Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  2. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  3. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  4. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  5. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  6. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  7. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  8. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  9. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  10. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  11. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  12. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  13. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  14. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом


В пятницу 2 июня интенсивные обстрелы в районе Шебекино в Белгородской области продолжились. По данным властей, в результате обстрела одного из сел погибли две женщины. Шебекино, небольшой город, расположенный у границы с Украиной, регулярно попадает под обстрелы еще с прошлого года, но в последнюю неделю они стали продолжительнее, страшнее и ближе — это спровоцировало массовый отъезд из города местных жителей. Русская служба Би-би-си поговорила с некоторыми из них и рассказывает, что происходило в Шебекино в последние дни.

Город Шебекино в Белгородской области РФ 31 мая 2023 года. Фото: Reuters
Город Шебекино в Белгородской области РФ 31 мая 2023 года. Фото: Reuters

Имена всех героев этого текста изменены ради их безопасности.

У жительницы Белгорода Олеси в Шебекино живут родители мужа. Она говорит, что редкие обстрелы последних месяцев все же не создавали ощущения серьезной угрозы. Однако 31 мая, когда взрывы стали усиливаться, она убеждала свекровь и свекра уехать. Пенсионеры из Шебекино отказывались и не хотели уезжать еще утром 1 июня, когда стрельба была очень частой. Женщина настаивала и — признав, что на их улице жителей почти не осталось, — свекры Олеси стали собираться к отъезду.

Утром 1 июня белгородский губернатор Вячеслав Гладков сообщил, что Шебекино под массированным обстрелом, и признал, что жизнь жителей города под угрозой. Глава региона заверил шебекинцев, что администрация районов занимается вывозом людей, но пообещал, что при необходимости срочной эвакуации власти «подгонят защищенную технику» непосредственно к домам жителей.

Обещанный губернатором защищенный транспорт до родственников Олеси так и не доехал.

«Сказали, что вывезут на спецтехнике, но когда — неизвестно. Я звонила каждые свободные минуты, но около 15.00−15.30 связь полностью пропала, и до сих пор о них нам ничего не известно», — рассказывает Олеся. Ситуация осложнена тем, что в последние дни, как рассказывают местные жители, в городе часто пропадает электричество, и телефоны, по всей видимости, заряжать нечем.

В пятницу за родителями отправился младший сын пенсионеров, брат мужа Олеси. Но на полпути к Шебекино, у поселка Маслова Пристань, он попал под обстрел и получил ранение в спину, после чего его отправили в больницу, рассказала девушка.

Судя по всему, об инциденте, в котором пострадал брат ее мужа, утром 2 июня рассказал в своих социальных сетях губернатор Гладков. По его словам, под обстрел, в котором Гладков обвинил ВСУ, попал участок дороги в поселке Маслова Пристань, в результате чего осколки снарядов попали в проезжающие мимо автомобили. В одной из машин находились две женщины, которые погибли на месте. Еще два человека пострадали, рассказал глава региона.

По последним данным властей, 2 июня в Шебекино из-за попадания снарядов загорелись квартиры в двух многоквартирных домах. Всего за последние сутки по городу выпустили 850 различных боеприпасов, общее количество пострадавших составило 16 человек, сообщил Гладков.

На вопрос о том, стало ли у нее больше злости по отношению к Украине или же, наоборот, больше понимания того, в каких условиях живут уже 15 месяцев люди по ту сторону границы, Олеся отвечает обтекаемо: «Зачем злиться на народ или военных, они выполняют приказ, я могу злиться только на тех, кто отдает эти приказы».

Пункт временного размещения в "Белгород-арене". Скриншот видео
Пункт временного размещения в «Белгород-арене». Скриншот видео

«Обстрелы не доставляли сильного дискомфорта»

У Сергея в Шебекино живут мама, бабушка и дедушка. Сам он переехал в Москву прошлым летом, и с тех пор периодически приезжает навестить семью во время отпуска. В небольшой недельный отпуск в Шебекино он как раз приехал 23 мая, за несколько дней до того, как обстрелы города усилились, и теперь называет такое совпадение удачным: Сергей приехал на машине и благодаря этому смог оперативно вывезти из города в Москву свою семью.

Последний раз до этого Сергей приезжал в Шебекино в марте этого года. В последнюю неделю обстановка в городе изменилась радикально по сравнению с началом весны, рассказывает он. Тогда, в марте, и в целом на протяжении последних шести месяцев, по рассказам его мамы, в городе периодически слышались какие-то «хлопки, бахи и бухи», но они по большей части оказывались «вылетами», а не «прилетами», но происходили нечасто и были непродолжительными, говорит Сергей: «Например, в 12.00 начались, в 12.30 уже закончились».

«Помню, знакомые удивлялись, как можно к этому привыкнуть, но в какой-то момент ты действительно к этому привыкал, это не доставляло сильного дискомфорта», — добавляет он.

Случались и прилеты со стороны Украины, отмечает Сергей, но, по его словам, раньше они приходились «либо на какие-то поля, либо на окраины».

«До мая я не помню ударов по спальным районам с многоквартирными домами. Я даже думал, что вот, мол, украинцы молодцы, не опускаются до ударов по жилым домам», — говорит он.

Разрушенное в результате обстрела здание в Шебекино. Фото: телеграм-канал "Белплюс"
Разрушенное в результате обстрела здание в Шебекино. Фото: телеграм-канал «Белплюс»

«Последняя ночь все изменила»

Начиная с прошлого четверга все изменилось, рассказывает Сергей: обстрелы стали продолжительными, стало прилетать в жилые дома, а последние несколько ночей, по его словам, «были самыми жуткими, какие доводилось испытывать».

Утром в среду, 31 мая, губернатор Гладков сообщил, что ночью Шебекино попало под массированный удар, в том числе из реактивной системы залпового огня «Град». Никто не погиб, но пострадали четыре человека, рассказал губернатор. В результате попаданий «Града» в восьми многоквартирных домах, школе и других зданиях выбило стекла и повредило кровлю, добавил Гладков.

По данным губернатора, обстрел в ту ночь начался в 3.15 по местному времени. Сергей вспоминает, что примерно в это время проснулся от громких звуков, и только утром прочитал в телеграм-канале губернатора, что обстрел велся из «Градов».

«Судя по всему, мы их и слышали, — рассуждает он, — потому что артиллерия и миномет — это одиночные звуки, с паузами, а „Град“ выпускает несколько ракет сразу, и это дает очень громкий звук „бух-бух-бух“, как смертоносный фейерверк».

На следующий день после этого обстрела Сергей надеялся, что хуже, чем прошлой ночью, обстановка в Шебекино уже не станет. «Но оказалось, что я ошибался», — говорит он.

В ночь на четверг, 1 июня, Сергей снова проснулся от звуков ударов, но если накануне ночью удары закончились в течение часа, то в этот раз они не стихали до самого утра:

«В три часа ночи был звук этого снаряда — „бух-бух-бух“ (по данным Гладкова, в ночь на четверг Шебекино также обстреливали из „Града“. — Прим. ред.), а потом началась канонада — то ближе, то дальше».

«Угроза, что сейчас с тобой может случиться самое плохое, в эту ночь была очень явной. От этих „бахов“ наш дом тряхнуло, как при небольшом землетрясении», — говорит Сергей, добавляя, что их семья живет в многоквартирной пятиэтажке.

Изначально он планировал уезжать из Шебекино в Москву на машине вместе с мамой — у него заканчивался отпуск, а у нее были дела в столице. Но в ночь на четверг понял, что должен увезти и бабушку с дедушкой: «Я до последнего думал, что все обойдется, но последняя ночь все изменила. Я понял, что если сейчас уеду и оставлю тут бабушку с дедушкой, а с ними не дай бог что-то случится, то я просто места себе не найду».

В октябре прошлого года Сергей уже вывозил семью из Шебекино из-за участившихся обстрелов, но еще до Нового года они вернулись обратно. Бабушке с дедушкой переезд дался тяжело и физически, и эмоционально, вспоминает Сергей: «Бабушка говорила, что пусть лучше „бахает“, зато дома». Но в этот четверг, когда они проснулись, внук сказал им собрать необходимые вещи и поставил перед фактом, что они уедут из города хотя бы на пару недель. Они собрались, не задавая вопросов, и выехали из дома в 7.30 утра, когда звуки обстрелов еще не стихли.

В последние дни Шебекино заметно опустело, вспоминает Сергей: если еще неделю назад парковка перед их домом была полная, то с каждым днем на ней оставалось все меньше машин, а к моменту их отъезда она практически опустела. Сильных пробок на выезде из города, по его словам, не было, но на отдельных участках трассы из Шебекино в Белгород было скопление машин, на некоторых перекрестках стояли полицейские и солдаты с автоматами.

Изображение с беспилотника, опубликованное Легионом «Свобода России», показывает, как они утверждают, уничтожение российских военных объектов возле Шебекино Белгородской области в России 1 июня 2023 года. Фото: Reuters
Изображение с беспилотника, опубликованное легионом «Свобода России», показывает, как они утверждают, уничтожение российских военных объектов возле Шебекино Белгородской области в России 1 июня 2023 года. Фото: Reuters

«Жили с надеждой, что прилетит мимо»

Ирина с семьей живет в Вознесеновке, небольшом селе в Шебекинском районе. Они уже уезжали из дома ради безопасности, причем первый раз это произошло в день начала вторжения России в Украину 24 февраля прошлого года. Они услышали первые звуки военных действий и испугались. Но уже через пять дней вернулись обратно.

«Обстрелов в нашем направлении было не так много. Соответственно, и вероятность, что именно на тебя прилетит, небольшая. Вот и жили так, просто с надеждой, что пролетит мимо», — говорит Ирина. В ноябре прошлого года из Шебекино, не выдержав постоянных звуков обстрелов, уехала ее сестра — ее поселили в пункте временного размещения в Старом Осколе, и только этой весной переселили в гостиницу.

За последние три дня «город превратился в руины», описывает происходящее в Шебекино Ирина. Ее семья уехала из Вознесеновки 31 мая. Выезжать, по ее словам, было сложно: «Так как ехать через Шебекино — это смерти подобное занятие. В любой момент можно лишиться или жизни, или конечностей».

«Уже нет веры, что нас защищают, — объясняет Ирина решение уехать. — Не видим нашей [российской] техники на границах. Если раньше ее везли, ездили военные машины, больше военных было в округе, то сейчас их просто нет. И раз наше правительство не может или не хочет нас защитить, то нужно уезжать, к сожалению».

Больше всего она переживает за животных, которых пришлось оставить в Вознесеновке: собаку, пятерых кошек, корову и теленка.

«Пока еще соседи там остались, они присмотрят, но они тоже на чемоданах. А нам теперь не приехать, не покормить их даже. Они там, бедняги, голодной смертью умирать будут, а нам возвращаться пока нельзя — понимаешь, что если поедешь, то попадешь под обстрел». Корову и теленка они выставили на продажу, но «кошек и собак никто не заберет даже в дар», считает она.

По словам Ирины, у многих ее друзей из-за обстрелов повреждено жилье, выбиты окна, у кого-то сгорела комната в общежитии.

«Конечно, хочется верить в лучшее, но мы уезжали с чувством, что возвращаться нам будет некуда», — добавляет она.

«На работе спускались в подвал»

Собеседница Би-би-си Елена работает в Шебекино, а живет в селе недалеко от города. Она оказалась одной из немногих местных жителей, кто принял решение не уезжать из-за обстрелов.

Еще осенью девушка рассказывала, что обстановка там была напряженной — постоянно были слышны взрывы, а в двух шагах от места ее работы в центре города сгорел от обстрела торговый центр, от которого остались одни металлические конструкции, и пострадал другой.

«В эти магазины ходило большое количество людей каждый день, и мы в том числе, — говорит Елена. — В этом всем нужно продолжать жить, работать и решать множество других проблем, которые все прибывают и прибывают».

Несмотря на это, Елена никуда не уехала.

«В последнюю неделю очень неспокойно и громко. Вчера не было света почти весь день, дали только вечером, связи до сих пор нет. На работе спускались в подвал, потому что были сильные прилеты. Сегодня прилеты продолжаются», — рассказывает она, и добавляет: «Я сейчас гораздо спокойнее переношу все это, но очень голова болит эти дни и сплю мало».

В селе, где живет Елена и откуда она ездит на работу в Шебекино, обстрелы тоже слышны. На вопрос Би-би-си, не собираются ли девушка и ее родные уехать, она отвечает, что это сложно: «Обдумываем варианты, есть животные, три собаки и кошка, с ними тяжело перемещаться».

Елену и ее семью вместе с животными ждут родственники в одном из поселков Вологодской области, но проблемы именно с тем, как туда добраться.

«Животные не оформлены, на них нет документов, поэтому на поезде их не провезти сейчас, да и билеты даже на одного человека стоят, кажется, от шести тысяч рублей (около 218 белорусских рублей. — Прим. ред.)», — объясняет она.

Последние два дня Елена не может ездить на работу.

«Остаемся дома в селе. В городе сейчас почти никто не работает. Предприятия два дня закрыты», — говорит она. Ее коллега и знакомый были сегодня в Шебекино и застали прилеты — говорят, что возле офиса есть поврежденные помещения, все в осколках. На улице людей почти не видно, в основном машины, хотя есть и пешеходы. Кто-то даже на остановке сидел, возможно, ждал кого-то, часть транспорта в городе работает, говорит она.

Автобусы из соседних сел и других мест Белгородской области в Шебекино сейчас не ходят. «Пару дней туго с передвижением. И сложно именно в Шебекино попасть даже из Белгорода, например. Люди в объезд едут через дальние села, в которых спокойно. Есть связь с людьми в разных частях города и с разных сел, все сразу же передают информацию друг другу», — рассказывает Елена.

Сейчас из Шебекино выпускают людей, а внутрь попасть сложнее. «Перекрывают дороги, стоят военные», — описывает она.

В семье Елены есть школьник-подросток. Он, по словам Елены переносил ситуацию спокойнее, чем взрослые, раньше даже не хотел уезжать. «Но теперь согласен, только чтобы всей семьей, переживает, что можем разделиться», — рассказывает она.

Основная проблема в деньгах: работы в последние дни нет, с выплатами сложности из-за проблем со связью и при этом заканчиваются продукты. Возможность выехать, по словам Елены, в любом случае есть не у всех ее земляков — «у многих проблемы с финансами или другого характера», заключает она и добавляет:

«Очень все непонятно и сложно, я каждую минуту почти обо всем этом думаю, а прийти к конкретному решению сложно, потому что многие обстоятельства не зависят сейчас от меня, и все может поменяться в любую секунду».