Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне


Европейский союз первым в мире вводит в действие масштабный свод правил интернет-эпохи, которым отныне должна будет соответствовать вся цифровая европейская действительность — от онлайн-торговли до постов в соцсетях. Цель — ограничить свободу американских и китайских хайтек-гигантов работать в интернете по правилам Дикого Запада, а европейцам дать демократические рычаги ограничения власти титанов вроде Google, Meta, Apple и Amazon, пишет Русская служба Би-би-си.

Фото: Reuters
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

За европейской попыткой написать конституцию интернета следит весь мир. Развитые демократии готовы перенять европейский опыт, если он окажется удачным и выстоит в борьбе с интернет-компаниями, готовыми судиться за право продолжать играть по собственным правилам.

А диктаторам всех мастей тоже польза — теперь они могут списывать собственную цензуру и запреты на «европейский опыт».

Два закона из нового свода правил — о цифровых услугах и о цифровых рынках — уже вышли на финишную прямую. На прошлой неделе Еврокомиссия назвала поименно компании, которым придется подчиниться новым требованиям под угрозой гигантского штрафа или запрета предоставлять услуги пользователям в ЕС. Остальным дали еще примерно полгода подготовиться.

Идею регулирования интернета описала глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен:

«Все, что является нарушением закона в офлайне, должно быть вне закона и онлайн, — сказала она. — Мы сделаем так, чтобы интернет был безопасным пространством, в котором гарантированы свобода слова для граждан и справедливая конкуренция для бизнеса».

Кто устанавливает правила

До сих пор интернет-платформы сами определяли правила игры для своих сервисов вроде Instagram, Google Play или Amazon Marketplace. Они сами следили за их соблюдением, сами решали, кто нарушил, а кто нет, и сами выступали арбитрами собственных решений, если с ними не соглашались заблокированные пользователи.

Новые законы дадут демократически избранным властям стран ЕС право участвовать в этих процессах, определять, что делать можно, а чего нельзя. Более того, они определят механизмы наказания и разрешения споров с участием третьих сторон.

Маргрет Вестагер. Фото: Reuters
Маргрет Вестагер: «Мы регулируем не контент, а то, как с ним обращаются интернет-компании». Фото: Reuters

Теперь платформы заставят оценивать риски и принимать меры — не по собственному желанию, а по закону.

«Компании, которых 20 лет назад вообще не существовало, выросли в гигантов. У них миллиарды пользователей во всем мире. Они стали привратниками интернета и получили гигантскую власть над нашими судьбами», — описала главную цель новых законов вице-президент Еврокомиссии Маргрет Вестагер. Она уже много лет возглавляет антимонопольную вендетту ЕС против титанов американской Силиконовой долины.

«В их власти наша безопасность — они решают, появится ли на интернет-платформах опасный продукт или вредоносный контент, они решают, как быстро убрать его, — сказала она. — В их власти даже задавать направление политической дискуссии и защищать — или подрывать — демократию в наших странах».

С принятием законов почти полмиллиарда граждан 27 стран ЕС получат больше контроля и возможностей влиять на свои отношения с интернет-компаниями.

Например, им гарантируют право без труда удалять предустановленные программы и получать доступ к приложениям и аппсторам других операционных систем и платформ, отписываться от сервисов с той же легкостью, с какой их завлекают подписаться на них.

Они получат право узнать, почему им показывают ту или иную рекламу, и право отказаться от персонализации на основе анализа их поведения в сети.

А новым мессенджерам дадут право требовать минимальной совместимости у существующих, чтобы пользователи могли обмениваться сообщениями напрямую (в первые полгода) и в группах (в течение двух лет). Через 4 года по закону должна быть гарантирована полная совместимость, включая аудио- и видеозвонки.

За свободу и демократию (и против Китая)

Вестагер напоминала, что все те американские гиганты, которых ЕС сейчас принялся регулировать, появились на свет только благодаря свободному рынку и конкуренции в западной экономике.

Теперь они стали большими и превратились в угрозу этой самой демократии, поэтому ЕС взялся восстанавливать питательную среду для будущих прорывов.

«В этом сила открытых рыночных экономик. И залог успеха в состязании с автократиями», — сказала Вестагер.

«Чтобы выиграть конкуренцию с Китаем, демократиям нужно не защищать существующий бизнес, а создавать конкурентные условия, в которых будут рождаться новые идеи и будет развиваться новый бизнес. Именно для этого мы приняли Digital Markets Act (закон о цифровых рынках)».

Как и закон о цифровых услугах (Digital Services Act), он вступил в силу еще в ноябре прошлого года, а окончательно заработает к весне 2024 года.

Цель DMA — обеспечить свободную и честную конкуренцию на цифровых рынках, где доминируют так называемые привратники, или посредники (gatekeepers). В эту категорию ЕС на прошлой неделе включил американские Google, Microsoft, Apple, Amazon и Meta, а также китайскую ByteDance, владельца TikTok.

«Все это давно проходили такие сектора, как банковское дело, телекоммуникации, энергетика, транспорт. В них регулирование и защита конкуренции работают рука об руку. Наконец-то та же реальность пришла в цифровой мир», — сказала Вестагер.

Цель DSA — «перераспределить баланс ответственности юзеров, платформ и властей в соответствии с европейскими ценностями», объяснила Еврокомиссия.

Сейчас под действие DSA попадают два десятка крупнейших платформ, включая Х (бывший Twitter) Илона Маска, чье заявленное представление о свободе выражения сильно расходится с записанным в европейских законах.

С весны требованиям DSA должны будут соответствовать все остальные: интернет-магазины, аппсторы, соцсети, сервисы обмена контентом, онлайн-посредники бронирования билетов и гостиниц и им подобные.

Фото: Reuters
ЕС определил первые 19 онлайн-платформ для DSA в апреле 2023 года. В список попали все, у кого больше 45 млн пользователей (10% населения ЕС). Фото: Reuters

«Мы регулируем не контент, а то, как с ним обращаются интернет-компании, — сказала Вестагер. — Мы защищаем потребителей от всего незаконного и вредоносного. И в равной степени защищаем права и свободы, в том числе свободу слова».

«Мы хотим большей прозрачности и мы хотим, чтобы у пользователей было больше возможностей оспорить удаление их контента».

Появление стороннего арбитра в споре с соцсетями — главная гарантия того, что новые законы ограничат только одну свободу в интернете — абсолютную свободу платформ делать, что заблагорассудится.

«Существует серая зона между нарушением закона и реализацией законного права на свободу выражения. Мы просто обязаны найти тут правильный баланс, — сказала Вестагер. — Иначе есть риск, что авторитарные режимы по всему миру скажут: „Ага! Вот и европейцы тоже ввели цензуру, так что теперь какие к нам претензии?“»