Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. СМИ: Пограничникам в США приказали депортировать нелегалов из шести стран бывшего СССР
  2. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  3. Беларусам предрекают скачок цен и возможную девальвацию. Одно из «предсказаний», похоже, начинает сбываться — «проговорился» Нацбанк
  4. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  5. Пророссийские силы теперь помирят ЕС с Лукашенко и Путиным? Что итоги выборов в Европарламент означают для Беларуси
  6. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  7. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  8. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  9. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  10. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  11. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так


Европейские страны не могут обеспечить Украину достаточным количеством оружия — подрядчики требуют гарантий, что спрос на оборонную продукцию будет оставаться высоким и в будущем. О причинах того, почему промышленно развитая Европа никак не может дать Украине достаточно вооружений и боеприпасов, пишет Bloomberg — рассказываем основное из материала агентства.

Фото: Reuters
Украинские солдаты ведут огонь из 155-миллиметровой американской гаубицы M777. Однако вопрос своевременных обильных поставок боеприпасов этого калибра пока открыт. Фото: Reuters

Производители просят гарантий

Коротко о том, почему оборонная промышленность Европы не справляется, сказал Томми Густаффсон-Раск, глава BAE Systems Hägglunds AB, шведской «дочки» британского оружейного гиганта BAE Systems. «Раньше у нас было время [на производство вооружений], но не было денег. Сегодня у нас есть деньги, но нет времени», — объяснил он. Однако дело явно не только в этом.

Запасы снарядов в странах, поддерживающих Украину в войне, тают. Европа пытается «оживить свою сонную промышленность» (так пишет Bloomberg) и повысить общую боеготовность. Так, НАТО планирует увеличить численность подразделений быстрого реагирования, готовых к развертыванию менее чем за 30 дней — по новым планам их количество вырастет в семь раз, численность достигнет 300 тысяч человек. Всем им также потребуется современное оружие для эффективного ведения боевых действий.

Проблемы наблюдаются и у США, наиболее эффективной экономики Запада и «арсенала демократии» со времен Второй мировой. Запасы артиллерийских снарядов на исходе, из-за чего Вашингтон принял решение снабжать Киев кассетными боеприпасами, пока других нет. Вместе с тем крупные европейские государства (ФРГ, Италия, Франция) хотят уменьшить зависимость от военных поставок США и помочь собственным компаниям в оборонной сфере.

При этом напряженность между оборонными ведомствами стран Европы и их же оборонными компаниями лежит в сфере того, кто должен взять на себя инициативу. Дело в том, что ранее европейские правительства весьма вольно обходились с планами по поддержке военных расходов на нужном уровне (цель в рамках НАТО — тратить на оборону 2% ВВП каждого члена Альянса — выполнялась далеко не всеми).

Греческие военные в составе миротворческой миссии в Боснии и Герцеговине. Удивительно, но из всех стран НАТО маленькая Греция тратила на оборону больше всех - сказывались напряженные отношения с Турцией. Фото: SSGT ANDY DUNAWAY, commons.wikimedia.org/
Греческие военные в составе миротворческой миссии в Боснии и Герцеговине. Удивительно, но из всех стран НАТО маленькая Греция тратила на оборону больше всех — сказывались напряженные отношения с Турцией. Фото: SSGT ANDY DUNAWAY, commons.wikimedia.org

Соответственно, резкое расширение военного производства может столкнуться с тем, что через три-пять лет после запуска новых производственных линий или даже строительства новых заводов спрос на вооружения вновь окажется низким. Поэтому «национальные чемпионы» оборонной сферы выжидают. Правда, Bloomberg упоминает, что в минувшую пятницу союзники по Североатлантическому альянсу договорились более тщательно соблюдать «двухпроцентный порог» военных расходов — но пока это лишь декларация.

Но пока эта система работает плохо, что открыто признают на сайте Альянса. На сегодня, пишет Bloomberg, план по финансированию оборонной сферы на 2023 год не выполнен большинством стран Европы, включая «локомотивов» региона — Францию, Италию и ФРГ. Из экономик такого масштаба лишь Великобритания (одна из наиболее развитых стран Европы, но не член ЕС и традиционно связанная больше с США, чем с континентальными европейскими странами) превышает этот порог, вкладывая в вооружения 2,9 процента валового внутреннего продукта.

Все прочие «добросовестные» члены Альянса находятся в Восточной Европе, неподалеку от России (кроме Греции, которая тратит на оборону 3% ВВП в первую очередь по причине возможного противостояния с Турцией). Наиболее ответственно к укреплению обороноспособности относится Польша, тратящая на вооружения 3,9% ВВП.

Bloomberg добавляет, что за пределами Старого Света «натовский» уровень расходов на оборону также не везде соблюдается. Так, если США расходует на вооруженные силы 3,49 процента ВВП, то соседняя Канада — лишь 1,38%, что в полтора раза ниже нормы.

Андреа Нативи, председатель одного из подразделений европейской оборонной компании ASD Europe, рассказал, что сейчас ее предприятия, несмотря на нехватку квалифицированного персонала и некоторых ключевых компонентов, расширяют производство за собственный счет. И сейчас, по словам Нативи, оборонному сектору Европы нужна в первую очередь прозрачность в отношении того, как будет изменяться государственный спрос на вооружения в ближайшие годы. Помимо долгосрочных контактов, добавляет он, правительства Европы могли бы оказать оборонным производствам помощь в субсидировании или предоставления приоритетного доступа к электроэнергии.

С другой стороны, европейские официальные лица не готовы принимать на себя всю ответственность за недостаточные темпы роста выпуска оборонной продукции. Еврочиновники, пишет Bloomberg, полагают, что оружейные компании могли бы взять на себя большую часть бремени для ускорения сроков поставок. Так, отмечается, что уже упомянутая BAE Systems из-за нехватки полупроводников и других проблем в логистике увеличила срок производства некоторых боевых машин больше чем в три раза (!) — до семи лет. На практике это означает, что заказанная сегодня единица техники будет поставлена в 2030 году.

Вице-министр обороны Литвы Грета Моника Тучкуте, которую цитирует Bloomberg, сказала, что нежелание бизнеса идти на риски в условиях возможного будущего падения спроса понятно — однако бизнесменам все равно необходимо рисковать, тем более что это они получают большую прибыль.

Как работает оборонный бизнес в Европе

В 2011 году, когда Томми Густафссон-Раск возглавил BAE Systems Hägglunds AB, он был вынужден сократить четверть персонала. Сейчас предприятие ищет квалифицированных работников в Швеции, планируя удвоить численность персонала (доведя ее до 1700 человек) к концу года. Годовой доход компании за следующие пять лет, по прогнозам, возрастет в четыре раза и достигнет 1,2 миллиарда долларов. Немецкая Rheinmetall AG, производящая в том числе танки Leopard 2, прибавила в капитализации 130% за 2022 год, что сделало ее самой прибыльной в Европе. Другие оборонные гиганты Европы — французские Thales SA и Dassault Aviation SA, а также шведский Saab AB — росли на 60−80 процентов за год.

Bloomberg отмечает, что сейчас происходит важный поворот в европейском оборонном секторе, который погрузился в кризис после окончания холодной войны. Так, в 1988 году европейские страны потратили на свои вооруженные силы порядка 343 миллиарда долларов (по данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира; цены и обменные курсы пересчитаны по состоянию на 2021 год, добавляет Bloomberg). Уже к 2013 году эта цифра обвалилась на 20% и составила 275 миллиардов долларов. Аннексия Крыма Россией в 2014 году изменила эту тенденцию, и в 2022 году военные расходы Европы достигли 357 миллиардов долларов. Однако собственно европейской военной промышленности это зачастую никак не помогает — так, львиную долю расходов Старого Света составляют ассигнования на покупку истребителей пятого поколения F-35 и другого оружия из США.

Истребитель F-35 Королевских ВВС Норвегии. До начала войны в Украине Европа активно перевооружалась на американские самолеты - а в итоге оказалось, что не хватает обычных снарядов. Фото: U.S. Air Force, Tech. Sgt. Timothy Boyer, www.luke.af.mil, https://c
Истребитель F-35 Королевских ВВС Норвегии. До начала войны в Украине Европа активно перевооружалась на американские самолеты — а в итоге оказалось, что не хватает обычных снарядов. Фото: U.S. Air Force, Tech. Sgt. Timothy Boyer, luke.af.mil, commons.wikimedia.org

Яркий пример хронического недофинансирования обороны, пишет Bloomberg, — это ФРГ. В 2018 году нехватка различного оборудования, боевой техники и авиации в бундесвере была столь обычным явлением, что комиссар вооруженных сил в немецком парламенте объявил армию непригодной для защиты союзников по НАТО и даже самой Германии.

Другими препятствиями для развития оборонного сектора Европы, кроме отсутствия финансовых гарантий, нехватки персонала и комплектующих, называют также бюрократические препоны. Представители отрасли, инвесторы и официальные лица НАТО, некоторые банки отказываются кредитовать оборонную сферу, опасаясь за свою репутацию.

Кроме того, европейским бюрократическим аппаратам также не хватает штата для размещения и проверки военных заказов, в особенности когда дело касается сложных вооружений. Так, в Германии любой оборонный заказ на сумму свыше 25 миллионов евро требует одобрения парламента. Между тем 25 миллионов евро — ничтожная сумма по меркам полномасштабной войны, и на эти деньги будут закуплены лишь 7500 снарядов калибра 155 мм (которых артиллерии ВСУ хватит меньше чем на сутки).

На прошлой неделе ЕС согласился принять ряд мер, направленных на рост производства боеприпасов — включая выделение 500 миллионов евро компаниям, желающим нарастить производственные мощности.

БМП Marder A3. Фото: funky1opti, CC BY 2.0, commons.wikimedia.org
БМП Marder A3 производства компании Rheinmetall — такие уже поставлены в Украину. Однако сейчас немецкий оборонный концерн не может в короткие сроки выполнить заказы по боеприпасам. Фото: funky1opti, CC BY 2.0, commons.wikimedia.org

Однако реальность все равно остается печальной. Bloomberg, ссылаясь на представителей отрасли, отмечает, что даже при наличии большого количества заказов и расширения производства многими европейскими компаниями «догнать» спрос на военные материалы Европа сможет лишь через годы — слишком сильно «атрофировалось» производство и цепочки поставок за прошедшие после холодной войны годы.

Цитируя Гергена Йоханссона, представителя Saab Dynamics, издание пишет, что компания планирует удвоить производство за два-три года и лишь тогда сможет вернуться к довоенным срокам поставок вооружений. Для роста выпуска придется строить новые заводы, заказывать оборудования и закрывать узкие места в цепочках поставок.

Задержки, связанные с неспособностью Европы быстро нарастить производственные мощности, могут побудить правительства европейских стран искать оружие в других местах: США, Израиле или Южной Корее. Как пример Bloomberg приводит Польшу, тратящую до 15 миллиардов долларов на закупки американских систем ПВО Patriot, израильских Arrow 3 и активно закупающую вооружения у южнокорейцев. Люси Беро-Судро из Стокгольмского института проблем мира полагает, что это может скорее усугубить, чем решить проблему производства оружия в Европе — ведь мотивации развивать собственное производство будет еще меньше.

K2 Black Panther на выставке ADEX-2013. Фото: Simta, CC BY-SA 3.0, commons.wikimedia.org
Южнокорейский танк K2 Black Panther на выставке ADEX-2013. Такими машинами в том числе вооружается Польша. Фото: Simta, CC BY-SA 3.0, commons.wikimedia.org

В среднем в день, пишет Bloomberg, Россия и Украина выпускают друг в друга десятки тысяч снарядов. Бывало, что российские войска за сутки выстреливали количество боеприпасов, равное месячному производству всех европейских оборонных предприятий. Война в Украине показала: страны Запада сильно просчитались в масштабах запасов снарядов, которые нужны для надлежащей готовности к конфликту. Сейчас Европа спешно увеличивает резервы: так, Германия нарастит запасы с 20 тысяч до 230 тысяч штук.

Однако произойдет это лишь в 2031 году, о чем свидетельствуют документы Минобороны ФРГ, которые цитирует Bloomberg. Общую сумму, нужную для пополнения всех категорий боеприпасов в европейских арсеналах, премьер-министр Эстонии Кая Каллас оценила в несколько триллионов евро. По ее словам, это необходимо как для достаточной поддержки Украины, так и для поддержания собственной обороны в новых реалиях.

Война оказалась не такой, какой ожидалось

Также Bloomberg отмечает, что российское вторжение радикально изменило представления о том, как может выглядеть будущая война. Помимо насыщенности истребителями и дронами, страны, заботящиеся о своей обороне, должны иметь в достатке системы ПВО, артиллерию и огромные запасы снарядов — то есть во многом как во Вторую мировую войну.

Фото: facebook/GeneralStaff.ua
Военнослужащий ВСУ передает другому солдату снаряд на фронте. Фото: facebook/GeneralStaff.ua

Евросоюз пытается сосредоточить усилия на самой необходимой для Украины составляющей — артиллерийских боеприпасах. Цель состоит в том, чтобы отправить до февраля 2024 года Киеву не менее 1 000 000 снарядов — и это не считая тех, которые будут закуплены для собственных армий. Сейчас оборонная промышленность Европы, по данным Bloomberg, выпускает порядка 300 000 боеприпасов калибра 155 мм в год.

Последней проблемой, с которой сталкиваются оружейные производства Европы, Bloomberg называет ограниченные возможности по производству пороха и взрывчатых веществ. Пока дефицита нет, но при росте выпуска снарядов ситуация может измениться, что, в свою очередь, может затруднить способность компаний (к примеру, Rheinmetall) выпускать достаточное число снарядов.

В настоящее время эта компания расширяет собственные мощности по выпуску взрывчатки на заводе в Венгрии и собирается строить пороховой завод в Саксонии (для чего ведет переговоры с местным правительством этой земли). Пока не решен вопрос с государственным субсидированием строительства, и даже если все пройдет гладко, предприятие заработает лишь через 18 месяцев.

«Если в ближайшее время не будут расширены мощности по производству взрывчатых веществ и пороха в Европе, будет очень сложно удовлетворить быстро растущий спрос на артиллерийские боеприпасы в Европе и Украине», — цитирует Bloomberg Оливера Хоффманна, представителя Rheinmetall. Несколько больший срок — до двух дет — потребуется Saab для расширения производства противотанковых систем NLAW, Carl Gustaf и AT-4 (все три отлично показали себя в уничтожении российских танков в Украине). Однако сейчас склады шведской компании пустеют.

Словом, пока Европа не выглядит способной в короткие сроки удовлетворить потребности Киева и собственных вооруженных сил в получении достаточного количества современных боеприпасов. Когда проблема будет полностью решена, неизвестно.