Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Полоцке прошла волна задержаний из-за подрыва поездов в тоннеле БАМ в России — правозащитники
  2. Стали известны подробности смерти тренера белорусской сборной по фристайлу
  3. ЧП в Минске: в центре города загорелся известный ресторан (видео)
  4. «Квартира опечатана». В Беларуси массовый арест имущества уехавших
  5. «Оборзели совсем». Путин нашел еще одно оправдание нападению России на Украину
  6. Позвонили на прямую линию Карпенкову с вопросом о Бабарико и Колесниковой. Вот что из этого вышло
  7. Армия РФ торопится к выборам перехватить инициативу и начала наступление на отдельных участках, несмотря на погоду. Главное из сводок
  8. Помните белоруса, которого обвиняют в подрыве двух поездов в России? Вот что о нем известно


Холод,

Оккупационные власти украинских территорий всеми силами стараются демонстрировать ажиотаж среди украинцев, которые «стоят в очередях за российским паспортом». По их словам, за полтора года оккупации Херсонщины российские паспорта получили 120 тысяч украинцев. Но местные жители вовсе не рады приходу российских военных, а слова оккупационных властей называют преувеличением. Большинство же «новых россиян» получили паспорт в результате угроз или острой необходимости: без паспорта РФ на оккупированных территориях невозможно отправить ребенка в школу, получить пенсии и даже инсулин. Российское издание «Холод» рассказывает, как в Херсонской области проходит принудительная паспортизация.

Женщина позирует со старым украинским и новым российским паспортами. 7 апреля 2014 года, Симферополь. Фото: Reuters
Женщина позирует со старым украинским и новым российским паспортами. 7 апреля 2014 года, Симферополь. Фото: Reuters

До полномасштабного вторжения в Украину в Херсонской области проживало чуть больше миллиона человек: около 300 тысяч в самом Херсоне, остальные 700 — в области. Сколько людей там остается сейчас — сказать сложно, ведь за последние полтора года регион пережил три волны эвакуации: после нападения России в конце февраля — марте прошлого года, перед деоккупацией Херсона в октябре — ноябре и после наводнения в результате прорыва Каховской ГЭС в июне.

Оккупационные власти все полтора года отчаянно стараются демонстрировать ажиотаж среди местных жителей, якобы желающих получить российское гражданство. Например, в июле 2022 года назначенный Кремлем глава оккупационной администрации Херсонской области Владимир Сальдо утверждал: «Очередь на получение российского гражданства уже составляет десятки тысяч человек, мы чувствуем вину перед людьми за то, что дело идет недостаточно быстро».

Первые российские паспорта в Херсонской области были выданы 11 июня 2022 года — тогда их получили 23 человека. Вероятно, те первопроходцы действительно лояльно относились к российскому вторжению и заявку на смену гражданства подали добровольно. Первые 10 тысяч паспортов выдали за месяц — к середине июля, а затем темп паспортизации резко снизился. За три следующих месяца новое гражданство получили всего три тысячи жителей Херсонской области. В ноябре украинская армия освободила Херсон и населенные пункты на правом берегу Днепра. Накануне пророссийское правительство организовало эвакуацию жителей на левый берег (тот, что ближе к Крыму). Скольких херсонцев тогда перевезли пророссийские коллаборанты, неизвестно. Примерную оценку однажды высказал Владимир Сальдо: в середине июня 2023 года он заявил, что на левом берегу проживает около 200 тысяч человек.

Принудительная паспортизация

После нескольких сотен человек, которые искренне хотели стать гражданами России, люди стали приходить за российскими паспортами только в тех случаях, когда не могли обойтись без этого.

«Конечно, были те, кто вперед всех бежал за российским паспортом, но таких людей было немного. И сейчас [после деоккупации Херсона] их уже нет в Украине, они выехали в Россию, потому что понимают, что здесь их может ждать обвинение в коллаборационизме, — рассказывает „Холоду“ Мария Голубева, которая провела в Херсоне все девять месяцев российской оккупации. — Херсонцы, которым не нужна была медицинская помощь, пенсии и социальные выплаты, могли довольно спокойно жить без паспорта РФ».

То же самое рассказывает жительница Херсона Тамара Куценко: «Те, кому надо было официально работать или получать выплаты, реально вынуждены получать [российское гражданство], чтобы выжить». Сама Тамара российский паспорт, будучи в оккупации, получать не стала.

«Паспорт я не получала и никогда бы его не взяла. Работала тяжело, одна на всю семью, но российскую гуманитарку не брала принципиально, — рассказывает херсонка, сумевшая выехать из города после его деоккупации, Анастасия Перова. — К счастью, у меня адекватный руководитель, он не принуждал меня получать российский паспорт для работы».

Баннер "В будущее - вместе с Россией" снимают в Херсоне после деоккупации города. Фото: Reuters
Баннер «В будущее — вместе с Россией» снимают в Херсоне после деоккупации города. Фото: Reuters

По рассказу Марии Голубевой, к концу лета 2022 года оккупационные власти начали вынуждать предпринимателей перерегистрировать фирмы в российской налоговой системе. Информация о таком требовании была и в украинской Херсонской областной администрации. Зарегистрироваться в налоговой можно было только при наличии российского гражданства — так в Херсонской области началась принудительная паспортизация. «Если ты хотел продолжать работать и зарабатывать деньги, ты вынужден был получить паспорт РФ», — говорит Голубева.

Жившая на левом берегу Днепра Ульяна Сергеева рассказала, что ее семья, которая до сих пор живет там, не планирует получать российское гражданство: они не приняли идею «русского мира» и ждут деоккупации региона. Однако в июле — августе прошлого года ее бабушке, которой нужно регулярно получать инсулин, отказались выдавать лекарства, если та не получит российский паспорт. «Сначала говорили, что не будут платить пенсию, но у бабушки есть дети, внуки, мы бы ей помогли, — говорит Сергеева. — Но когда она не получила инсулин, ей пришлось идти за этим документом, это уже стало жизненно необходимым».

Неполный список ограничений, которые внедрили российские власти в Херсонской области, чтобы заставить людей обращаться за российским паспортом (данные Генштаба ВСУ и украинского Центра национального сопротивления):

  • получать российскую пенсию возможно только после получения паспорта РФ. При этом многие люди на оккупированных территориях утратили возможность получать украинскую пенсию из-за блокировок интернета в регионе, неработающей телефонной связи и, как следствие, невозможности войти в личные кабинеты украинских банков;
  • бесплатную медицинскую помощь можно получить только по полису обязательного медицинского страхования — который, в свою очередь, может быть оформлен только на паспорт РФ;
  • выдача жизненно важных лекарств, например инсулина, также стала возможна только по российскому паспорту;
  • передвижение между регионами и выезд в Россию зачастую запрещаются на российских блокпостах людям, не получившим российский паспорт. По данным Генштаба ВСУ, после наводнения из-за подрыва Каховской ГЭС из затопленных территорий позволяли выезжать в Россию только тем херсонцам, кто успел получить паспорт РФ;
  • зарегистрировать автотранспорт можно только при наличии паспорта РФ;
  • родителям школьников приходится получать российский паспорт: без него детей не принимают в школу. При этом оккупационные власти выискивают семьи, в которых родители не отпускают детей на учебу в российские школы, в таких домах проводят обыски и заставляют получить российское гражданство;
  • российские военные проводят рейды по населенным пунктам: заходят в дома, заставляют людей сдавать отпечатки пальцев и писать заявление на российский паспорт. А тех, кто отказывается, угрожают депортировать в «депрессивные регионы РФ» с последующим лишением прав на имущество;
  • на блокпостах намеренно портят украинские паспорта и другие украинские документы;
  • женщинам с маленькими детьми отказывают в выплатах на детей без российского паспорта;
  • оккупационные власти угрожают отъемом имущества;
  • подросткам, достигшим 14-летнего возраста, угрожают не выдавать аттестаты без наличия паспорта РФ.

Спешка перед выборами

К середине октября 2022 года в Херсонской области было выдано 13 тысяч российских паспортов, а через пять месяцев, к 1 марта 2023 года, их стало уже больше 70 тысяч. Темп не снизился и дальше: 31 марта Владимир Сальдо заявил о 90 тысячах херсонцев, которые получили российские паспорта, а 31 мая речь шла уже о 150 тысячах.

Правда, через две недели Сальдо дал заднюю и сообщил, что российские паспорта получили 120 тысяч — на 30 тысяч меньше, чем в прошлом заявлении. «Процесс продолжается, у людей ускоренная возможность получения паспорта. Президент распорядился, чтобы это занимало не более 10 дней… Мы рассчитываем, что до конца лета все жители Херсонской области смогут получить российский паспорт» — такое громкое заявление сделал Владимир Сальдо на Петербургском международном экономическом форуме в середине июня.

Родственники Марии Голубевой прожили на левом берегу Днепра под российской оккупацией семь месяцев: с ноября по май. Они успели выбраться на территорию, подконтрольную Украине, накануне подрыва Каховской ГЭС. Другая часть родственников Голубевой остается на оккупированной части Херсонщины до сих пор. Она рассказывает, что украинцы, живущие на левом берегу, очень запуганы из-за репрессий со стороны российских военных. «Даже если их сейчас заставляют взять паспорта, никто вам об этом не скажет, потому что все телефоны прослушиваются. А любого человека, который сказал „что-то не то“, сразу же забирают на подвал, откуда он может не вернуться», — говорит Голубева.

Глава оккупационных властей Херсонской области Владимир Сальдо на встрече с Путиным 24 августа: «Подготовка к выборам идет полным ходом. Уровень доверия высок, очень высок — и у „Единой России“. Здесь отдельная благодарность самой большой политической силе, которая ни одного дня, подчеркиваю, ни одного дня после освобождения Херсонской области не пропустила на территории: и воду возят, и помогают просто людям, населению, гуманитарные центры созданы».

Многие украинцы, которые смогли перебраться в Европу после российской оккупации, в разговоре с «Холодом» отказываются говорить о жизни в оккупации.

«Простите, я не хочу снова переживать в рассказах то, что пережила в реальности. Пусть все остается как есть, в моих воспоминаниях», — написала одна из жительниц Херсонской области. «Я выехала, но мой отец все еще остается на левом берегу. В целях безопасности я не буду вам ничего рассказывать», — написала другая собеседница «Холода». Еще одна жительница Херсонской области написала: «Пока мои близкие в оккупации, я не буду ничего говорить, чтобы им не навредить. Русские не заставляют насильно брать паспорта, но создают условия жизни такие, что людям приходится самим идти и брать гражданство, чтобы выжить».

Ульяна Сергеева, которая смогла выехать с левого берега в Европу после почти полутора лет оккупации, рассказала, что, несмотря на большое давление на нее и родителей по поводу получения российского гражданства, они его так и не получили.

Фото: Елена Бондарь, "Новая газета. Европа"
Херсон во время оккупации. Фото: Елена Бондарь, «Новая газета. Европа»

«Я жила с родителями, русские военные к нам домой приходили не менее 10 раз: обыскивали дом. Один раз избили отца, нашли у меня книгу по истории Украины, кричали на меня, угрожали, что отца заберут на подвал. Сказали, что у нас есть 10 дней на получение паспорта, но, чтобы в это время мы жили спокойно, нам нужно было заплатить три тысячи долларов. У нас таких денег не было. Они сказали, что приедут на следующий день к 12 часам дня и чтобы мы все подготовили. Мы очень боялись. Но потом начались прилеты, и военные, видимо, были заняты чем-то другим, — рассказывает Сергеева. — Я смогла выехать этим летом, родители все еще остаются там. Они не хотят покидать свой дом, но и получать российское гражданство не намерены. Говорят, что для них это очень сложно морально: помимо самого получения паспорта, херсонцев заставляют петь гимн и давать какие-то клятвы, и все это записывают на камеру. Мои родители к такому не готовы».

Ульяна рассказала «Холоду», что даже сама уговаривала родителей получить паспорт ради их безопасности: «Если они получат его сейчас, все будут понимать, что они никакие не предатели, они уже столько продержались. Но родители пока не хотят».

Выдачу российских паспортов в оккупированных Россией частях Донецкой, Луганской, Херсонской и Запорожской областей планировали завершить к 1 сентября 2023 года. Вероятно, такие сроки были установлены из-за предстоящих выборов, которые должны состояться с 8 по 10 сентября. Но даже принудительная паспортизация не помогла, и в конце июля стало известно, что оккупационные власти разрешили местным жителям принимать участие в выборах в том числе и по украинскому паспорту.