Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Европарламент предложил распространить все санкции ЕС, введенные против России, и на Беларусь
  2. Своих не бросают? Россия скрывает информацию о судьбе моряков с крейсера «Москва». Кажется, это уже традиция — рассказываем
  3. «Она в отпуске, не знаю, в творческом или принудительном». Как живет исполнительница «Шчучыншчыны», которая верит: «все будет хорошо»
  4. Российские военные вывезли в Гомель раненого подростка из Украины. Белорусские врачи спасли ему жизнь и помогли вернуться домой
  5. С 30 мая «Синэво» и другие частные медлаборатории перестанут делать ПЦР-тесты
  6. Почти всех довоенных руководителей белорусского КГБ расстреляли. Объясняем, чем опасно драконовское законодательство
  7. «Мариуполь — олицетворение пирровых побед России в Украине». Главное из сводок штабов на 85-й день войны
  8. Устранение Лукашенко и сговор со спецслужбами Украины. Как прошел второй день суда над «группой Автуховича»
  9. «Законопослушному человеку нечего бояться». С 2023 года налоговики запустят «супербазу» доходов населения
  10. Госконтроль заявил, что в «Нордине» проводили ортопедические операции с нарушениями и уклонялись от уплаты налогов
  11. Новые видео происходившего в Буче, последние фото с «Азовстали», более 230 убитых детей. Восемьдесят шестой день войны в Украине
  12. В Бресте гимназист на перемене решил показать «солнышко» на турнике и получил сложный перелом позвоночника. Спасти его не удалось
  13. Защитники «Азовстали» сдаются. Вспоминаем хронологию 82 дней героической защиты Мариуполя
  14. Пойдет ли Беларусь войной на Украину, уволенные российские военачальники. Восемьдесят пятый день войны
  15. Казни, пытки током, 350 человек в тесном подвале. Что военные РФ делали с жителями севера Украины — отчет правозащитников


От последствий Сovid-19 в Пакистане умер ядерный физик Абдул Кадир Хан — человек, которого считали отцом пакистанской ядерной программы. Сотрудники западных спецслужб называли его одним из самых опасных людей в мире, поскольку он передавал технологии по созданию атомной бомбы Северной Корее, Ирану и Ливии.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Премьер-министр Пакистана Имран Хан заявил, что страна потеряла «национального героя». «Наш народ любил его, потому что во многом благодаря ему мы получили ядерное оружие», — написал глава пакистанского правительства в «Твиттере».

85-летний Абдул Кадир Хан ранее был госпитализирован в связи с коронавирусом.

Бывший директор ЦРУ Джордж Тенет называл Хана «по меньшей мере настолько же опасным», как Усама бин Ладен — организатор нападений на США 11 сентября 2001 года и лидер террористической организации «Аль-Каида», запрещенной в России и других странах мира.

В 2004 году он был арестован за нелегальное предоставление ядерных технологий Ирану, Ливии и Северной Корее. В телевизионном обращении Хан тогда заявил, что «глубоко раскаивается и приносит безусловные извинения». Тогдашний президент Пакистана Первез Мушарраф помиловал его, но до 2009 года физик находился под домашним арестом.

На Западе многие были недовольны чрезмерно мягким обращением с Ханом, а на родине он оставался символом национальной гордости. «Он помог нам получить ядерные средства сдерживания, которые спасли нашу страну. Благодарный народ никогда не забудет его заслуг», — заявил президент Пакистана Ариф Алви.

Как Пакистан получил ядерную бомбу

Как сообщает корреспондент Би-би-си по вопросам безопасности Гордон Корера, который написал о Хане книгу, в 1970-х годах физик работал в Нидерландах, в европейской компании, принимавшей участие в строительстве центрифуг для обогащения урана. Именно тогда Пакистан начал разработку ядерного оружия, поскольку в 1971 году потерпел военное поражение от Индии и опасался, что противник получит атомную бомбу первым.

По словам Кореры, Хан «сумел попросту скопировать самые современные чертежи устройства центрифуг и вернуться домой». После этого он создал тайную сеть в основном из европейских бизнесменов, которые предоставляли необходимые компоненты для создания центрифуг. Обогащенный уран можно использовать для работы атомных электростанций, либо для создания атомного оружия — в случае, если уровень обогащения будет достаточно высоким.

К 1998 году, вскоре после того, как это сделала Индия, Пакистан провел свои первые испытания ядерного оружия.

Хана описывали как «отца» пакистанской атомной бомбы, но в реальности он был только одной из ключевых фигур ядерной программы страны. Однако физик сумел создать публичное представление о себе как о ее ключевой фигуре, благодаря чему стал национальным героем. Именно его считали человеком, который помог Пакистану ответить на ядерную угрозу со стороны Индии.

Ядерные инструкции для стран-изгоев

По словам Гордона Кореры, еще более важной для мира фигурой Хана сделали его последующие действия. Он переориентировал свою тайную сеть с экспорта на импорт, начал активно путешествовать по всему миру и стал заключать сделки с государствами, которые на Западе считают изгоями.

Иранские урановые центрифуги на объекте в Натанзе во многом были построены именно благодаря чертежам и материалам, которые предоставил Абдул Кадир Хан. Во время одной из встреч представители пакистанского физика фактически показали иранцам прайс-лист с различными ядерными компонентами, которые мог заказать Тегеран.

Хан также несколько раз ездил в Северную Корею. Предполагается, что там он принимал участие в обмене ядерных технологий на рекомендации по созданию ракет.

Одна из самых больших загадок всех этих сделок — действовал ли Хан в одиночку, или же выполнял приказы своего правительства. Например, в случае переговоров с Северной Кореей есть все признаки того, что лидеры Пакистана не просто знали о происходящем, но принимали непосредственное участие.

Некоторые говорят, что Хана интересовали только деньги. Но на самом деле все не так просто. Он не только тесно сотрудничал с пакистанскими властями, но и выступал за разрушение монополии стран Запада на ядерное оружие. Он говорил о лицемерии Запада и задавался вопросом, почему некоторым странам дозволено иметь средства для обеспечения безопасности, а другие такого права не имеют. «Я не какой-то там сумасшедший, — сказал он однажды. — Они меня не любят и обвиняют меня во всех смертных грехах, занимаются безосновательными измышлениями на мой счет, потому что я помешал всем их стратегическим планам».

Впрочем, как пишет Гордон Корера, некоторые люди, с которыми наш корреспондент встречался во время написания книги, считали, что главным для Хана все же было материальное вознаграждение. Физик немало получил в результате сделки с Ливией, заключенной в 1990-е годы, но этот же контракт стал для него роковым.

За деятельностью Хана стали тщательно наблюдать сотрудники британской МИ-6 и американской ЦРУ. Западные спецслужбы отслеживали его поездки, подслушивали его телефонные переговоры и всячески пытались проникнуть в его ближний круг. Его сотрудникам предлагали огромные деньги за предоставление информации — в некоторых случаях около миллиона долларов.

«Наши люди были в его доме, на его объектах, в офисах, где он находился», — говорил один из чиновников ЦРУ.

Последний контракт

После нападений на США 11 сентября 2001 года западные страны стали еще сильнее опасаться, что террористы могут заполучить ядерное оружие. Поэтому они с новой силой стали убеждать Пакистан что-то предпринять против Хана.

В 2003 году США и Великобритания начали вторжение в Ирак под предлогом присутствия в этой стране оружия массового поражения, которого на самом деле там не было.

В этот момент тогдашний ливийский лидер Муаммар Каддафи решил отказаться от своей ядерной программы. В начале в Ливию тайно прибыли сотрудники МИ-6 и ЦРУ, затем о решении Триполи было объявлено официально. Именно это позволило Вашингтону оказать на Пакистан окончательное давление с целью решить проблему Хана.

Физика поместили под домашний арест и даже заставили принести публичные извинения по телевидению. Остаток своих дней он провел в некоем странном мире — не будучи по-настоящему свободным, но и не в заключении. Пакистанцы считали его национальным героем, поскольку он помог им получить атомную бомбу, но при этом ему было запрещено покидать территорию страны и как-либо контактировать с внешним миром.

Поэтому полная картина того, что именно он делал — и по каким причинам, — может так и остаться неизвестной.