народной партии. И именно его большинство коллег готовы видеть президентом Турции.

Кемалю Кылычдароглу 74 года. Последние 13 из них он возглавляет старейшую в стране Республиканскую народную партию.

На эти выборы кандидат идет с множеством обещаний.

Ключевые из них — это обещание бороться за права и свободы, избавиться от коррупции и кумовства, переориентировать внешнюю политику на Запад, чтобы разрешить текущие разногласия с союзниками по НАТО, отказаться от эрдогановской неортодоксальной экономической и финансовой политики, загнавшей страну в кризис, обеспечить свободу слова.

Но главное — изменить конституцию, чтобы Турция могла вернуться к парламентской системе и избавиться от поправок 2017 года, давших Эрдогану максимальные полномочия.