Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Верните хотя бы мои деньги». Беларуска рассказала в TikTok, как пострадала из-за супердоступа силовиков к счетам населения
  2. Путин перед самой войной сказал, что «Украина и Беларусь являются частями России». О чем свидетельствует это заявление — мнение экспертов
  3. В Беларуси опять дорожает автомобильное топливо
  4. «Сказать, что в шоке, — не сказать ничего». Дочь беларуски не пустили в самолет с паспортом иностранца — ситуацию комментирует юристка
  5. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  6. Работнице выдали премию — более чем 12 тысяч долларов, а потом решили забрать. Она не вернула и ушла — суд подтвердил: правильно сделала
  7. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  8. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  9. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  10. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  11. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  12. Армия РФ концентрирует дополнительные силы у украинской границы. В ISW рассказали, с какой целью и где может начаться наступление
  13. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  14. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  15. Прогноз по валютам: еще увидим дешевый доллар — каких курсов ждать в последнюю неделю мая
  16. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  17. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем


Ольга Ившина, Магеррам Зейналов,

Предыдущая волна боевых действий на территории Нагорного Карабаха закончилась менее трех лет назад. Би-би-си спросила экспертов о том, почему началось новое обострение и чем оно может закончиться.

Протесты в Ереване из-за "антитеррористической операции" Азербайджана в Нагорном Карабахе. 19 сентября 2023 года. Фото: Reuters
Протесты в Ереване из-за «антитеррористической операции» Азербайджана в Нагорном Карабахе. 19 сентября 2023 года. Фото: Reuters

— Я надеялся, что постепенно это все перейдет в другое измерение, но то, что произошло — это для меня неожиданно. Честно говоря, это шок. Надеюсь, что это продлится недолго и российские миротворцы вмешаются. И Путин с Эрдоганом как-то смогут остановить эскалацию — сказал Би-би-си азербайджанский конфликтолог Шахин Рзаев.

По итогам войны войны 2020 года Азербайджан вернул себе часть территории Карабаха и прилегающие к нему регионы. В Нагорный Карабах, по договоренности глав Азербайджана, Армении и России, вошли российские миротворцы. Они контролируют территорию, где живут армяне, и обеспечивают их безопасность.

Армения согласилась почти на все требования Баку, но взамен требовала гарантий безопасности для армян Карабаха и полноценных переговоров со Степанакертом. При этом в Карабахе уже несколько месяцев продолжается гуманитарный кризис — с декабря 2022 года была азербайджанскими военными заблокирована дорога через Лачинский коридор.

Что происходит?

Удар по объекту в Нагорном Карабахе. 19 сентября 2023 года. Фото: Минобороны Азербайджана
Удар по объекту в Нагорном Карабахе. 19 сентября 2023 года. Фото: Минобороны Азербайджана

— Непосредственной причиной (начала боевых действий. — Прим. ред.) является гибель шести азербайджанцев, о которой сообщалось прошлой ночью, в результате взрывов мин. Но благоприятный фон для этого нападения создавался в течение нескольких недель противоречивыми сообщениями Азербайджана о нарушениях режима прекращения огня и окапывании новых позиций армянскими силами, — пишет исследователь конфликтов на Южном Кавказе Лоренс Броерс.

— Риторика Азербайджана, все чаще называющего Карабах «серой зоной», подчеркивающего нетерпимое присутствие там вооруженных формирований и призывающего к роспуску всех структур этого де-факто образования, также ясно сигнализирует о мотивах Азербайджана, — написал Броерс в соцсети Х, где он опубликовал серию постов о начавшихся во вторник боевых действиях в регионе.

Он также отмечает, что в последние несколько недель широко распространялись сообщения о скоплении азербайджанских войск вблизи Карабаха. Также были и сообщения о новых поставках из Израиля в Азербайджан, которые свидетельствуют о подготовке к военным действиям.

Азербайджан, судя по всему, хотел провести эту операцию до прихода зимы, сильно осложняющей боевые действия в горах. К тому же ситуация вокруг Карабаха во многом опиралась на присутствие миротворцев, но с началом российской агрессии в Украине их роль в усилиях по установлению диалога сошла на нет.

Арман Татоян, бывший омбудсмен Армении, сейчас возглавляющий собственный «Центр права и справедливости Татоян», рассказал, что на данный момент в Карабахе известно о 25 погибших (речь идет и о гражданских, и о военных). Среди них двое детей. Ранены десятки человек, точная цифра уточняется, но уже приближается к ста.

— Я следил за всем в режиме реального времени. Это не обособленный инцидент. Это часть целой политики Азербайджана, которая направлена на по сути уничтожение Арцаха (так армяне называют Карабах. — Прим. ред.). Они реально бьют по жилым объектам. Бьют по больницам, по жилым домам. Сейчас бомбят уже не только беспилотники, но также авиация и артиллерия. Бомбить начали в час, когда дети были в школах и детских садах, а родители — на работе или дома. И люди спрятались, где смогли. И некоторые родители даже не знают, где их дети, потому что связи нет, — говорит Татоян.

— Фактически сегодня армяне и азербайджанцы живут в двух параллельных реальностях, которые создал для себя каждый из двух народов, — отмечает редактор Би-би-си Фамиль Исмаилов. — В одной реальности: Азербайджан и Турция пытаются организовать новый геноцид, и надо «дать достойный ответ». В другой: после 30 лет унижения настал момент «справедливого возмездия». В обеих реальностях нет места для боли и мечты другой стороны. Так рождаются этнические чистки.

Может ли это быть «финальным рывком» Азербайджана?

Директор Института Кавказа в Ереване Александр Искандарян в разговоре с Би-би-си сказал, что пока не готов делать выводы о том, чем может закончиться эта эскалация.

— Судя по тому, что пытаются задавить и заглушить именно противовоздушные возможности Нагорно-Карабахской Республики (так в Ереване называют это непризнанное образование. — Прим. ред.), — это очень сильная эскалация. Так что, возможно, будут затем открывать коридор, чтобы люди выходили оттуда, покинули Карабах. Трудно сказать, насколько это возможно и реально, но это очень сильное повышение планки эскалации, — утверждает Искандарян.

Судя по видеокадрам и сообщениям с мест, на начальном этапе военных действий армия Азербайджана действительно нацелена не столько на наземную операцию, сколько на подавление систем противовоздушной обороны противника, отмечает военный обозреватель Би-би-си Илья Абишев.

Удары в первую очередь наносятся по зенитно-ракетным комплексам — радиолокаторам и пусковым установкам, а также системам радиоэлектронной борьбы. Арсенал средств для выполнения этой задачи у Баку огромен.

Вывод из строя системы ПВО армянских сил, состоящей из устаревшей техники советского производства, будет означать завоевание Азербайджаном полного превосходства в воздухе. В этом случае на следующем этапе его авиация может без проблем уничтожить всю военную инфраструктуру противника и поставить его в безвыходное положение. На заключительной стадии может быть проведена наземная операция с предсказуемым результатом.

Учитывая изолированность армянских сил в Нагорном Карабахе и значительное военное преимущество Азербайджана, все эти этапы могут быть скоротечными. Вопрос лишь в том, какие планы выстраивает азербайджанское руководство на нынешнюю военную операцию.

— Если будет проведена сухопутная операция, зачистка всего массива, а там леса и горы, то это может затянуться надолго. Но если удастся добиться соглашения, что находящиеся на территории Карабаха незаконные вооруженные формирования (так в Баку называют вооруженных сторонников непризнанного Нагорного Карабаха. — Прим. ред.) сложат оружие и начнут покидать территорию Азербайджана, как в случае когда [армянские силы] выходили из Кельбаджара и Агдама без боев, тогда далее будут налажены переговоры с лидерами армянской общины Карабаха об их интеграции, признании гражданства и так далее, — считает военный эксперт Азад Исазаде.

Что с российскими миротворцами?

Российские миротворцы находятся в Нагорном Карабахе с ноября 2020 года, когда президенты Алиев, Путин и премьер Пашинян подписали заявление, положившее конец Второй Карабахской войне.

Именно в этом заявлении говорится, что в регионе будет развернут миротворческий контингент России «по контролю за прекращением огня» — все стороны согласились на это условие.

И вот — огонь. Почему не действуют миротворцы?

Из Кремля мы слышали, что военные «находятся в контакте с армянской и азербайджанской стороной». А глава комитета Госдумы по обороне Андрей Картаполов заявил, что пока миротворцам самим ничего не угрожает, они не имеют права применять оружие.

Так ли это?

В феврале этого года «Радио Азатутюн» получило в ответ на официальный запрос документ «о мандате на осуществление миротворческой операции в зоне нагорно-карабахского конфликта», подписанный министрами обороны Армении и России. В нем говорится, что миротворцы имеют право применять оружие «в случае возникновения угрозы жизни и здоровью гражданского населения».

Проблема в том, что Азербайджан свою подпись под документом не поставил. Но Пашинян уверял, что документ является продолжением трехстороннего заявления, поэтому действует и без подписи Баку, но юридически это вряд ли так.

У российских миротворцев нет и мандата ООН, который бы дал им полномочия «принуждать к миру», то есть применять силу. Правда, в российском МИДе говорили, что этот мандат и не требуется, потому что и Баку, и Ереван «согласны с модальностями работы» миротворцев.

Ближе к вечеру российское Минобороны, наконец, выступило с заявлением. По версии Минобороны, российские миротворцы «фиксируют многочисленные факты нарушения режима прекращения огня» и «круглосуточно мониторят обстановку».

Еще миротворцы проводят эвакуацию мирного населения. Экс-омбудсмен Армении Арман Татоян подтвердил эту информацию и добавил:

— Гражданские лица, в том числе дети, эвакуируются российскими миротворческими силами вглубь территории Карабаха из приграничных сел.

О раненых или погибших среди миротворцев не сообщается. Исследователь Лоренс Броерс считает, что потерь среди россиян удалось избежать, потому что их «проинформировали».

— Сообщается, что российский миротворческий контингент и турецкие наблюдатели были проинформированы. Вопрос, который зададут многие, — это цена молчаливого согласия России. Раздражение России жалобами Армении на Кремль также создает идеальный фон для такой операции, — пишет Броерс.

Россия отрицает, что была проинформирована о начале операции заранее.

Что происходит с мирными переговорами?

Президент Азербайджана Ильхам Алиев и турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган. Июнь 2023 года. Фото: Пресс-служба президента Азербайджана
Президент Азербайджана Ильхам Алиев и турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган. Июнь 2023 года. Фото: пресс-служба президента Азербайджана

К вечеру вторника Азербайджан заявил о готовности встретиться с представителями армянского населения Карабаха в Евлахе при выполнении ими «ряда условий».

— Для прекращения антитеррористических мероприятий незаконные армянские вооруженные формирования должны поднять белый флаг, сдать все оружие, а незаконный режим [Карабаха] должен самораспуститься, — заявили в администрации Алиева.

В противном случае «антитеррористические меры» будут продолжены «до конца», говорится в заявлении.

Экс-омбудсмен Татоян называет выдвинутые Баку условия «потерей всего».

— Если расформировать все органы, которые имеют какую-то институциональную основу, то не останется никаких даже частиц, которые могли бы нести организационные функции. И это значит, что эти функции будут возложены на Азербайджан. И Азербайджан начнет управлять всем, что там есть. И это катастрофа сама по себе. Я опасаюсь огромных репрессий. Это по сути будет означать открытый вход для Азербайджана на территорию Карабаха, а там же столько людей… Азербайджан бесконечно требует уступок от Арцаха. А Арцах говорит: давайте сначала прекратим боевые действия, сядем за стол переговоров, где и обсудим ваши условия.

После карабахской войны 2020 года Ереван и Баку говорили о подписании мирного договора. Премьер Армении Никол Пашинян и президент Азербайджана Ильхам Алиев и их дипломаты встречались в Москве, Брюсселе, Вашингтоне. Азербайджан ранее предложил Армении пять пунктов в качестве условий для мирного соглашения: это взаимное признание границ, отсутствие территориальных претензий, отказ от применения военной силы и силовых угроз, демаркация границ и открытие транспортных коммуникаций.

Армянская сторона на все согласилась. Пашинян признал Карабах частью Азербайджана. Но армянская сторона выдвигает свое условие — гарантии безопасности карабахским армянам и создание международных механизмов обеспечения этих гарантий.

— Азербайджан не вел нормальных переговоров со Степанакертом, — отмечает социолог Бахруз Самедов. — Предлагались варианты диалога, но все они были в русле того, что называется авторитарным решением конфликта, то есть объективность Степанакерта вообще не учитывалась, не учитывались их уже существующие традиции государственности, то, что у них есть своя властная структура.

По словам эксперта, от непризнанной республики Баку теперь требует фактического уничтожения своих органов самоуправления. Но при этом, как замечает Самедов, Азербайджан не предлагает четкой политики интеграции.

— У них интеграция на словах, нет никакой политики интеграции или нарратива об интеграции армян. Армянин остается «другим» в доминантном коллективном воображении, и не было принято никаких мер, чтобы изменить это, — говорит социолог.

До войны 2020 года в Карабахе проживало 120 тысяч армян, сколько живет сейчас — неизвестно.

Между армянами (особенно живущими в Карабахе) и азербайджанцами на протяжении многих десятилетий существует взаимное недоверие, обусловленное как политикой, так и травмирующим опытом. Армяне предъявляют азербайджанцам за Сумгаит, азербайджанцы армянам за Ходжалы — в этих местах на заре конфликта погибли мирные люди — армяне и азербайджанцы соответственно.

Если сравнивать с другими конфликтами, разразившимися после развала СССР, то тут национальный фактор куда сильнее. В Тбилиси живут общины абхазов, а в Абхазии — грузины, в Приднестровье есть молдаване, а в Молдове — русские. Однако азербайджанцы фактически не живут больше в Армении, а армяне — в Азербайджане. В непризнанной НКР также нет этнических азербайджанцев.

Как считают эксперты, этот и другие факторы приводят к низкому уровню доверия между сторонами, что делает затруднительными переговоры между Баку, Ереваном и представителями непризнанной НКР.